5 жовтня 2014

Уроки земли: чему Украина может научиться у Израиля

Украинка Юлия Рукавицына никогда не хотела в Израиль. Но все же съездила, и написала для Platfor.ma о том, как эта страна смогла адаптироваться в мультикультурном мире и не потерять себя, а также о том, почему всеобщая служба в армии гарантирует свободу и открытость.

 

 

Никогда не хотелось в Израиль. Религиозный центр мира не был в кругу моих интересов. У меня не было образов, которые приводят в движение наши желания. Но теперь я вернулась оттуда — и я намагничена этой страной.  Приятие состоялось.

 

На улицах Иерусалима и торговец, и полицейский, ребенок и красивая женщина ведут себя максимально естественно.  Официанты не заискивают и не носят масок с улыбками, а таможенники в аэропорту не демонстрируют свое превосходство позами наполеоновских портретов.  Какова же природа такой внутренней свободы и открытости?

 

У меня есть гипотезы. Каждый ребенок, вне зависимости от пола, знает, что будет служить в армии. И этот факт формирует вектор в сторону дружеских отношений. Зачем воевать? А состязаться можно на интеллектуальном поле.

 

Этот же институт военной обязанности не пропускает ни одного одаренного человека. Уже в 16 лет на первых сборах тестируются наклонности, таланты и человеческие качества еще формирующейся личности.  Таким образом, талантливые дети не остаются незамеченными. Их образование ложится на плечи государственных программ, в помощь родительскому карману. 

Интеллект динамично развивающемуся государству крайне необходим, к нему относятся бережно.

 

Мировая тенденция «быть вечно молодым» в Израиле не приобретает болезненных форм неприятия старости. Древняя культура не может отрицать саму себя, она развивается в удивительной гармонии нового и старого. Вот почему старики так долго сохраняют пружинистую походку и горящие глаза. 

 

На Храмовой горе за моей спиной кто-то кокетливо вскрикивает. Оборачиваюсь – арабская женщина в небесно-голубом хитоне скачет на одной ноге, а ее спутник с усердием ребенка пытается вытащить туфельку, застрявшую каблучком между плитками. Все разрешается – оба смеются.

 

Армянский магазинчик керамики и икон в старом Иерусалиме. За кассой восседает хозяин, добродушный немолодой армянин, вокруг – гости с рюмочками, пьют коньячок. На мой вопрос «Как пьется среди икон?», отвечают – «Безгрешно».

 

И о пафосе. Исторические науки чаще, чем другие выхолащиваются, лишаются живого исторического контекста и приобретают статус незыблемой догмы. В Иерусалиме у Стены плача не нужно быть верующим, чтобы испытать волнение. Ты – один на один с живой историей. Невидимой машиной времени она проносит тебя сквозь эпохи, судьбы. Здесь слышны голоса. Здесь история плачет, смеется и, запыхавшись на бегу, в смущении прячется, чтобы разбудить воображение и вернуть к жизни любого, оказавшегося перед этими стенами.

 

Ну как с таким соседством покупать автомобиль для демонстрации своих возможностей? Потому живут в Иерусалиме безглянцево, просто и без пафоса. 

 

Израильские авиалинии Эль Аль инструкцию о поведении в экстренных ситуациях превратили в шоу. На мониторах в салоне самолёта веселый клип в гротескной манере излагает серьезные постулаты безопасности. Так многие пассажиры избавляются от дрожи в коленках.

 

Фестиваль сакральной или этнической музыки в Иерусалиме, Jerusalem Sacred Music Festival, проходит в стенах Старого Города. При этом вся эстетика фестиваля более чем современна: от идеи до визуальных решений. Когда на сцене музыканты в пяти головных уборах: турецкая фреска, чалма, кипа, французский берет и тирольская шляпа, понимаешь – здесь нет политики, здесь разные культуры слушают музыку. «Если еврейские ортодоксы не хотят, чтобы женщины играли сакральную музыку, значит мы привезем женские коллективы. Если мусульмане не хотят, чтобы иудеи исполняли суфи, они исполнят» – слова креативного директора фестиваля.

 

Тель-Авив. Израильтяне характеризуя самые большие города страны используют ироничную максиму: «Хайфа работает, Иерусалим молится, а Тель-Авив отдыхает». И самое интересное, что отдыхает он в эстетике конструктивизма – ничего лишнего. В середине 1930-х годов архитекторы-евреи эмигрировали из Германии в Палестину. В Тель-Авиве целые кварталы построены в стиле Баухауз.

 

«Ничего лишнего» наблюдается и в организации пляжей. Море, солнце, тончайший песок, конечно, лежаки, но вся фуд-индустрия уведена за черту побережья. Таким образом, природное, почти девственное пространство отделено от большого города пятью минутами ходьбы.

 

Бары и рестораны Израиля – это отдельная тема. Их аскетизм выдержан только в концепции. Привычная Мери дополняется не только взбитой пенкой сельдерея, но и хрустящими кусочками вяленого мяса.  Лаконизм средиземноморской кухни в Тель-Авиве трансформируется в барочную пышность: много, красиво, вкусно. И становится понятным, почему все бегают. Чтобы привести в гармонию тело и формулу — «ничего лишнего».

 

Талант уважать

В восточной культуре уважение к старшим возводится в гиперболу воспитания. Но затем эти установки переносятся в другие сферы. Девушка-секьюрити на сцене музыкального фестиваля настолько тактично вела себя с переходящими черту, что симпатии зала обращались явно в ее сторону.

 

В отеле «Prima Kings», где мы жили, завтрак сервировался не только исходя из кошерности пищи. Была еда для веганов, гастритчиков, для мясоедов, детей и тех, чье утро всего лишь продолжение бурного вечера – очень много солений.

 

Совсем другой пример. Галерея Иланы Гур. Художница мирового масштаба в стенах своего дома-галереи приютила не только искусство и быт, смерть и жизнь – она создала культ уважения к красоте. Не новые идеи составляют это удивительное место – подача, то, как преподнесен каждый арт–объект. Вижу в этом не только профессионализм – удивительное отношение к людям и к их работам.

 

И об умении радоваться жизни. Любой израильтянин может рассказать свою историю так, что кровь застынет. Но зачем? Уважать настроение тех, кто рядом – закон гостеприимства.

 

А на мой вопрос «как живется в Израиле?», новая знакомая ответила – «Ничего не изменилось, женщины по-прежнему заняты своими нарядами».


comments powered by Disqus