10 червня 2015

Киев-Детройт: американский урбанист о том, что делают с промзонами в США

Профессор по городскому дизайну и общественной политике Департамента урбанистики и планирования Массачусетского технологического института Райан Брент недавно посетил Киев с лекцией на фестивале городских проектов «PRO місто». На примере Детройта он рассказал, как можно решить проблему с промышленными зонами, которые оказались заброшенными после упадка в индустриальных городах. Во что превратили опустевшие заводы США и какие уроки из опыта американских городов Украина может извлечь для себя – читайте на Platfor.ma.

 

Фотографія: shutterstock.com

В чем проблема?

Как и в странах Европы и СССР, в США промышленность сильно активизировалась в 20-х годах ХХ века. Некоторые города стали полностью зависеть от промышленности. Например, Детройт. Тут находился завод автомобилей «Packard». Компания ушла из бизнеса в 1956, но здание завода стоит по сегодняшний день. После закрытия производства здание было продано частному владельцу, правительство не принимало участия в будущем этой собственности, а частный владелец никак здание не восстанавливал, поэтому после 20 лет простоя оно постепенно превратилось в руину. Благодаря заброшенным зданиям в Америке даже появился такой жанр фотографии, как «ruin photography». Американцы, которые живут, например, во Флориде, находят такой урбанистический пейзаж потрясающим.

 

Брент Райан

Американские заводы строились, как маленькие города: они имели огромные масштабы, на них работали тысячи людей. Завод «Cadillac» оставался в Детройте по 1980-е, сейчас он переехал в другое место. Также были компании, которые поставляли необходимые елементы автомобильным компаниям, поэтому когда последние ушли из бизнеса, те вспомогательные компании тоже  остановились. Город остался с огромным количеством промышленных зон, которые нужно было реактивировать.

 

Кроме того, города, промышленность и общество тесно связаны друг с другом На заводах работают тысячи людей, поэтому когда заводы компаний закрываются, нужно придумать, что делать со всеми этими людьми – и это большая проблема. 

 

Упадок промышленности начался в США гораздо раньше, чем это произошло в СССР и, соотвественно, в Украине. СССР планировал города на основе одной только промышленности – то, что я называю «монофункциональными городами». Создавался город, который производил автомобили, город, который производил сталь и так далее. Из-за этого в России, например, вопрос постиндустриальных городов стоит сейчас очень серьезно.

 

Фотографія: shutterstock.com

 

Покинутые заводы – не единственная проблема. Оказалась заброшенной и инфраструктура. Например, раньше существовала железная дорога на территории завода, по которой поезд доставлял необходимые материалы. Но теперь количество дорог и мостов сокращается.

 

Вместе с заводами появляется проблема заброшенного жилья. Заброшенный дом постепенно превращается в дикую местность. В конце концов строения убирают и вместо них остаются пустые зоны. Здания полностью сносятся и на месте завода остаются лишь плиты.

 

Что в Украине?

Я посетил Херсон в декабре 2014-го года. Это маленький промышленный украинский городок, который сильно пострадал от потери хлопковой промышленности после 1991-го года – многие из его фабрик не работают уже почти 25 лет. Вместе с уходом промышленности опустели дома, которые были построены сразу после войны. Многие дома в аварийном состоянии и их пришлось покинуть.

 

Проблемой в Киеве, особенно на окраинах, являются массивные здания, которые строились с 1955-го года до конца 1980-х. То есть, даже самому новому зданию уже не меньше 25 лет. Интересно то, что это жилье полностью заселено, поэтому вопрос стоит о том, как восстанавливать здания, поддерживать их в хорошем состоянии.

 

Нельзя сказать, что ситуация в Украине и США абсолютно одинаковая, но есть много общего, как, например, промышленная зона, которая не используется, и жилье, которое требует срочного восстановления.

 

Что делать?

Существует два основных подхода для решения проблемы восстановления промышленных зон:

 

1. Подход «сверху вниз» (top down approach). Как правило, этому подходу соответствуют масштабные проекты с высокой степенью капитализации, которыми чаще всего опекаются частные лица или предприятия, у которых есть много власти и денег.

 

Вопрос создания имиджа тут также очень важен. Я заметил, что в Киеве новым жилым комплексам присваивают названия, вроде «Leasure village», употребляя английские слова в заглавии. У покупателей название ассоциируется с определенным стилем жизни. На рынке недвижимости такой прием используется для того, чтобы привлечь как можно больше клиентов к проекту. А вот в США существует понятие «знаковая архитектура». Вы строите знаковое сооружение – здание, которое выделяется среди других, стоит обособленно и хочет, чтоб его видели и обращали на него внимание – в такие проекты часто вкладывают деньги частные предприниматели. 

 

2. Подход «снизу вверх» (bottom up approach). США повезло, потому что активную роль в развитии города у нас играет гражданское общество. При разработке генплана в США проводится около 200 публичных собраний, чтобы максимальное количество граждан приняло участие.

 

Этому подходу соответствуют малобюджетные проекты, небольшие по масштабу. Часто жители выделяют свое свободное время ради достижения цели. В таких проектах уделяют большое внимания мелочам. И самое главное – задействованы местные жители. Эти проекты не созданы для того, чтобы привлекать больших инвесторов. Кроме того, эти проекты как правило очень креативные. В основном подход «снизу вверх» используют при реализации проектов, связанных с искусством и культурой.

 

Подход «снизу вверх» может быть бессистемным. Под словом «бессистемный» я подразумеваю, что проекты не всегда выходят красивыми. Главное – участие в проекте, а не красивый результат. Кроме того, некоторые проекты бывают нелегальными. «Бессистемный» также означает, что проект не всегда соглашается с проектами, задуманными по модели «сверху вниз».

 

Фотографія: shutterstock.com

 

Например?

Проекты, которые были реализованы в Детройте, используя подход «сверху вниз» – это, например, один из самых известных небоскребов города – «The Renaissance Center», построенный в 1977 мотокомпанией Ford. Сегодня это здание служит центром продаж автомобилей, гостиницей и офисом. Еще пример. В Детройте разрешены азартные игры. Поэтому одним частным инвестором было построено три казино недалеко от центра города. Кстати, для каждого из них понадобился паркинг для 4000 машин. И мне очень интересно, как Киев собирается справиться с огромным количеством припаркованых машин, не построив для них паркингов.

 

В США, как и в Украине, есть богатые люди, которые заботятся о своих городах и улучшают их. В Детройте есть человек, которого называют «миссионером». Он миллиардер и решил помочь Детройту, купив все малозначимые исторические здания и восстановив их за свои деньги.

 

Такие люди – уникальная возможность для города, который не может сам позволить себе восстановить здания. Существуют и менее красивые проекты других богатых людей. Если у города нет средств на создание и содержание, например, общественных парков, частные предприниматели у нас часто жертвуют свои деньги на эти нужды. Такая стратегия могла бы сработать в Киеве.

 

Если говорить о проектах с подходом «снизу вверх», то есть такой пример. Вместо бывшей железной дороги, которая долгое время была заброшенной, теперь город построил парк. Данный проект недорогой, доступен жителям города и дает велосипедистам безопасную зону для езды в загруженом городе.

 

Большой проблемой американских городов является то, что многие красивые здания принадлежат иногда хорошим застройщикам, а иногда плохим. Например, бывшая железнодорожная станция Детройта принадлежит частному застройщику. В 1980 году город отказался от этого сооружения и продал его частному владельцу. У владельца были либо крайне нереалистичные идеи по преобразованию, либо одно решение – снести здание. Но жители не хотят ни того ни другого. Они хотят, чтоб здание начали использовать заново, с другим функциональным назначением.

 

Очень сложно что-то сделать, когда здание принадлежит частному лицу. Жители города подумали, что если они облагородят зеленую зону возле здания и задействуют ее каким-то образом, то обратят внимание владельца на свою просьбу не сносить здание. Зеленая зона возле станции принадлежит городу, поэтому требовалось всего лишь взять разрешение у города улучшить его собственность, и город согласился. Теперь владельцу станции сложнее сказать, что он хочет уничтожить здание, когда вокруг него такая красивая территория, которой активно пользуются жители города. Еще одна некомерческая организация стала проводить игры и фестивали на зеленой зоне возле станции, чтобы показать, насколько это место ценное для горожан и что его нужно использовать.

 

А, наример, в одном городе штата Мичиган был снесен завод, и город отдал землю некомерческой организации, которая стала проводить на территории музыкальные фестивали, продвигать городскую музыкальную культуру. В Киеве тоже есть много свободных территорий, которые жители города могут преобразовывать для культурных мероприятий.

 

Кто за все заплатит?

У нас в США есть три опции: государство, частный сектор или люди. Идеально, если государство и частный сектор вдвоем опекаются проектами, потому что если дать частному сектору слишком много власти, то в итоге в городе может появится одна только «знаковая архитектура», которая не принесет никакой пользы жителям, и они не смогут ее использовать. В общем и целом, для восстановления промышленных зон города необходима гармоничная комбинация всех трех этих компонентов: гражданского общества, частного сектора и правительства.

 


comments powered by Disqus