30 травня 2016

Вдруг по переписке: как в Украине эпистолярный жанр отменяет законы

Несколько лет назад украинские власти ощутимо упростили предпринимателям общение таможней, когда начали на слово верить, что все необходимые контроли были пройдены. Однако недавно эти нормы были отменены письмом руководителя Фискальной службы. Украинский предприниматель, директор производства компании «Ленточка» Максим Рудницкий написал для Platfor.ma о том, что же это такое вообще творится.

  

Фотографія: depositphotos.com  

Современное положение вещей в Украине и нынешние нововведения государства в сфере бизнеса далеки от идеала. Однако я склонен акцентировать внимание на положительных сдвигах, которых, в принципе, на сегодняшний день хватает. Не болею «тотальною зрадою» и не разбрасываю «все пропало» направо и налево.

 

Но иногда происходят откровенно нелепые вещи, когда молчать действительно сложно и даже неуместно. Взять, например, по-настоящему абсурдный абсурд – корявую отмену ранее введённого и успешно действовавшего проевропейского улучшения. Речь о любимой таможне – вратах государства и, в некотором роде, визитной карточке, лице страны.

 

Законодательство Украины делится на законы и подзаконные акты, которые принимаются на основании и во исполнение законов. Закон имеет высшую юридическую силу и отменяется только другим законом. Особый их вид – кодексы. Согласно действующему Таможенному кодексу, и изданному на его основании и в его исполнение приказу Государственной таможенной службы Украины, сегодня предусматривается возможность не подавать вместе с таможенной декларацией товаротранспортные документы с отметками контролирующих служб. Это по-настоящему революционная норма, которая означает, что по прибытии товара можно сразу подать предварительно заполненную в электронном виде декларацию. И пока она рассматривается таможней, зря времени не теряешь: осуществляешь необходимые платежи, проходишь соответствующие контроли: СЭС, фито-, ветеринарный и т.д. За счет этого выигрывают сразу обе стороны: предприниматель экономит свои нервы, силы и, главное, время; тогда как государственные мужи не зацикливаются на никому не нужных процедурах, коими являются эти самые контроли.

 

Да, ветеринары ещё изредка делают вид, будто берут образцы для анализов и эти самые анализы проводят, взимая за это официальную и немного неофициальную плату. Представители фитосанитарной службы выходят на осмотр, не пропуская ни одной машины, и изучают непосредственно объекты фитоконтроля на предмет наличия заветной печати. А уж в иных специфических случаях так и побольше совершают активных действий. За каждую осматриваемую паллету с товаром необходимо заплатить при импорте нешуточные 30 копеек в государственный бюджет, что вселяет в каждого субъекта внешнеэкономической деятельности чувство причастности к формированию державной казны.

 

Если с ветеринарами и фитосанитарами все более-менее ясно, то с санэпидемслужбой отношения строятся на более сложном уровне. По сути, выражаясь гласом отечественного предпринимательства, это сборище ребят, прикрывающихся социально значимым названием, и ставящих палки в колёса. Всем. Без мотивов. Без оплат. Кому-то может показаться, что эта организация защищает наше с вами здоровье и даже окружающую среду. Ага. Вот только в момент прохождения этого так называемого контроля работники СЭС не видят ни товар, ни вообще что-либо из того, что помогло бы им принять хоть какое-либо значимое решение. Это банальная трата времени, которая даже не наполняет госбюджет.

 

И вот существование этой нормы показало, что и на государственном уровне начинают признавать несущественность этого института: в прохождение этих контролей сегодня верят на слово. Скептики, конечно же, примутся кричать, что теперь к нам хлынет экологически опасный пятый сорт и прочие токсичные ужасти. Спешу сообщить, что эта норма существует и активно используется уже более четырех лет – и никаких всплесков болезней или экологических катастроф не произошло. И дело тут вовсе не в везении «на авось». Просто каждый импортёр заинтересован в безопасности своего продукта, да и сами потребители стали более требовательными.

 

Фотографія: depositphotos.com

 

Итак, на государственном уровне кодифицированным нормативно-правовым актом – Таможенным кодексом – внедрили нововведение, конкретизированное ведомственным актом центрального органа, которое раскрывало преимущества электронного декларирования, позволяло в разы эффективнее использовать ресурсы при таможенном оформлении, ускоряло процесс прохождения таможни, экономило средства на простоях и время в целом – сплошные плюсы, ни одного минуса. У таможни этот вопрос вообще выпадал из поля зрения, за счет чего снималась часть нагрузки с инспектора. Но.

 

Грянул гром среди ясного неба – этот праздник отменили простым письмом фискальной службы. То есть, внимание: пункт кодекса и нормативного документа центрального органа отменена письмом. Норма, более четырёх лет существовавшая и позитивно себя зарекомендовавшая. Прогрессивная норма. Отменена эпистолярным жанром. Это нелепо. Это абсурдно. Это смешно, но ещё больше грустно.

 

Ну, ладно, ситуация в стране сейчас непростая, и для такого «старовведения», возможно, есть экономические, организационные или даже политические причины. Обоснования его должны быть однозначно прописаны либо в самом письме, либо в сопроводительной документации. Должны. Однако ничего подобного нигде не обнаружено. Не предпринято даже попытки популярно изложить ситуацию, хотя это письмо, в котором можно писать всё. И послать можно тоже так, чтобы было понятно – идти на это необходимо. Но нет. Нас «полюбили», однако даже не поцеловали в щечку.

 

Вы можете подумать, что таким образом реваншируются старая гвардия «попередників», остатки заскорузлой прежней власти. В этом письме может даже привидеться призрак Николая Яновича, а то и вовсе Виктора Фёдоровича. Но нет. Бумажку подписал новый (во всех смыслах) глава Фискальной службы Роман Насиров. Новый, потому что избран на конкурсной основе, сторонний менеджер, не из системы, образованный, молодой, прогрессивный, проевропейский. А методы отнюдь не «новые», а на деле еще хуже, чем у предшественников, принявших ту самую революционную норму, которая преобразила дореволюционную таможню, реально приблизила нас к европейским декларативным стандартам, на деле закрепила презумпцию правопорядочности субъектов ВЭД и ощутимо ударила по коррупции, снизив важность неважных элементов.

 

Французский литератор Жак Пеше когда-то сказал: «Все новое – это хорошо забытое старое». И оказался чертовски прав. Этот пример, уверен, не единственный. Отменить то, что наконец-то принесло хоть какую-то пользу прогрессивному человечеству – нелепо, абсурдно и смешно. Но еще больше грустно.


comments powered by Disqus