24 листопада 2014

Время такое: Антон Фридлянд о том, как в украинцах укореняется чувство вины

Писатель Антон Фридлянд поразмышлял для нас о том, как в целом народе может вырасти комплекс вины и как украинцы должны помогать государству – но из чувства долга, а не вины. При этом от государства хорошо бы дождаться взаимности.

 

Фотографія: shutterstock.com/Jeff Sheldon

Хорошо, что есть универсальный ответ на любую претензию: сейчас время такое! «Почему реформы не проводите? – Так ведь время сейчас такое, не до реформ». «А чего медицина такая хреновая? – Так ведь время такое. Ничего, волонтеры справятся». «Почему в подъезде месяц света нет? – Время сейчас такое. Понимать надо!». «Почему мусор не вынес? Почему крошки в бороде? – Время такое». Но хватит об этом – не время задавать вопросы.

 

А время такое, что не важно, чем ты занимаешься – в любом случае ты мог бы приносить гораздо больше пользы, чем сейчас. Что ты там делаешь – продаешь хот-доги, издаешь книги или фотографируешь людей – в любом случае это постыдно. Вот если бы все деньги от продажи хот-догов ты отдавал на нужды армии. А вместо оплаты счетов из типографии жертвовал те же деньги на благотворительность. И если бы вместо студийных съемок отправился на передовую с фотоаппаратом, а лучше с автоматом в руках. И не надо тут рассказывать, что ты и так совершаешь благие дела в меру своих сил. В меру сил – недостаточно. Вокруг всегда найдется достаточно людей, готовых указать вам на это в грубой форме. 

 
В стране война, а ты хот-доги продаешь, книги печатаешь и девушек фотографируешь! Или, если сформулировать покороче: в стране война, а ты живой!

 

Тотальное чувство вины выгодно сразу многим. Благотворительным фондам этот настрой общества помогает собирать деньги на благие дела. На этом конструктив заканчивается, дальше начинается иллюзионизм. Чувство вины на руку множеству молодых людей, стоящих с коробками для пожертвований на каждом оживленном перекрестке и возле каждого выхода из метро. Другой аспект: чувство вины, пробуждаемое в окружающих с помощью упреков и обвинений, помогает ощутить собственную значимость. К примеру, некоторым благотворителям кажется, что другие благотворители недостаточно благотворительны. Они им так и говорят: вместо того чтобы собирать деньги на это, вы бы лучше собрали на вон то! А другие им отвечают: вы бы вместо того чтоб нас учить, лучше бы сами... Но тут вклиниваются третьи со словами: нет у вас всех сердца, раз вы не собираете деньги вместе с нами. В общем, чем злее упреки, тем добрее дела – так получается?

 

Всенародное чувство вины, если задуматься, выгодно государству. «На Майдане стояли? – Стояли. – Ну вот. Какие еще вопросы?». С государственной властью вообще интересно получилось. После свержения режима Януковича народ передал власть законно избранным парламенту и президенту. Но ответственность, сопутствующую власти, передать не удалось – так она и осталась у народа. Армия голая и босая? Ничего, обуем и оденем. Медицина никакая? Ничего, соберем деньги. Вы там не беспокойтесь, создавайте коалицию не спеша, это дело нужное. С одной стороны, это, конечно, самый настоящий народный героизм. А с другой стороны, довольно удобная схема. Ведь время всегда будет такое – не такое, как нужно. Сначала советское было время, потом перестроечное, потом совсем беспредел, потом мутное время, а теперь – военное. Значит, будет послевоенное и потом какое-то еще. И всегда будет оправдание на всех уровнях – от неощутимости реформ до отсутствия света в отдельно взятом подъезде. Ну, понимаешь, в этом месяце/году не получится – в следующем постараемся. И мы верим, мы все понимаем – время ведь такое. Не время задавать вопросы и некогда объяснять.

 

Но такой формат отношений не может сохраняться годами. Разве не из-за выбранного формата «вы тут сами, а мы там сами» и был расторгнут общественный договор с Януковичем и его командой? В таком формате сосуществовать некомфортно – особенно длительное время. И отмазки «время такое» спустя некоторое время станет явно недостаточно. Придется обсуждать с народом свои последующие шаги и отчитываться о проделанной работе. Хотя бы в еженедельном режиме, чаще не надо.  

 

Нужно ли помогать государству в это непростое время? Безусловно, нужно, ведь от этого зависит существование – наше и государства. Но помогать не из чувства вины, а из чувства долга – разница между этими понятиями заметная. Такая же ощутимая разница – между словами «государство» и «народ». Следует ли требовать от государства, чтобы оно в свою очередь помогало нам? Несомненно. И тоже не из чувства вины, а потому что в контракте прописано. Ну, а то, что время такое – мы переживем. Ведь не будет же оно всегда таким – будет и другое!


comments powered by Disqus