17 листопада 2015

«Беженцы – добро пожаловать»: волонтеры о работе с сирийцами на греческой границе

В конце октября сотрудники международной волонтерской организации Service Civil International украинка Лена Юхно и американец Бао Эн работали волонтёрами в греческом поселке Идомени. Здесь, в крохотной деревушке с 154 жителями и одной таверной, через границу Греции и Македонии проходит согласованный с ЕС маршрут движения беженцев на север, в Германию и страны Скандинавии. С июля 2015 приток беженцев в Идомени увеличился с 500 до 8000-10000 человек в день. Лена и Бао рассказали Platfor.ma о том, кто, как и чем помогает бегущим от войны.

 

 

Лена: Мы приехали помочь местной негосударственной организации раздавать одежду. Сам приграничный лагерь – это, по сути, три больших палатки-шатра. Ночевать в них, в принципе, нельзя, но всё открыто 24 часа в сутки, так что по-разному бывает. Люди приезжают в автобусах по 50 человек. Утром их немного – один автобус каждые 10-15 минут.

 

Лена Юхно

Бао: Позже автобусы приходят каждые пять минут, а под вечер вообще стоит очередь. Большинство автобусов приходят по ночам. В час ты видишь человек 500. Постоянно новые лица, поэтому даже когда разливаешь чай, вроде бы, простое механическое занятие, к концу дня сильно устаёшь.

 

Л: Не представляю, как это – всё время находиться в огромном потоке. Но, по крайней мере, в Идомени всё организовано очень хорошо благодаря волонтёрам. Мы помогали местной НГО Refugee Solidarity Movement Tsessaloniki. Все, кто хочет принять участие и как-то помочь, просто каждое утро приходят к их офису в Салониках.

 

Б.: В тот день были мы, наша подруга Марина, ещё четыре волонтёра и три работника организации.  Нам выдали вещи, которые нужно было доставить на место, посадили в автобус и довезли до Идомени. Я, к примеру, нёс канистру с пропаном и какую-то одежду.

 

Л.: У беженцев тоже всё чётко. В Афинах каждый автобус должен выбрать одного представителя из «своих». Как правило, это человек, который может общаться на других языках: английском или греческом. Он выходит из автобуса первым и получает инструкции. Затем все выходят, строятся в шеренгу, и главный объясняет всем остальным, что и как делать. Потом беженцы получают еду, чай и так далее, и идут на границу. Ее переходят пешком – там достаточно недалеко. Вот греческий флаг, а совсем близко – македонский.

 

 

Бао: Нам говорили, что на стороне Македонии есть такой же пункт. Палатки, кажется, предоставляет государство, но всё остальное – еда, одежда, медикаменты – это всё идёт от волонтёров. Мы вообще видели представителей множества международных организаций: Красный крест, Медицина без границ, Врачи мира, Каритас и церковные общины из Салоников.

 

Бао Эн

Б: В целом у волонтёров три задания. Первое – раздавать пакеты с туалетной бумагой, мылом и всякими основными санитарными вещами.  Второе – сортировать одежду, и третье – выдавать какую-то еду. Взрослые получают по бутерброду, дети – по банану, или, когда бананы кончаются, что-то вроде сладостей либо сок. Рядом пункт с одеждой. Волонтёры спрашивают у каждого, что кому нужно, и потом выносят. Но тёплой одежды катастрофически не хватает.

 

Люди приезжают в шлёпанцах, дети часто – совсем раздетые. При этом на границе очень холодно. Был страшный ветер, и за одежду начался бой. Организатор предупредил нас заранее, что всем не угодишь, и принимать все это на свой счёт не нужно. Иногда ты видишь, как мама трёхлетнего ребёнка и мама пятилетнего ребёнка дерутся за футболку. А ты должен их усмирить. Люди очень легко одеты, никакого багажа на колёсиках, как в аэропортах, у них, конечно, нет.  Все просят куртки и обувь. При этом в пожертвованиях в основном летняя одежда, футболки, шорты. Один раз я стоял, разгребал одежду, и вдруг чувствую – о, что-то тёплое! Радуюсь, вытаскиваю, а это банный халат.

 

Зимние вещи на складах может быть и есть, но не хватает желающих возиться взаперти с грудами одежды и все это сортировать. Волонтёры предпочитают работать с самими беженцами, хотят видеть, кому они вообще помогают.

 

Л: Хочется составить свою картину, поговорить с людьми. Я запомнила одного мужчину с маленькой девочкой. Девочка почти голая. Он сам – во вьетнамках на босу ногу. Говорил по фарси, поэтому я что-то понимала. Он мне никак не мог объяснить, какой размер обуви ему нужен: арабские и персидские цифры отличаются, и было сложно. Но он за мной всё время ходил, и я чувствовала за него ответственность, пока не нашла. Видно, что люди приехали налегке, не готовились, не собирали чемоданы. Они выглядят нормально, почти у всех есть мобильные телефоны, вот только обычных бытовых вещей нет.

 

Б: Есть семьи очень бедные, но при этом много и образованных, среднего класса.

 

Л.: Чтобы сюда добраться, точно нужны деньги. Они сначала переплывают на греческие острова, Лесбос и Кос. Сумму не называли, но, по-видимому, это совсем не бесплатно. На этих островах они регистрируются. Затем их доставляют в Афины. Из Афин везут мимо Салоник в Идомени, где мы работали. Нам говорили, что летом в день приезжали в среднем 500 человек. В начале октября – уже до 10000.

 

Л: Да, и не только из Сирии. Я слышала как минимум четыре языка: фарси, арабский, курдский и турецкий.

 

 

Б.: Я разговаривал там с сирийцами, курдами и даже беженцами из Афганистана. Курды бегут от бомбёжек на севере Ирана, в Афганистане тоже неспокойно. Только потому, что этого не показывают по телевизору, ещё не значит, что там все хорошо. При этом не похоже, что они готовились уезжать из дома или планировали заранее: «А не перебраться ли мне в Германию, раз уж все едут?» Было заметно, что все эти люди пережили какое-то травматическое событие.

 

Л: Было ясно, что они уезжали внезапно, не организованно, что они пережили шок и были вынуждены убегать очень быстро. Больше всего мужчин и детей. Большинство – молодые. Кстати, среди волонтёров тоже много сирийцев и вообще людей с Ближнего Востока. Чай, к примеру, разливал парень из Египта. А в Салониках мы видели демонстрацию с плакатами за беженцев и против войны.

 

Б: Я видел плакат: «Беженцы – добро пожаловать».

 

O: И ещё в центре Салоников кто-то вывесил на окне сирийский флаг. 

 

Б: Плохого отношения местных мы не видели. Но нужно учитывать, что ситуация в Греции несколько отличается – беженцы просто проходят здесь мимо по соглашению с Евросоюзом. Греки знают из новостей, что это – не их проблема, что беженцы идут в Германию. А что касается палаток и гуманитарной помощи, то это – дело рук волонтёров и некоммерческих организаций.


comments powered by Disqus