Вчора, 6 липня 2016

До мозга гостей: как Марк Твен, Бальзак и Моцарт проводили время в Украине

Украина – страна гостеприимная. Поэтому Platfor.ma просто собрала три истории о великих фамилиях и том, как они побывали в наших краях.

 

 

Оноре де Бальзак

Один из величайших французских писателей всех времен прославился серией романов и повестей «Человеческая комедия», которую изучают в том числе в Украине. При этом в одном из наших учебных заведений учатся прямо там, где Бальзак жил.

 

К началу 1830-х Оноре де Бальзак был уже достаточно видным литератором: во Франции вышли, к примеру, его «Шуаны», «Гобсек» и «Шагреневая кожа». Правда, особым благосостоянием он похвастаться при этом не мог, потому что заодно довольно неуклюже пытался стать олигархом: основывал неудачные печатные издания, пробовал скупать серебряные рудники на Сардинии, приобретал слишком дорогостоящие для себя дома. Но зато стал видным писателем, слава которого докатилась и за границу.

 

Например, в Российскую империю, откуда как-то раз в 1832 году он получил письмо. Не то чтобы анонимку, но подписанное некой «Чужестранкой». Авторша письма так восхищалась его творчеством, что писатель не преминул ответить, затем она ответила на ответ – и переписка стала регулярной.

 

Как-то по ходу выяснилось, что пишет Бальзаку не просто «чужестранка», но аж целая графиня Эвелина Ганская, владелица обширного имения около Бердичева. Первая встреча 33-летнего писателя и 31-летней дворянки случилась через год в Швейцарии. Правда, пылкое свидание несколько омрачило присутствие супруга Эвелины – 50-летнего графа Венцеслава Ганского. Даже если он и догадывался, почему жена притащила его в Невшатель, то внимание модного писателя слишком льстило ему, чтобы это показывать.

 

Переписка между влюбленными продолжалась, а в 1842 году Венцеслав Ганский умер. Тут уж они решили перепиской не ограничиваться, и стали активно общаться лично. Свидания в Женеве, Вене и Дрездене чередовались с приездами именитого француза в Украину. В сумме в нашей стране Оноре де Бальзак прожил почти год, и немало о ней писал. «Молодые дамы бывают на балах в платьях королевской роскоши, намного превосходящей все то, что можно увидеть в Париже… Они буквально сокрушают мужчин своим нарядами!» – это про Киев. «Царство хлебов, молчаливые прерии Фенимора Купера. Тут начинается украинский чернозем, слой черного и тучного грунта толщиной с пятьдесят футов, а то и больше!» – а это уже про всю страну. За два приезда в Украину писатель посетил Киев, Броды, Радзивилов, Дубно, Вишневец и немало прожил в особняке Гаевской в поселке Верховня.

 

«Это удивительная страна, – заключал Бальзак в одном из своих писем. – Поскольку рядом с присущим ей небывалым блеском не хватает в ней самого необходимого комфорта».

 

В итоге все эти маршруты привели пару в Бердичев, где они обвенчались на десятый год вдовства Эвелины Ганской. Такой долгий срок объясняется сразу несколькими причинами: на брак с иностранцем нужно было позволение императора, а Николай I жадничал с этим три года. Плюс родня покойного мужа не очень восторженно приняла известие о том, что все богатое наследство достанется какому-то заезжему французскому бумагомарателю. Как бы там ни было, в 1850 Оноре де Бальзак и Эвелина Ганская поженились в костеле св. Варвары.

 

Впрочем, к тому моменту Бальзак уже тяжело болел, и всего спустя полгода умер в Париже. При этом серьезно подпортил его здоровье в том числе Киев. В украинской столице он был трижды, после чего прочно стал ассоциировать город с широким ассортиментом болезней. Холодной осенью 1847 он простудился в Киеве в первый раз. И это еще хорошо отделался, потому что тогда в городе как раз бушевала холера. Сам Бальзак по этому поводу, правда, сильно не переживал: «Холера убивает только богатых дядюшек, а мое состояние не столь значительно, чтобы холера удостоила меня своим вниманием». Второй визит – зимой 1848 – тоже не порадовал писателя приятной погодой. А третья поездка и вовсе основательно его подкосила. «Увы! Путешествие в Киев было пагубным для моего здоровья. Со второго же дня пребывания я получил самую ужасную простуду, какую когда-либо испытывал в жизни. Я лихорадил четыре дня и 20 дней не выходил из комнаты. Бронхи, легкие — все было поражено… Нет, решительно мой организм отказывается акклиматизироваться здесь», – покашливая, писал он своей сестре.

 

Эвелина Ганская пережила мужа почти на 30 лет и была похоронена рядом с ним на парижском кладбище Пер-Лашез. А в их Верховинском имении теперь памятник архитектуры и заодно сельскохозяйственный техникум.

 

 

 

Марк Твен

Когда-то великий писатель Марк Твен был не великим писателем Марком Твеном, а молодым публицистом Сэмюэлом Клеменсом. И заодно пассажиром парохода «Квакер-Сити», который в 1867 году пристал к причалу Одесского морского порта с первой в истории туристической группой из США.

 

В этом круизе Сэмюэл Клеменс числился корреспондентом газет «Альта Калифорния» и «Нью-Йорк Трибьюн», куда он отсылал путевые заметки о путешествии. Журналистикой он занимался с самого детства. Когда в 1847 году его отец умер от пневмонии, 12-летний Сэмюэл устроился помогать старшему брату в его газете: в основном наборщиком, но иногда и автором материалов – особенно когда брат куда-то опрометчиво уезжал.

 

С течением времени будущий Марк Твен испробовал себя в самых разных сферах: был лоцманом на Миссисипи, масоном в Сент-Луисе, старателем в Неваде. Но в итоге все же стал литератором. Издатель газеты «Альта Калифорния» оплатил ему путешествие по Ближнему Востоку и Европе, которое легло в основу прославившей Марка Твена книги «Простаки за границей». В том числе благодаря главам о визите на украинские земли: в Одессу, Севастополь и Ялту.

 

«Одесса — самый северный порт на Черном море. Мы вошли сюда главным образом за углем. В Одессе сто тридцать три тысячи жителей, и она растет быстрее любого небольшого города вне Америки. Одесса открытый порт и крупнейший в Европе хлебный рынок. Одесский рейд полон кораблей. Сойдя на берег, я ступил на мостовые Одессы, и впервые после долгого-долгого перерыва наконец почувствовал себя совсем как дома. По виду Одесса точь-в-точь американский город: красивые широкие улицы, да к тому же прямые; невысокие дома (в два-три этажа) — просторные, опрятные, без всяких при­чудливых украшений; вдоль тротуаров наша белая акация; деловая суета на улицах и в лавках; торопливые пешеходы; дома и все вокруг новенькое с иго­лочки, что так привычно нашему глазу; и даже густое облако пыли окутало нас словно привет с милой нашему сердцу родины, — так что мы едва не пролили благодарную слезу, едва удержались от крепкого словца, как то освящено добрым американским обычаем», – так рассказывал об Одессе Марк Твен в «Простаках за границей».

 

Кроме того, выдающийся писатель отмечал «удивительные наряды крестьян из дальних деревень», а также мороженое в ресторации Комботекро на Дерибасовской. Особенно мороженое. Шелковичное с медом: «В довершение всех удовольствий мы до отвала наелись мороженым. В пути мы не часто лакомимся мороженым, и уж дорвавшись до него — кутим вовсю. Дома мы никогда не соблазнялись мороженым, но теперь взираем на него с восторгом, ибо в этих пышущих жаром восточных странах его не часто встретишь».

 

Прогуливаясь по Одессе, экскурсионная группа наткнулась на продажу вина у дворца Воронцова. «Мускат-сека» стоило вполне доступно, но продавалось при этом ведрами. Ведер с собой у американцев не было, что несколько подпортило впечатление о городе. Далее на Итальянской улице им встретился магазин господина Миллера. Сэмюэл Клеменс тут же заинтересовался объявлением о продаже «самых крепких в мире чернил». Впрочем, чернила тоже продавались исключительно ведрами.

 

Сатирик тут же отметил, что Одесса – город очень культурный, поскольку чернила стоят дороже, чем вино. По его словам, будь такое в США, «на второй день все журналисты бы спились».

 

Также Марк Твен обнаружил памятник Ришелье и Потемкинскую лестницу: «Он стоит над морем на широком красивом проспекте, а от его подножья вниз к га­вани спускается гигантская каменная лестница — в ней двести ступеней, каждая пятидесяти футов длиной, и через каждые двадцать ступеней — просторная площадка. Это великолепная лестница, и когда люди взбираются по ней, они кажутся издали просто муравьями».

 

После Одессы пароход отправился в Ялту, где экскурсию по Ливадийскому дворцу им провел сам царь, как раз гостивший в Крыму.

 

Стоит отметить, что во время круиза Сэмюэл Клеменс сдружился с еще одним американцем Чарльзом Лэнгдоном. А через несколько лет будущий великий писатель женился на его сестре, и с тех пор называл это путешествие «мой счастливый вояж».

 

После возвращения из круиза Марк Твен продолжил писать, в итоге став одним из величайших и, возможно, наиболее американским из всех американских писателей. Умер он в 1910 году от стенокардии. А за год до смерти как-то обронил: «Я пришел в 1835 году с кометой Галлея. Через год она снова прилетает, и я рассчитываю уйти вместе с ней». Так и произошло.

 

 

  

Франц Ксавьер Вольфганг Моцарт

Он же Вольфганг Амадей Моцарт-младший. Был младшим из шести детей того самого Моцарта и одним из двух выживших. Всего через несколько месяцев после его рождения отец умер, и ребенка воспитывала мать – Констанца. С самого начала она решила, что потомок великого композитора тоже должен быть великим, и даже стала называть его именем отца.

 

Еще малышом Моцарт-младший начал обучаться музыке у лучших педагогов того времени: Андреаса Штрайхера, Яна Гуммеля и Антонио Сальери (он, кстати, почти наверняка никого не травил и не убивал, эта версия стала популярной благодаря Пушкину и его маленькой трагедии «Моцарт и Сальери»). Уже в 11 лет сын знаменитого творца создал свое первое произведение – фортепианный квартет. А в 14 дал триумфальный концерт в Венской опере, где исполнил специально написанную кантату и один из концертов отца.

 

Впрочем, повторить успех родителя ему все же не удалось. Во многим именно из-за давления великой фамилии: Моцарт-младший постоянно переживал, что все, что он делает, сравнивается с творениями его отца и выглядит на этом фоне не лучшим образом. К тому же примерно в те же годы он рассорился с матерью, которая снова вышла замуж – за датского посла в Вене.

 

В 1808 году он уезжает на заработки в наши края. Целый год наследник великой фамилии жил в селе Пидкаминь Рогатинского района, где преподавал музыку дочкам графа Баворовского. Впрочем, в глухом поселке он чувствовал себя одиноко, и в 1809 с удовольствием переехал в более респектабельный Бурштин, где стал обучать детей важного чиновника. Еще пару лет поскитавшись по окрестностям, он в итоге переезжает в тогдашний Лемберг – нынешний Львов.

 

В одном из центров европейской культуры тех лет Моцарт-младший поселился в доме австрийского советника Барони Кавалькабо, где обучал музыке его дочь Юлию. Обучал, кстати, хорошо: она стала достаточно известной пианисткой, заслужив похвалу самого Шумана. А дом этот находился на пересечении нынешних Гнатюка и Наливайка, но не сохранился. При этом некоторые исследователи полагают, что во Львове Моцарт-младший оставался еще и потому, что был влюблен в Йозефину ди Касельоне – жену человека, в доме которого он жил.

 

В итоге во Львове Франц Ксавьер Вольфганг Моцарт провел почти 30 лет и при этом очень активно участвовал в жизни города.

 

К примеру, в 1826 году к годовщине смерти отца он основал профессиональное хоровое товарищество Святой Сесилии, которое исполнило в соборе св. Юра знаменитый «Реквием».

 

Это товарищество фактически стало первым музыкальным обществом во Львове и прообразом музыкальной школы, а концерты хора собирали весь город на свои концерты.

 

Кроме того, музыкант активно выступал и сочинял сам. За время жизни во Львове он написал фортепианные миниатюры, циклы вариаций, хоровые кантаты, самой популярной из которых стала «Первый весенний день», а также несколько фортепианных концертов. При этом в своих сочинениях он использовал и украинские мотивы, в частности создал вариацию ре-минор на песню «У сусіда біла хата».

 

 

В 1838 Моцарт-младший вернулся в Вену, откуда вскоре переехал в Зальцбург и стал почетным капельмейстером тамошней консерватории – Моцартеума. А умер в 1844 в Карловых Варах, где и был похоронен.

 

К слову, второй выживший сын Моцарта стал банковским служащим и большую часть жизни провел в Италии. Потомков он также не оставил, так что на сыновьях род Моцарта и угас. А жена великого композитора, кстати есть на фотографии. Точнее, на дагерротипе 1840 года, где ей 78 лет. Вот она, слева. Уникальная возможность увидеть человека, который мог кормить Моцарта борщом. Хотя бы младшего.

 

 


comments powered by Disqus