14 квітня 2014

Город на гневе: украинцы едут на Манифесту в Питер

 

В этом году биеннале современного искусства Манифеста пройдет в Санкт-Петербурге. Это решение сразу вызвало бурные споры среди людей искусства и тех, кто себя к ним причисляет, а ситуация в Крыму лишь добавила вопросу остроты. Platfor.ma подготовила досье на Манифесту и ее украинских участников. А о том, почему украинцы не передумали ехать в Санкт-Петербург, нам рассказала участница биеннале – художница Алевтина Кахидзе.

 

Третья по значимости европейская биеннале современного искусства Манифеста-10 будет проходить в Санкт-Петербурге с 28 июня до 1 октября 2014 года. Из-за агрессии России по отношению к Украине группа европейских художников призвала организаторов отложить мероприятие до тех пор, пока российские войска не покинут территорию нашей страны. Фонд Манифесты, в свою очередь, официально заявил, что работа над подготовкой фестиваля продолжается. Приглашенные участники из Украины – художница Алевтина Кахидзе и фотограф Борис Михайлов, приняли решение, несмотря ни на что, участвовать в европейской биеннале, пусть и на территории России.

 

 

Что такое Манифеста

Манифеста – проходящая раз в два года масштабная выставка молодого европейского искусства. Идея о создании нового глобального культурного события родилась в 1993 году, в противовес  такому гиганту как Венецианская биеннале, проблемой которой создатели Манифесты считали национальное деление художников. Основной идеей нового форума стало восстановление единого европейского культурного поля после падения Берлинской стены, объединения Восточной и Западной Европы.

 

Манифеста отличается тем, что постоянно меняет место проведения, при этом организаторы стараются останавливать свой выбор на небольших городах. За прошедшие годы биеннале принимали Роттердам (Нидерланды), Люксембург, Любляна (Словения), Франкфурт-на-Майне (Германия), Сан-Себастьян и Мурсия (Испания), Никосия (Кипр), Больцано, Тренто и Роверетто (Италия), а также Генк (Бельгия).

 

Концепция кочевничества призвана решить проблему централизации искусства, а главное – искоренить коррупцию на местах. Заявку на проведение подают сами города, обещая выделить деньги и предоставить выставочные площадки. 

 

  • Фотографія: Udo Geisler
  • Фотографія: KoenPyls
  • Фотографія: Yohan Creemers
  • Фотографія: Bruno Jordán

 

Манифеста в России

После объявления 27 февраля 2013 года о проведении юбилейной Манифесты в Петербурге мнения разделились: одни недоумевали, другие радовались. Восторг ясен: Манифеста – крупное художественное событие – в культурной столице России! Однако тут же нашлись критики: как можно проводить крупную выставку современного искусства (которое, конечно же, не ставит рамок) в городе, где орудует гей-борец Виталий Милонов и активное петербургское казачество, которое, например, сочло выставку братьев Чепмен «фашистской»?

 

Критические отзывы усилились в марте 2014 года, когда войска РФ вошли на территорию Крыма. Группа художников из Амстердама и Дюссельдорфа отреагировала на военную агрессию России, разместив на глобальной платформе Change.org петицию, обращенную к куратору биеннале Касперу Кёнигу, с просьбой отложить проведение Манифесты в городе на Неве до тех пор, пока войска не покинут территорию Украины.

 

 

Мы считаем, что участие в культурных мероприятиях в РФ в это время означает легитимацию и согласие с российской агрессией против Украины. Мы просим всех участвующих художников, кураторов, организаторов и финансирующие организации, связанные с Манифестой, поддержать эту петицию как акт солидарности с украинским народом

 

 

Петицию, к слову, на сайте поддержали почти 2000 человек, а участница скандально известной группы Pussy Riot Мария Алехина даже предложила перенести проведение биеннале в Киев, город, где, по ее словам, есть «риск и свобода».

 

Позже президент Международного фонда Манифесты россиянин Виктор Мизиано в эфире телеканала «Дождь» прокомментировал призывы к бойкоту: 

 

Представление о том, что нужно бойкотировать художественное событие в стране, которая вызывает политическую критику, предполагает, что художественные события и институции принадлежат власти, а это не безусловная позиция. События принадлежат обществу, а оно расколото и не единодушно принимает официальную политику. Общество ждет дискуссии и полемики, и такое художественное событие может стать платформой

 

Каспер Кёниг (между прочим, один из создателей Манифесты в 90-х) также отклонил все требования о переносе и бойкоте. Знаменитый куратор пояснил, что какой-либо связи между работой Манифесты и решениями российских властей он не видит, а единственной причиной перенесения мероприятия могут стать исключительно технические аспекты. Таких, по его словам, не возникло, и основные экспозиции будут развернуты на площадках Эрмитажа (юбилейная Манифеста аккурат совпала с 250-летием музея) – в Главном штабе и Зимнем дворце.

 

 

Почему Санкт-Петербург

Бытует мнение, что Питер был выбран организаторами Манифесты исключительно из меркантильных соображений, однако в официальном заявлении Фонда говорится, что они приняли приглашение «Эрмитажа исследовать понятие современного искусства и культуры в противоборствующем обществе», и только поэтому необходимо проведение биеннале «в нынешних условиях». Кроме того, в официальном заявлении Манифесты сказано, что бойкот арт-форума в России напрямую усугубит риторику эскалации «холодной войны».

 

Однако тут возникают опасения за идеологическую независимость проведения биеннале. Они основываются на выстраивании взаимоотношений с городским службами, ведь Санкт-Петербург выделил на Манифесту 142 млн рублей (по курсу октября 2013 года, когда это было объявлено, эта сумма равнялась $4,5 млн).

 

Подозрения также вызывает возможная бюрократия со стороны государственного музея. Предполагалось, что артисты смогут поработать в диалоге с экспонатами Эрмитажа и самим пространством.  Но, как отмечает Артгид, затем оказалось, что существующая система тематико-экспозиционного плана плохо совмещается с нестандартными моделями, которые предлагают художники. А хранители музея запуганы бесконечными проверками и «боятся любого скрипа». Таким образом, отмечает издание, технические процедуры отнимают огромное количество времени и сил.

 

Остается надеяться, что биеннале с ее манифестом о независимости подобные трудности не потревожат, или же она поможет от них хоть немного избавиться. Зря, что ли, все говорят о силе культурного сопротивления.

 

Алевтина Кахидзе

Украинская художница и куратор Алевтина Кахидзе известна, прежде всего, своим проектом «Расширенная история Музычей», которым она занимается совместно со своим мужем Владимиром Бабюком. В селе Музычи (Киевская область) расположен дом супругов, а также мастерская художницы. Два раза в год Кахидзе в рамках своей программы международных резиденций принимает зарубежных художников и кураторов, которые на протяжении  двух месяцев живут и работают в этом украинском селе.

 

 

 

 

Международные резиденции подразумевают индивидуальные встречи по обмену информации о контексте страны художника и его собственном опыте реализации проектов, публичные лекции, посещения мастерских художников и художественных учреждений. Все это создано для диалога в новом глобализированном мире.

 

Результатом «Расширенной истории Музычей» должна стать одноименная книга на украинском языке, куда войдут биографии и информация обо всех участниках проекта. Помимо бытового общения в маршрутках и магазинах, некоторые художники вступают в диалог с жителями Музычей посредством искусства. Так, например, немецкая художница Романа Шмалич устраивала показы с помощью своего мобильного кинотеатра.

 

Последний визит резиденции – ее посещал грузинский куратор Нини Палавандишвили – стал особенным тем, что часть денег на привоз артиста добывали с помощью краудфандинга.

 

 

 

 

Platfor.ma связалась с украинской художницей, чтобы расспросить ее об участии в биеннале.


— Почему решили участвовать в Манифесте?

— Ничего, кроме искусства, всерьёз я делать не умею. Дралась только в детстве. Потому и камень не смогла бросить… Что ж теперь, моё время и моя ситуация. Я готова работать на фоне острого политического кризиса между Россией и Украиной в художественном событии, которое частично финансируется официальной Россией.

 

По мнению многих моих коллег, ситуация патовая и это не площадка для художественного высказывания. Я думаю, что стоит попытаться

 

— Чего вы ждёте от биеннале?

— Ожидание чего–то от кого-то — это колоссальная трата энергии и сил. Я предпочитаю потратить свои силы на моё высказывание.

 

— Что для вас значит участие в Манифесте?

— Моё участие в Манифесте-10 – это утверждение, о том, что я жива, как художница. Причём, я осознаю, что моё высказывание на этом биеннале может быть тише, чем высказывание «мёртвых» художников рядом со мной.

 

— Как вы оцениваете решение Фонда Манифесты не переносить биеннале из России? Дело в деньгах или высокой идее?

— Для того, чтобы оценивать решения Фонда Манифесты, нужно обладать максимальным количеством информации. У меня информации совсем немного, даже принимая в расчёт мою личную встречу с кураторами Манифесты на прошлой неделе в Санкт-Петербурге.

 

— Как вы оцениваете подготовку к биеннале?

— Я нахожусь в постоянном контакте со всеми участниками публичной программы и ее куратором — Иоанной Варшей. Один из художников программы отказался от дальнейшего участия. Нас стало меньше. И тут важно отметить, что мнение других художников о Манифесте-10 меня беспокоит, но не раздражает. Томас Хиршхорн,  швейцарский художник из основного проекта, уже начал своё собственное исследование о природе бойкотов в сфере искусства, и я решила подключиться. У меня, как и у него, есть опыт применения бойкота. Мы описываем свои опыты, чтобы рассказать о них на панельной дискуссии, которую организовывают кураторы Манифесты в конце апреля. Я снова полечу в Санкт-Петербург. А Кристина Норман, эстонская участница публичной программы, прилетит в Киев. Её интересует Майдан, как отправная точка для работы в рамках Манифесты. Кстати, она будет жить у нас, в Музычах.

 

— Расскажите о своём проекте для Манифесты.

— Могу только сказать название: «В Африку гулять». Если кому-то название напомнит стихи Корнея Чуковского, то так и есть. Английская версия названия проекта такова: «Where the Wild Things Are».

 

 

Борис Михайлов

Живая легенда художественной фотографии и один из самых уважаемых в мире постсоветских фотографов. Сейчас он в основном проживает в Берлине, хотя большую часть своей жизни провел в родном Харькове. Михайлов лауреат самых престижных международных премий, в том числе премии Фонда Хассельблад (которая считается Нобелем в области фотографии) и премией Спектрум за заслуги в области фотографии, которой обладают всего семь человек в мире. Он также является членом Немецкой академии искусств и преподает в качестве приглашенного лектора в Гарвардском университете. Работы Михайлова выставляли такие гиганты мира искусства как MoMa (Нью-Йорк, США) и Tate Modern (Лондон), однако в Украине масштабная ретроспективная выставка фотографа состоялась только в 2013 году в Харькове.

 

В 70-х Михайлов начал свой творческий путь, фотографируя обнаженных женщин. В то время он работал инженером на военном заводе, но потом на него донесли и у фотографа нашли негативы снимков. За этим последовало увольнение «по недоверию» и даже угроза ареста. Однако Михайлов умудрялся делать снимки, по его словам, не порнографические. Фотограф считает, что можно снимать играючи, обходя негласные законы о «пристойности» и «нормальности».

 

 

В 90-х он сделал нашумевшую цветную серию снимков харьковских бомжей под названием «История болезни» (Харьков, 1997-1998), которая посвящена портретам представителей люмпен-пролетариата, не нашедших своего места в эпоху зарождения постсоветского капитализма. В 2011-м, открывая выставку в МоМа, художник рассказал, как в конце 90-х годов был поражен контрастом между зарождающимся классом буржуа и невероятным количеством бездомных людей. А в недавнем интервью на телевидении, рассказывая об «Истории болезни», художник отметил, что снимая бомжей, он выделил саму тенденцию в обществе и возникновение «нового класса с новыми ориентирами», которые он задокументировал снимками.

 

Одной из основных функций художника является отображение современных реалий, и преломление ее через собственную призму. В своем новом проекте для Манифесты 10 – «Театр военных действий. Второй акт, антракт» – Михайлов посетил Майдан, и сделал снимки повседневной жизни людей за баррикадами. Таким образом, фото одной революции будут представлены на другой. Ведь первая Манифеста в России – событие поистине революционное.


comments powered by Disqus