20 листопада 2015

«Паразитная архитектура делает город уникальным»: польский урбанист о балконах и киосках

В четверг в рамках публичной программы CANactions прошла лекция польского урбаниста Матеуша Мастальски. Архитектор из Henning Larsen Architects рассказал о том, почему балконы и киоски – это не отвратительный элемент архитектуры, а способ сохранить визуальную ценность и показать уникальность города. Platfor.ma записала самое интересное.

 

 

Прежде всего стоит разобраться, что же такое паразитная архитектура, а затем уже бить тревогу. Нельзя говорить, что она бесполезна, дегенеративна или что это некреативный элемент, который почему-то появляется в городе.

 

Матеуш Мастальски

Немецкий архитектор и планировщик городов Матиас Освальд интересно отзывался по этому поводу. Он известен своими рационалистическими конструкциями и использованием кубических форм. Он также был одним из учителей выдающегося теоретика архитектуры Рема Колхаса – они даже проводили несколько исследований вместе. Так вот, Матиас Освальд считал, что паразитная архитектура ­– посредник между изменениями в обществе и в городской системе.

 

Говоря его словами, она похожа на grossform в городе. Под термином grossform Освальд понимал то, что выходило за рамки индивидуального и становилось больше его отдельных компонентов. То есть превращалось в часть чего-то большего. Он назвал это системой, в которой предметам и дизайну разрешено развиваться, как паразитной архитектуре.

 

Паразитная архитектура – все, что происходит между основными элементами. То есть между стенами, улицами и высотками. Это также означает, что она более индивидуальна, неформальна и менее запланирована, чем официальная архитектура.

 

 

Формальное градостроительство и его непредсказуемая адаптация не могут существовать одна без другой. Мы не говорим об интервенции в город. Если вы прогуглите термин паразитная архитектура, то встретите много картинок – разных способов ее внедрения. Паразитную архитектуру нужно воспринимать как многозначительный, а не поверхностный элемент. Она проявляет уникальное отношение к принимающей стороне. Когда паразит увеличивается, хозяин уменьшается. И наоборот. Они связаны между собой. И у них активные взаимоотношения. Но паразитная архитектура очень редко приводит к разрушению основной. Жизнь и смерть зависят от ее иммунной системы. Одна исчезнет, если вторая станет проактивной. Если основная станет вести себя агрессивно, то паразит будет оказывать сопротивление.

 

Интервенция паразитной архитектуры отвергается обществом. Однако паразитная архитектура уважает жизнь принимающей стороны, ведь она ею широко поддерживается и ее легко провести в городском масштабе.

 

Некоторое время назад в Польше провели фестиваль, где была открытая библиотека – туда приходили люди для обмена книжками. Городская интервенция была в том, что нужно было создать место, где бы один раз прошло мероприятие и постоянно стояла библиотека. Проект оказался очень успешен и в итоге стал частью городской системы. Интересно, что он расположился не где-то в середине двора, а был прикреплен к существующему зданию. То есть это очень яркий и успешный пример паразитной архитектуры.

 

Саккулина – паразит в теле краба. В чем ее особенность? Она знает все слабые места в организме своего хозяина. Если переводить это на язык урбанизма, то паразитная архитектура создается в слабых точках города. Паразит знает недостатки и в то же время знает сильные стороны, а также потенциал развития места.

 

 

Саккулина манипулирует телом краба в зависимости от своих нужд. Точно так же ведет себя паразитная архитектура. Она открывает слабые стороны и манипулирует местом. А никому же не понравится быть зависимым от внешних сил. Значит городу нужно защищаться от паразитов так же, как это делает краб по отношению к своему паразиту саккулине.

 

В Мадриде было публичное пространство, которое превратили в базар. Позже там построили бассейн, заняв половину площади рынка.  В 2009 году в городе разработали концепцию центра, в котором бы соединили эти элементы, снесли бассейн, но наступил кризис и процесс остановился. Это происходило в красивом месте – Латинском квартале.

 

Что сделали местные? Они собрались и организовали фестиваль City Island. Люди начали думать о будущем этого места. Просто решили, что здесь неплохо и что они хотят это продолжить, вернув публичное пространство городу. Оно стало местом для разных дискуссий и городских мероприятий, контролируемых самими людьми. На площади была доска, на которой люди писали, что бы они хотели там провести. Кто-то сказал, что может проводить в этом месте лекции – и они просто начали это делать.

 

 

Ни у одного архитектора и ни у одного активиста недостаточно сил, чтобы произвести чудо. Они не создают социальные связи. Как архитекторы, мы просто строим места, где такие отношения можно создать наиболее непринужденно.

 

Паразитная архитектура делает ваш город уникальным. Вам стоит прислушаться к тому, что хотят сделать люди, создающие ее – и пробовать идти на компромиссы. Не копировать чей-то конкретный опыт, а постараться найти свой ответ. Проблема ведь не в балконах, а в том, что в Украине ими просто пользуются по-другому. Например, они могут служить местом хранения вещей или добавлять ощущения безопасности людям, которые не знают своих соседей. То, как выглядят балконы и киоски – это следствие. Проблема в чем-то другом, но точно не в балконе.


comments powered by Disqus