20 березня 2015

Бертран Кост: «Людей скорее обеспокоил не сам фонтан, а факт строительства на Подоле»

 

Большинству киевлян имя французского мецената Бертрана Коста стало известно в связи со ставшей скандальной реконструкцией фонтана на Контрактовой площади. Именно Бертран оказался тем таинственным полуанонимным меценатом, который взялся спонсировать облагораживание сквера напротив Киево-Могилянской академии и установку Философского фонтана по эскизам самого Григория Сковороды. Еще 50 лет назад родственники бизнесмена основали в Америке благотворительный фонд, который существует до сих пор и постоянно помогает с финансированием культурных и научных проектов в Европе и Америке. В Киев Бертран Кост прилетел совсем ненадолго, но Platfor.ma успела расспросить его о скандале вокруг фонтана, отношениях с Украиной и том, легко ли сегодня заниматься благотворительностью в принципе.

 

Фотографія: Павленко Виталий

– Почему вы спонсируете архитектурные проекты в Украине? Чем вам интересна наша страна?

 

– В Украине у меня свои бизнес-проекты.  По моему убеждению, это нормально – если ты что-то берешь у общества, тебе нужно что-то ему вернуть. Проект, который предложил архитектор Андрей Миргородский, показался мне интересным, реставрация такого объекта – это символично, плюс мне очень хотелось быть полезным вашей стране.

 

– Да, но так получилось, что новость о реконструкции фонтана, финансированием которого вы занимаетесь, вызвала волну негодования в массах. Вам раньше часто приходилось сталкиваться с подобными трудностями?

 

– Я не думаю, что людей взволновала новость о реставрации фонтана как такового, скорее их обеспокоила информация о каком-то строительстве на территории старого Подола в принципе. Вообще-то я даже рад тому, что люди так активно реагируют на события, которые происходят в их городе, и что они так быстро вовлеклись в вопрос судьбы данного сквера.

 

Мне понятно, что волнует киевлян – они боятся, что вся эта история опять закончится взяточничеством и коррупцией, как это уже бывало в вашей стране. Но я хочу подчеркнуть, что, когда мы вкладываем деньги в какой-то проект, мы обязательно следим за их целевым использованием, чтобы сумма не испарилась в никуда или не была использована не по назначению. Мы проверяем сметы и подрядчиков, которым отправляем переводы. Мы не зарабатываем на подобных проектах, но мы хотим быть уверены, что деньги, которые мы вкладываем в них, действительно тратятся на хорошее дело.

 

– Почему же людям не сразу было названо ваше имя, как мецената реконструкции фонтана? Во многом из-за этого и возникли споры.

 

– Я вообще не думал, что мое имя будет кому-либо интересно. Я взялся финансировать этот проект не для собственного пиара, я просто хотел сделать что-то хорошее для вас. Но если люди хотят знать мое имя, то я его не скрываю и открыт для комментариев. Я приехал в Киев вчера днем, а уже сегодня встречаюсь с вами – быстрее я не смог бы этого сделать при всем своем желании.

– И что вы думаете обо всей этой истории с фонтаном и активистами?

 

– Да, я расстроился, но я знаю, что вопрос не в самом проекте, а в том, что все произошло слишком быстро, и у общественности было очень мало информации. Понимаете, я не отвечаю за визуализацию проекта – это компетенция архитектора и госучереждений, моя компания только финансирует реконструкцию. У каждого из нас свои обязанности.

 

– А как вам кажется, нужно ли вносить в исторические городские ансамбли здания с современным дизайном? Как правило, такие идеи не вызывают восторга у общества.

 

– Это очень спорный вопрос. Я бы хотел привести два знаменитых примера, которые, возможно, помогут мне на него ответить… Вам знакомы западноевропейские готические соборы? А вы знаете, что, когда их строили, они всем категорически не нравились – эти здания считали ужасными и люди говорили, что только немецкие варвары могли такое построить. Сейчас же для нас эти соборы – произведение искусства. Если вы, например, посмотрите на площадь Сан-Марко в Венеции – одно из самых красивых мест в мире, вы увидите, что она соединяет три разных архитектурных стиля.

 

Как-то во Франции, в 70-х годах, мы начали строить современные башни внутри старых зданий, но очень быстро отказались от такой практики. Теперь современные здания строят за пределами исторической части города, а в центре могут появиться только те, которые соответствуют стилю и пропорциям окружающей территории.  Я думаю, это правильно.

 

– Как думаете, если бы такой проект предложили во Франции, его бы одобрили?

 

– Время покажет.

 

– Уже много лет вы увлекаетесь Трипольской культурой, финансируете раскопки в Украине. Откуда у вас это увлечение?

 

– Когда много лет назад я впервые приехал в Украину и начал разбираться в ее истории, я выяснил, что большую роль в ней сыграла Трипольская культура. Меня заинтересовали археологические раскопки, поэтому я обратился в институт археологии. Мне было интересно поддержать их деятельность и исследования.

Киевляне боятся, что вся эта история опять закончится взяточничеством и коррупцией
Фотографія: Павленко Виталий

– Насколько проще или сложнее быть меценатом в других городах?

 

– Везде есть свои нюансы и сложности. Что касается Украины, то работать здесь сейчас, конечно, стало сложнее, потому, что у вас все меняется, меняются и правила. Финансировать проекты тоже – и я сейчас говорю не только о благотворительных инициативах.

 

– Как вы можете оценить Киев со стороны? Это комфортное место для жизни?

 

– Я точно рекомендовал бы всем приезжать в Киев, как это делаю я. Когда я сюда ехал, все мои друзья переживали о моей безопасности. Они считают Киев военной зоной. Но я всех успокаиваю и говорю, что в этом городе хорошо и безопасно. Я бываю здесь очень часто и даже находился в Киеве во время Майдана.

 

– А вы поддерживали Майдан?

 

– Я поддерживал идеи, озвученные людьми. Идеи европейской интеграции, борьбы с коррупцией, изменения системы управления страной, ее модернизации.

 

– Многие сейчас думают – не были ли все эти жертвы зря? Ведь сейчас в Украине идет война.

 

– Война – это всегда трагедия. И хоть Украина сейчас действительно борется за свою идентичность и суверенитет, я всегда буду выступать за мирное решение конфликтов.

 

– Вы можете сказать, что Киев – это европейский город?

 

– Киев – очень красивый город, который, надеюсь, превращается в абсолютно европейский город. И хочу пожелать киевлянам и украинцам в целом наконец-то достичь экономического процветания, которого они заслуживают. Мне очень хочется, чтобы как можно больше людей приезжало в Украину, а не уезжало из вашей прекрасной страны.


comments powered by Disqus