16 жовтня 2015

Гаспар Ноэ: «Голые люди были в искусстве всегда, а теперь это вдруг кому-то не нравится»

На этой неделе в украинский прокат вышел новый фильм скандального режиссера Гаспара Ноэ «Любовь». В Киеве автор «Необратимости» дал всего несколько интервью, и одно из них – Platfor.ma. За 10 минут беседы Гаспар успел рассказать о том, почему секс шокирует людей даже спустя полвека после сексуальной революции, как глупа цензура и объяснил, зачем украинцам смотреть его «Любовь».

 

 

– Что самое важное в создании фильма: сценарий, работа режиссера или актерская игра?

 

– О, да все вместе. Это все часть единого большого целого. Фильмы получаются из людей, картинок, музыки, истории. Если вам не нравится песня, вы можете ее выключить и почитать книгу. Не нравится книга – можно сходить в театр, не устроила игра актеров на сцене – еще что-то. А прелесть фильма в том, что это сплав из всего на свете, абсолютно мультиформатное искусство.

 

– Есть мнение, что в мире и так слишком много зла и насилия, чтобы тащить его еще и в искусство. Очевидно, вы с этим не согласны.

 

– Мне кажется, что делать фильмы о важных аспектах нашей жизни – это правильно. Все из нас бывают в депрессии, все проходят через переломные жизненные моменты. И если снимать фильмы именно о таких переломных ситуациях, то это будет вызывать у зрителя чувство сопереживания. Именно такие моменты приводят человека в глубочайшее горе или в наивысший экстаз. А мне нравится делать кино о людях в аду и в раю.

 

 

– Ваш метод – это скандал. Может ли быть высказывание в искусстве сильным без провокации?

 

– Действительно, некоторые люди бывают шокированы тем, что происходит на экране в моих фильмах. Но это их проблема, не моя. Я вовсе не пытаюсь сделать свое кино шокирующими или скандальным, я просто снимаю любовь, страсть и страдание. Для меня удивительно, что сейчас, спустя 50 лет после сексуальной революции, считается странным снять фильм об отношениях между молодыми мужчиной и женщиной – и показать на экране всю их страсть. Рассказывать в кино о любви и обойтись без одного из главных ее аспектов – вот что по-настоящему странно (кстати, у нас есть специальный тест о том, можно ли отличить кино от порно. – Platfor.ma).

 

– Есть ли для вас граница, перед которой вы бы остановились и сказали – ну, нет, это уже слишком?

 

– Даже не знаю. Ты ведь начинаешь снимать кино с людьми, которые все понимают и знают, на что они пойдут. И иногда вас могут увлечь даже моменты с болью и кровью. Например, когда мы снимали сцену изнасилования в «Необратимости», то перед камерой не было никакого секса и тем более никто не пострадал. И когда мы с той же Моникой Белуччи смотрели эти кадры, то перешучивались, что все будут просто в шоке от увиденного. И действительно многие потом негодовали. По сути, на экране мы наврали про изнасилование – и все равно все были в ярости.

 

Я смотрю довольно много кино – и все оно страшно скучное. Во время перелетов я пытаюсь включать большие блокбастеры или дорогостоящие комедии – и не могу, переключаюсь на документальные ленты. Сейчас очень сложно увлечь человека, не придумывая нового языка, не заходя за грань человеческого опыта.

 

– Ваши фильмы не раз сталкивались с цензурой. «Любовь», к примеру, запретили прокатывать в России. А как вы сами относитесь к запретам?

 

– Думаю, что цензура – это их беда, не моя. Вообще, в России все крайне глупо: «Необратимость» там не запрещали, а вот «Любовь» цензура не пропустила. В «Необратимости» действительно есть сцены, которые могут неприятно впечатлить детей или тинейджеров. Но в «Любви» запрещать-то особенно нечего. Если вы в нынешних условиях попытаетесь оградить детей от откровенных изображений и видео, то вам придется просто к чертям запретить в стране весь интернет. Некоторым людям кажется, что если они повесят на фильм ярлык «старше 21 года» или вообще запретят прокат, то таким образом они контролируют ситуацию и секс в стране. Но это, конечно, не так. Это очень глупо.

 

Ребята, напоминаю, сексуальная революция была еще полвека назад. Ни один мой фильм вы не запрещали, несмотря ни на какие откровенные сцены, а теперь вот включили цензуру. Наверное, это многое говорит о ситуации в России. Да и в мире тоже – он зачастую становится все более консервативным. Голые люди были в искусстве во все времена, а теперь вдруг это кому-то не нравится. Весь интернет забит видео с грязным и непривлекательным сексом, а вы запрещаете фильм с красивыми сценами любви.

 

 

– А вы бы сами запрещали что-либо? Возьмем, скажем, «Mein Kampf» Адольфа Гитлера.

 

– Я считаю, что даже эта книга – часть истории человечества. Наверное, кто-то думает, что если напечатать ее снова, то вокруг тут же появятся нацисты. Я так не считаю. Тем более, что в некоторых странах «Mein Kampf» и так издавали. Например, в Аргентине найти ее очень легко – и никто особо по этому поводу не переживает.

 

– То есть вы бы не запрещали вообще ничего?

 

– Правда в том, что действительно бывают образы, которые могут травмировать младшее поколение. Если ребенок посмотрит Пазолини или ту же «Необратимость», то это и правда может быть для него травматическим опытом. Но уже в той же «Любви» единственные травматические сцены – это когда пара просто ссорится и обзывает друг друга. В сценах любви ничего оскорбительного нет.

 

По-моему, неправильно пугать детей их будущим. На нашей планете и во времена войны, и во времена мира существует человеческая жестокость. Мне кажется правильным защищать детей от образов, связанных с ней, но при этом важно рассказывать, что у жизни существуют и негативные стороны. Сцена изнасилования в «Необратимости» шокирует ребенка. Но он должен знать, что изнасилования существуют – и что это плохо. А тотальная цензура – это совершеннейший архаизм.

 

– Может ли режиссер Гаспар Ноэ снять романтическую комедию? Что-то в духе Хью Гранта и Мэг Райан.

 

– О, нет, я совсем не вдохновлен Голливудом, деньгами и всеми подобными вещами. Мне хочется создавать настоящую новую драму, я мечтаю снимать истории любви, которая превращается в боль.

 

– А почему украинцам стоит посмотреть «Любовь»?

 

– Да потому что «Любовь» лучше, чем другие фильмы!


comments powered by Disqus