11 травня 2016

Река помощи: как в Киев вернулось древнее название Почайна и что это может дать геополитике

В апреле в Киеве произошло историческое событие – на картах города вновь появилась древняя река Почайна. Ее считали давно исчезнувшей, но активистке Анне Гончаренко удалось победить горадминистрацию – и небольшой участок русла вновь получил летописное название. Так на карты столицы вернулась река, в которой князь Владимир крестил киевлян и всю Русь. Событие это ну почти геополитическое. Ведь на идеологическом поле гибридной войны Украина вполне может не просто дать отпор, а и сформировать собственную повестку дня. Сокоординатор Совета по урбанистике Киева Григорий Мельничук поразмышлял для Platfor.ma о том, как городское пространство может создавать по-настоящему правильные скрепы в геополитике.

 

Фотографія: wikipedia.org 

Сначала вспомним, что такое для Киева Почайна. В прадавние времена, когда не было дорог даже в их худших нынешних вариациях, магистралями служили реки. Чуть севернее нынешнего Киева с Левого берега в Днепр впадает река Десна с обширным бассейном многочисленных притоков, а еще севернее, уже с Правого берега – Припять, которая также тянется аж до Волыни. Маршрут по рекам через Киев был безальтернативным. Точное же место обустройства города – на нынешнем Подоле – определило наличие удобной гавани – как раз в устье Почайны.

 

Вытекала она из заливных лугов Оболони, постепенно формируя русло, которое шло почти параллельно Днепру. Разделявшая реки коса образовывала удобную гавань, у которой расположился портово-ремесленный район Подол, – собственно, первоначальный Киев. А на холмах над ним были устроены княжеские укрепления и дворцы. Подходящие холмы можно было найти и чуть дальше – а вот другой такой природной гавани вблизи перекрестка Днепр-Десна-Припять не было. Устье Лыбеди южнее, место схожее, но дальше от речного перекрестка – и тут можно вспомнить легенду о крепости-верфи Самботасе и историю о возможном Новом Подоле. А пока закрепим вывод – Киев сформировался, по сути, именно на берегах Почайны, с нее все начиналось!

 

Когда в 988 году князь Владимир крестил Русь, церемония проходила именно в устье Почайны – самого важного для города водоема. Впоследствии это место обозначили первым в городе монументом – колонна Магдебургского права на Набережном шоссе имеет одновременно несколько названий и несколько смыслов. Ведь это еще и «Нижний памятник князю Владимиру» и «Монумент Крещения Руси»!

 

Со склонов к месту расположения колонны вытекал Крещатицкий ручей – по преданию, именно в нем князь Владимир крестил своих детей, ну а название, как можно догадаться, происходит от Крещения. Со временем название Крещатик обрело и урочище над этим местом, с которого в другую сторону также вытекали ручьи. Из них формировалась небольшая река в долине, и оба этих природных объекта получили названия Крещатик.

 

И именно Крещатик стал улицей или, точнее, территорией, объединившей все исторические районы города – Подол сверху, Верхний город и Печерск по обе стороны Крещатицкой долины и Новое Строение вдоль улицы Большой Васильковской. Самым центром, куда стекаются основные магистрали всех четырех районов, является Майдан Незалежности. Так энергетика места впадения Почайны в Днепр «перевалила» через холмы и через несколько веков «разлилась» в новый виток развития города.

 

А Почайна тем временем приходила в упадок. В XVIII веке с целью упростить заход судов в гавань с севера в косе был прорыт искусственный канал. Однако проект оказался неудачным – косу вскоре размыло, и город остался вообще почти без гавани. Новую построили только в последние годы XIX века, вновь на Почайне, но выше – еще укоротив реку в ее нижнем течении. Вскоре было проложено северное железнодорожное полукольцо, отрезавшее реку от гавани, – так сформировалось озеро Вербное и новое заболоченное русло вдоль железнодорожной насыпи, с ее северной стороны.

 

Окончательно, казалось бы, «убила» Почайну советская застройка Оболони. На заливные луга намыли песок, причем вымывали его как раз из верхней части исторического русла Почайны – так сформировались озера Опечень. Это довольно странное название – на самом деле созвучно и, как считается, является вторым именем реки Почайна.

 

Важно предъявить символы, которые не только опираются на неоспоримые факты, но и интегрированы в пространство – в том числе в городское пространство «матери городов русских» Киева.

 

 

Место, где летописная река впадала в Днепр, – колонна Магдебургского права – облагородили в 2013-м году, по случаю 1025-летия Крещения Руси. Тогда заново отстроили лестницу с Крещатика к Набережной, даже сделали часовенку, куда вывели источник, который можно отождествлять с Крещатицким. Впрочем, пространство у места впадения Почайны в Днепр по-настоящему пока так и не «заработало».

 

Выше по «реке» – Подол, все ожидающий второго дыхания (вспомним программу превращения района в туристический «Киев самобытный» и конкурс на реконструкцию Контрактовой площади), практически мертвый Рыбальский остров, дальше – уже Петровка с той местностью, где на картах вновь появилась Почайна.

 

К слову, о декоммунизации названия Петровка, данного в честь одного из организаторов Голодомора Григория Петровского. Вот же новое название для этого района – Почайна. Исток города – и источник христианства на Руси! Причем это не выдуманная, а настоящая, хорошая история – которую можно потрогать руками и обойти пешком! И при этом приятно провести время, кстати – ведь это район торговли и уже немного развлечений.

 

В войне смыслов – а это самая важная составляющая нынешнего противостояния с Россией – нам важно не просто перекричать или перелайкать в демагогии. Важно предъявить символы, которые не только опираются на неоспоримые факты, но и интегрированы в пространство – в том числе в городское пространство «матери городов русских» Киева. Те смыслы, которые невозможно подделать или опровергнуть.

 

Соединив наполненные сакральным историческим смыслом городские объекты с устремленной в будущее стратегией, мы сможем сформировать достойные и, что очень важно, правильные ответы на «теорию скреп» соседнего государства. На самом деле в этом направлении очень много всего делается, но пока стихийно и немного хаотично.

 

Чего стоит восстановление контуров фундаментов Десятинной церкви, инициированное, кстати, тоже общественниками Мариной Соловьевой и Ириной Никифоровой. Московский патриархат пытался наспех построить здесь большой собор, захватив при этом нынешний исторический парк Киевского детинца. Что могло бы стать еще большим символом гегемонии Москвы над Киевом? Но нет – здесь вновь контуры древних фундаментов. Время для восстановления Десятинной церкви в том или ином виде еще явно не пришло, да и может быть не стоит говорить именно об отстройке храма – а скорее о возрождении места?

 

Мы еще только учимся осознавать тот масштаб, ту сакральность города, в котором живем. Делаем нужные для возвращения Киеву этого статуса проекты, не в полной мере осознавая общей картины. Да, для многих людей важны легенды и великие истории – и это не только часть идеологических противостояний, это момент сопричастности с великим. У нас же артефакты реальных эпохальных событий буквально валяются под ногами.

 

Нить времени Киева была разорвана – и наше прошлое, и наше будущее буквально у нас под ногами, но разбросано, спрятано на задворках, позабыто.

 

 

Кирилловская стоянка, место обитания первобытных людей на территории Киева, – вполне осязаемое историческое подтверждение очень давней заселенности этих земель – около 25 тыс. лет назад. Найдена она была в 1893 году археологом Викентием Хвойкой на задворках зданий по улице Кирилловской, 59-61. Думаете, там музей или хотя бы памятный знак? Нет, обычные задворки, какие-то депрессивные предприятия, заброшенный Богуславский спуск, ведущий в никуда.

 

Нет, стоп, – не Богуславский, а Богословский, а по соседству близ заброшенного карьера в XVIII веке располагался Иоанно-Богословский монастырь, где была монахиней мать гетмана Мазепы. И здесь тоже были пещеры! А неподалеку при строительстве нашли неизвестные руины древнего каменного храма с таинственным саркофагом. Выстроенный здесь деревянный храм – точная реконструкция церквей XII века. Все в пешеходной доступности – и вот целый исторический парк на Куреневке!

 

А еще в Киеве существовала целая система пещерных монастырей, от Межигорья до хутора Вольный возле Конча-Заспы. Город как сеть монастырей, где Киево-Печерская лавра – первая среди равных? И это – уже наша игра, где даже промосковские священнослужители формируют наш образ сакрального города.

 

Название Золотых ворот часто даже экскурсоводы связывают с надвратным храмом с золотыми куполами, а кто-то и вовсе расскажет, что за проезд надо было заплатить золотой монетой. Ага, турникеты стояли, и жетончики были не как в метро, а золотые. Но достаточно открыть Википедию, чтобы прочесть о Золотых воротах Иерусалима. Их скопировали в Константинополе – там также есть Золотые ворота и известная нам Святая София. Да-да, Ярослав Мудрый сознательно воссоздавал в Киеве Константинополь, и это третьи по счету ворота в мире.

 

А есть еще и легенда о Золотом Треугольнике, который образовывали София, Михайловский и Десятинка – а в центре вообще мало кому известный Федоровский монастырь. Но он есть, внутри квартала, – там и выложенные камнем контуры древнего храма, как на Десятинке, и захоронение князей… Плюс древний храм София и отстроенный по современным технологиям собор Михайловского монастыря, откуда началась Революция достоинства, – и храм будущего Десятинка, но не как здание, а как место, как нечто принципиально новое, что мы даем миру?

 

Нить времени Киева была разорвана – и наше прошлое, и наше будущее буквально у нас под ногами, но разбросано, спрятано на задворках, позабыто. Однако собрав эти элементы сакрального города, мы можем превратить Киев в один из мировых городов, формирующих повестку дня будущего. Это не распятые снегири и не бесконечная борьба с киосками – а нечто совсем другого уровня. Не столько урбанистика, сколько геополитика – которую в Киеве можно буквально потрогать руками.


comments powered by Disqus