6 квітня 2016

Не твое музейное дело: как исландцы превращают выставки в приключения

Во многих странах выставки и музейные экспозиции давно стали завораживающими интерактивными приключениями. Исландская дизайнерская группа «Гагарин» назвалась так в честь того, что воображение всегда пренебрегало гравитацией. Благодаря мультимедийным инсталляциям и креативным придумкам Лемке Мейер и Нильс Виберг превращают тривиальный поход в музей в по-настоящему увлекательный опыт. Platfor.ma поговорила с «Гагариным» о том, как сделать любую выставку интересной, почему все национальности тратят разное время на осмотр экспозиций и каким образом технологии меняют музейное дело.

 

 

 

«Когда мы пытаемся объяснить людям, чем мы тут занимаемся, у них просто отвисают челюсти, — смеётся Лемке. — Продукт, который мы производим, — это концепция выставки». Улыбчивая и живая, она описывает себя очень лаконично: та, что воздерживается от написания длинных текстов во избежание ненужных усложнений. Ей, говорит, больше по душе визуализация. «Пока мы говорим, я рисую. Это такой поток», — рассказывает она, и действительно рисует.

 

Работа дизайнерской группы «Гагарин» заключается в том, чтобы придумывать для самых разных экспозиций такие воплощения, которые бы и развлекали публику, и доносили главную идею наилучшим образом. Их инсталляции возвращают в прошлое и предоставляют возможность самостоятельно выбрать вариант дальнейшего развития событий. Или наоборот – отправляют в будущее, чтобы увидеть, какие сценарии нашей жизни прогнозируют ученые. И все это воплощается в формах, пробуждающих даже самое дремлющее любопытство

 

Текстовая часть проектов «Гагарина» — на совести Нильса. Рыжебородый и спокойный. О себе: «Я — ницшеанец». У него по поводу всего свое мнение. Убежден, что философия помогает дизайнерам понять, как убеждать других честным путём: «Мы интерпретируем что-то для кого-то, кому нужен свежий взгляд, интеллектуальный резонанс, эстетическая поэзия и тому подобное».

 

Лемке из Голландии. Нильс — швед. У обоих есть опыт, позволяющий сделать карьеру в маркетинге. Работая в Исландии над инсталляциями преимущественно образовательного характера, они всё ещё с энтузиазмом обсуждают схемы, применяемые в коммерческом дизайне. Сегодня утром, делится со мной Лемке, они ходили в Ikea, чтобы купить папок для конспектов. И – почти с триумфом заключает она – только с папками и вернулись. Мол, знают всю подноготную этой сети магазинов, куда заходишь за скрепкой, а выходишь с кухонным гарнитуром.

 

– Университетский колледж Лондона сделал потрясающее открытие, следуя за посетителями Ikea и пытаясь распознать траекторию их движения. Люди стараются убежать, но в процессе побега покупают ещё больше, – рассказывает Нильс. – Когда ты дезориентирован, твоя сила сопротивления покупке ниже. Ты ищешь глазами окна и знаки, указывающие на выход. Но в Ikea их нет. Вместо знака «Выход» у них красивенький такой цветочек, спонтанная фитюлька. Это как подушка, на которую может прилечь твоя бдительность. Продолжительность концентрации внимания человеческой психики — девять секунд. И если занять внимание на протяжении этих девяти секунд, можно пробить барьер, созданный силой сопротивления покупке. Короче, зная эти особенности работы нашего мозга, можно сделать много вредного людям. Но и хорошего тоже.   

 

– И что вы делаете с этим пониманием, что все мы склонны поступать одинаково?

 

– Мы пытаемся создать историю, интересную для всех, — как для ребенка, так и для его бабушки. Конечно, есть наука, помогающая понять, как заставить людей вести себя определенным образом. Но мы опираемся на то, что существует также какой-то всеобщий здравый смысл, – пожимает плечами Лемке.

  • На выставке Эльдхеймар, Вестманнаэйяр, посетителям предлагают взяться за лопаты и порыться в песочных насыпях, чтобы найти изображения зданий...
    На выставке Эльдхеймар, Вестманнаэйяр, посетителям предлагают взяться за лопаты и порыться в песочных насыпях, чтобы найти изображения зданий...
  • ... которые после взрыва вулкана поблизости островного городка Хеймаэй в 1973 году оказались погребенными под потоками лавы и грудой пепла
    ... которые после взрыва вулкана поблизости островного городка Хеймаэй в 1973 году оказались погребенными под потоками лавы и грудой пепла
  • Коллективное действие (часть экспозиции в Музее прав человека, Канада) — серия из восьми тем, посвященных защите прав человека, каждая из которых изображена на мониторе-диптихе.
    Коллективное действие (часть экспозиции в Музее прав человека, Канада) — серия из восьми тем, посвященных защите прав человека, каждая из которых изображена на мониторе-диптихе.
  • Изображение на экране размывается, когда инсталляция свободна от посещения, но стоит кому-то приблизиться, и предметы снова оказываются в фокусе, контент активизируется и посетитель встречается лицом к лицу с рассказчиком.
    Изображение на экране размывается, когда инсталляция свободна от посещения, но стоит кому-то приблизиться, и предметы снова оказываются в фокусе, контент активизируется и посетитель встречается лицом к лицу с рассказчиком.

– Какова роль манипуляций в историях, которые вы создаете?

 

– Принудить людей делать что-то — это не то, над чем мы работаем. Создавая нарратив, мы представляем себя в шкуре нашего посетителя. Тебе нужно задаваться вопросом, каким будет видение школьника-грамотея, если ты в курсе, что он будет среди посетителей, – рассуждает Нильс. – Почему людям легко понять интерактивные инсталляции, которые мы создаем? Да потому что мы делаем ставку на понятное взаимодействие с предметами. На какие-то базовые вещи, как, ну, например, листать страницы. Это то, что каждый знает и умеет.

 

— Сколько в среднем времени нужно потратить посетителю на вашу выставку? 

 

– По информации наших клиентов, у среднестатистического европейца уходит 40 минут, у немца – два часа, у японца — 10 минут. Немцы, как правило, читают все. Японцы все фотографируют, а потом читают дома, так как у них обычно отпуск 10 дней в год, поэтому если они едут, к примеру, в Исландию, то спешат посетить также другие скандинавские страны.

 

Многие выставки сейчас создаются именно по принципу ориентировки на три группы людей: беглый посетитель, бродящий и студент. Группа А хочет получить лишь общее представление о том, о чем вообще выставка; представителям группы B не очень-то и заинтересованы, но готовы пожертвовать около часа, чтобы все рассмотреть как следует; и потом С — очень заинтересованные, желающие разобраться. Получается, что для каждой из этих целевых аудиторий нам нужно создать что-то, что «зацепит».

 

— Вы отдаёте предпочтение физическому взаимодействию с посетителем, но вас также хорошо знают благодаря экспериментам с технологией Kinect – системой, которая опознаёт человека и его параметры, конструирует аватар и синхронизирует его с вашими движениями. Как аудитория воспринимает это новшество?

 

– Мы не злоупотребляем. Здесь слишком много метафорических наслоений. Ты видишь свое изображение и можешь попытаться схватить вещь, а потом следишь за своим изображением, которое пытается схватить воздушный шарик. Это не вызывает смущения разве что у натренированного танцора, который умеет работать в виртуальной среде, но это сложно осуществить в условиях выставки, где посетитель — обычный человек, – говорит Нильс. – У тебя есть всего десять секунд, чтобы убедить его, что это увлекательная вещь. И это, в принципе, то, что нужно в интерактивном дизайне вообще. Это тебе не смартфон, который ты покупаешь и разбираешься потом, как работают все эти умные кнопки. Здесь все должно быть очевидно и понятно сразу, иначе посетитель просто уйдёт. 

  • Гагарин создал инсталляцию об анатомии малого полосатика для выставки “Киты Исландии”
    Гагарин создал инсталляцию об анатомии малого полосатика для выставки “Киты Исландии”
  • Охота на это млекопитающее, которую исландцы продолжают практиковать, сама по себе является предметом острых споров между исландскими китобоями и защитниками природы как в самой стране, так и за ее пределами.
    Охота на это млекопитающее, которую исландцы продолжают практиковать, сама по себе является предметом острых споров между исландскими китобоями и защитниками природы как в самой стране, так и за ее пределами.
  • Экспозиция о влиянии глобального потепления на популяции морских птиц в Норвегии сопровождается слоганом  “Природе всё равно. А тебе?”...
    Экспозиция о влиянии глобального потепления на популяции морских птиц в Норвегии сопровождается слоганом “Природе всё равно. А тебе?”...
  • ... это философское исследование того, что такое климатология и какова связь человека с природой.
    ... это философское исследование того, что такое климатология и какова связь человека с природой.
 

– Люди нетерпеливы…

 

– Ага, и смартфоны делают их ещё более нетерпеливыми. Так что люди просто приходят, видят маленькую иконку кого-то указывающего — сами начинают указывать. Так это работает. Так что мы пытаемся использовать очень простые метафоры или вообще их избегать.

 

— С какими другими чувствами вы экспериментируете, кроме зрения, слуха и прикосновения? 

 

– Мы немного работали с запахами на выставке 871+-2 (год заселения Исландии. – Platfor.ma) с норвежской художницей по имени Сиссэл Толаас, у которой есть своего рода архив ароматов. Она предоставила средневековый запах океана. Вообще-то чувств намного больше, чем эти пять, к которым мы привыкли. И у запаха, раз мы уже о нем, есть этот двойной компонент: что-то на запах, как на вкус. Также есть телесные ощущения, отвечающие за чувство равновесия, чувство боли, чувство движения тела. Это все из сферы когнитивных наук. Вряд ли сгодится для широкой аудитории.

 

— Как часто вы сталкиваетесь с проблемой, что ваши идеи сложно воплотить просто из-за того, что на ваши вопросы наукой ещё не найдены ответы?

 

– Не могу ни в чем обвинить ученых. Разве что пожаловаться на то, что им очень тяжело даются компромиссы, и это усложняет нам задачу. Нам нужно работать с большим количеством научных сотрудников, чтобы самостоятельно прийти к какому-то общему знаменателю. Попробуй заставь климатологов сойтись во мнениях по поводу того, насколько поднимется уровень океана из-за глобального потепления. Нереально! Но ты готовишь инсталляцию об этом и тебе нужен определенный уровень: вода должна подниматься от чего-то к чему-то. Ты не можешь просто сказать человеку: «Уровень поднимется». Мы же должны сделать это видимым. Нам приходится выдавливать из ученых ответы на наши вопросы. Хотя в этом и не заключается их работа. Так что нужно просто быть откровенным со своей аудиторией и показывать, что существует несколько взглядов в отношении той или иной проблемы. Есть вполне измеримые показатели. Это факты. Вот об этом нам нужно рассказать. Но ученые, думаю, все равно будут недовольны.

 

Когда ты говоришь об окружающей среде, например, одно дело сказать: «Да, уничтожать природу — это плохо, плохо, плохо». Но если вместо этого ты даешь возможность людям совершить что-то такое невинное, вовлекаешь их в игру и делаешь что-то, что уничтожает эту окружающую среду — понятное дело, понарошку, — до них доходит: да это не просто плохо, плохо, плохо, это вот так вот делается. И тогда наступает что-то типа катарсиса, где ты вдруг такой: «Ах да, вот он, этот негодяй! И этот негодяй – я». Это ведь одна из основных проблем в обществе: «Я эти дамбы не строю, я природу не порчу, хоть и пользуюсь ее услугами, конечно». Так что это очень полезно дать возможность обычному потребителю побывать в кресле того, кто причастен к индустрии, понять, в чем, собственно, полномочия этого должностного лица. Мы создаем для людей путешествие в мир, где последствия человеческого измерения становятся очевидными.

 

– Когда люди испытывают эти эмоции, они понимают, что это что-то, что касается их непосредственно, – с уверенностью говорит Лемке.

  • ScreamOmeter предоставляет возможность разбить бокал с помощью голоса. Слоган проекта взывает: “В тебе живёт энергия!”
    ScreamOmeter предоставляет возможность разбить бокал с помощью голоса. Слоган проекта взывает: “В тебе живёт энергия!”
  • ScreamOmeter предоставляет возможность разбить бокал с помощью голоса. Слоган проекта взывает: “В тебе живёт энергия!”
    ScreamOmeter предоставляет возможность разбить бокал с помощью голоса. Слоган проекта взывает: “В тебе живёт энергия!”
  • ScreamOmeter предоставляет возможность разбить бокал с помощью голоса. Слоган проекта взывает: “В тебе живёт энергия!”
    ScreamOmeter предоставляет возможность разбить бокал с помощью голоса. Слоган проекта взывает: “В тебе живёт энергия!”
 

— Какая идея была самой безумной?

 

– Нельзя идти на компромисс, когда у тебя зреет идея, – размышляет Нильс. – У нас есть имплементационная матрица — мы смотрим, насколько безумной является наша идея (это ось X) и насколько она новая (это Y). Если она не безумная и старая — к чертям её. Безумная и новая — да, будем пробовать. Потом во время мозгового штурма мы эти идеи фиксируем на этой матрице, потом выбираем.

 

– Самой безумной была флейта из шоколадного масла. Да, это была вещь! Но она так и не попала в каталог. Потому что тает, когда на ней играешь, – смеется Лемке.

 

– Это мы делали проект для музыкального музея в Швеции. Мы хотели, чтобы люди испытали это ощущение мимолетности, играя на инструменте, который будет исчезать на их глазах, чтобы они поняли, насколько он чувствительный, – объясняет Нильс. – Зачем нам делать эту флейту из масла? Да просто это умора! А юмор — это то, что толкает тебя к пониманию.  

 

— Почему же вы тогда не воплотили идею?

 

– Ну, музей не очень обрадовался бы новости, что им предстоит постоянно отмывать масло. И потом, зачем им посетители с маслом на пальцах, оставляющие отпечатки на сенсорных панелях. Флейта из шоколадного масла была на нашей оси координат слишком новой и слишком безумной. Хотя… Посмотрим.

 

Фотографии: Gagarin


comments powered by Disqus