10 червня 2014

Росія-Украина: русский, который стал украинцем

Живущий в Украине российский предприниматель Дмитрий Валев поразмышлял для Platfor.ma о том, в чем главная ценность Майдана и как пережить то, что Родина отнимает у тебя близких.


Я - русский, но я украинец. И я понимаю, что это такое. Я видел это.

 

– ... а во время первого Майдана, в 2004-м, мы по Институтской гоняли на машине с российскими номерами и оранжевыми флагами, – рассказываю я московскому партнеру по бизнесу. – Мы врубали жесткую музыку и носились как угорелые. Бибикали три раза. Ю-Щен-Ко. Мужики нам по капоту хлопали замерзшими в камень ручищами и радостно кричали: «Россия с нами!». И мы, как ни крути, были с ними. Кажется, даже Путин тогда был с ними. Я, моя девушка украинка и ее сестра. Они с запада, поэтому на украинском. Ю-Шэн-Ко. Я – на русском. На украинском моднее было бы, конечно. И это было через полгода после того, как я поселился в Украине. Номера на машине не успел заменить. Сейчас Институтская другая. И она теперь не Институтская, а Небесной Сотни. Сейчас все это обрело смысл.

 

Нет ничего особенного в том, что тебе повезло, и ты все еще видишь мир без искажения. Ничего нет особенного в том, что ты русский и любишь Украину. Что в Украине любят тебя. Что ты стоял на Майдане за свою личную правду, стоял мирно, и прыгал, хоть и москаль. Или даже уже на двух Майданах был. Ты не можешь вспомнить, в каком месте тебя мог завербовать Госдеп. Ну, ты же здоровый и образованный русский, вспомни, где же тебя успели обработать так, чтобы ты купил сотню бутербродов, имбирь, мешок сахара и поехал один, после работы, на площадь колоть брусчатку.

Нет ничего особенного в том, что тебе повезло, и ты все еще видишь мир без искажения. Ничего нет особенного в том, что ты русский и любишь Украину.
Фотографія: shutterstock.com

Таких как ты, живущих в Украине русских, очень много. До сих пор такие русские спят в палатках на Крещатике. Нет ничего чудного в том, что ты, будучи русским, не хочешь быть великим, а довольствуешься тем, что заслужил. Ты не патриот. Ты не крымнаш, да и вообще считаешь, что к патриотизму в себе обращаются только тогда, когда не к чему обратиться по существу. К доброте, чести, толерантности, например. Но это у кого как. Сейчас все патриоты, куда ни глянь. Это ты так считаешь, и никому свою точку зрения не навязываешь.

 

Ты хочешь как в Европе, а не как в Китае, ты по-прежнему хочешь перемещаться по миру без виз, и не уверен, есть ли Бог и кому он помогает. И знать об идеологии Чучхе ты хочешь ровно столько, сколько о ней написано в Википедии. Ты русский, и разве не прекрасно, что, будучи русским, ты умеешь говорить на украинском, английском и немножко на китайском? Тебе не странно получить украинский паспорт, жениться на украинке, работать в Украине, и стать в конце концов русским украинцем, который хорошо помнит, как живут в Костроме, по-прежнему любит Кострому, помнит, как схоже выглядит Волга с Днепром, и как и там, и тут многие, кто за сорок, зовутся «петровичами».

 

Современному человеку сложно принять ложь и жить с ней комфортно, как с правдой. Человек рано или поздно докопается до сути, потому что докопаться до сути – это естественно. Представьте себя убежденным в том, что сжигать евреев это круто. Негры – это рабы. Или что курить – полезно. Ложь – временна.

 

– Что ты имеешь ввиду, когда упоминаешь ложь в контексте этого конфликта? – спрашивает мой московский знакомый. – Почему? Кто лжет и зачем? А если лгут – может быть, во благо нашей страны? 

 

– Высшая ценность, дружище, это жизнь. Жизнь – эволюция. Информация – это продукт эволюции и главный фактор воздействия на нее саму. Мы не можем лгать, потому что рискуем научить эволюцию деградировать, в результате чего человечество умрет. Умеренная ложь делает из нас мутантов. Она существенно отклоняет человечество от нормального вектора развития. Ложь, возведенная в абсолют – убивает окончательно. Мы превращаемся в животных, если лжем. Мы уходим в море и там превращаемся в водоросли. Я живу в Киеве, и я не фашист, моя девушка не фашист, мама моей девушки и её папа не фашисты, её брат не фашист. Мы не приводили страну к бардаку. Когда лгут под предлогом что-нибудь отнять, например, кусок земли, это мошенничество, а не геройство. И меня не ущемляют в праве говорить на русском в Украине, а в России не живут лучше, это я по себе знаю. В Киеве у власти не хунта, а избранные большинством достойные люди, приведенные к власти в результате не кровавого переворота, а бунта против вопиющей несправедливости, продажности и деградации. На Майдане был прогрессивный и мирный народ, а на востоке Украины обманутые и несчастные люди, которых завели в тупик ложью и грабежом. Это очевидные факты.

 

– Это только тебе так кажется. Сотни миллионов людей думают иначе. А расти как трава – это даже прекрасно. Водоросли говоришь? А почему бы и нет? А ты понимаешь, что такое сотни миллионов людей, которые думают в унисон? И у русских свои интересы. НАТО продвигается на восток.

 

– НАТО у границ России никак не оправдывает лгунов. А зомби от этого не становятся живыми. Населению России врут в десяти случаях из десяти, превращая людей в черти что. Врут цинично, обвиняя целую нацию в том, чего на самом деле нет. Я не знаю почему это происходит, им, лгунам, виднее. И из-за этого вранья все больше погибают молодые люди. Я не хочу рассуждать о том, кто есть кто в этом конфликте, но и там и там есть люди, которые могли бы жить, и у них могло бы быть будущее, похлеще нашего с тобой. Но его у них забрали, потому что обманули.

 

– Ты не патриот. Ты идеалист. Ты глуп. А Путин, кстати Крым без единого выстрела.... 

 

– Не сложно быть праведником с верой в сердце, а вы попробуйте без веры остаться праведником.

 

Любая геополитическая авантюра, облаченная в пропаганду и построенная на лжи, в исторической перспективе обречена на провал. Вопрос времени. Русские хотят гордиться собой – и это завидное и понятное желание, но гордиться нечем. Поэтому гордятся тем, что есть. 

Любая геополитическая авантюра, облаченная в пропаганду и построенная на лжи, в исторической перспективе обречена на провал. Вопрос времени.
Фотографія: shutterstock.com

Уникальность восприятия приехавших и оставшихся в Украине русских – это когда ты отчетливее других видишь ту грань, за которой начинается мрак. Да хотя бы просто потому, что зимой 2013-2014 твои родственники перестали быть тебе близкими. Они перестали интересоваться тобой. Они забыли о тебе и избегали разговоров «о политике». Когда было страшно – они были уверены, что ты выкрутишься. И уже не позвонят тебе и не порадуются с тобой, когда будет чем гордиться. Твои близкие не поплачут с тобой на улице Небесной Сотни. Им всё привычнее плакать о стройных сочинских фигуристках. У твоих родных своя точка зрения, ее можно выслушать и даже терпеть, но ты понимаешь, что на этом всё – конец, ты как будто улетел на другую планету, а вернуться обратно уже не будет времени. Пока ты вернешься – все умрут. 

 

– Мам, это правда? Это крутят у вас по глобальным каналам? – я кидаю в скайпе ссылку на видео Александра Проханова, в котором тот вещает о прекрасной жизни в Северной Корее на миллионы и миллионы россиян: «Эта полумертвая Европа, с ее музеями и праздной, развратной жизнью. Посмотрите на ровные и свободные улицы Пхеньяна».

 

– Да, крутят. Я верю Проханову, сынок. Мы не знаем, как там все обстоит на самом деле. Нам многое не договаривают. Нас дурят. Может быть, это и есть наше настоящее будущее? – отвечает мама. 

 

– Ваше будущее – водоросли, мама.

 

– Как можно жить в действительности, где самый страшный детский сон сбывается, – делюсь я со своим московским приятелем. Далеким и совсем не родным мне человеком, который однажды одолжил мне денег. Как ни странно, но он понимает меня как никто другой. – Ты знаешь, во сне я защищаю мать от врагов, от злодеев, фашистов. Нас разводят в разные очереди. У меня отнимают мать, я вырываюсь и словно муха, попавшая в мед, пытаюсь спасти её. У меня не получается. Мы разлучены. И представляешь, весь это кошмар сбывается. Только лишь с той разницей, что в роли злодея моя Родина и мама у меня там, у злодея. Она на стороне безразличия, как минимум. Я живу в Украине, она в России – и у нас война. И как будто мать сейчас стоит у границы с «калашом» наперевес. Слепая и глухая. Идет меня спасать.

 

– Родных надо просто любить, – советует он в ответ на мою истерику. – А в Украине все будет хорошо, потому что именно сейчас вы самоопределились. Только сейчас ваша нация осознала себя. Этот путь надо было пройти.

 

– Наша нация? Миша, я ж русский.

 

– Да ты не русский уже. Бывай. Героям слава.

 

Мне кажется, что огородик на Майдане – это и есть тот самый абсолютный экстаз жизни. Памятник всему живому и сильному, справедливому и единственно правильному, что могло произойти на этой земле. Огурцы и лучок, взошедшие на крови патриотов страны – это и есть фонтанирующая правда и свет. Это и есть слава и воля. Грация и природа свободной нации. Эти корявые мужички, жующие первый огуречный плод, совсем недавно пришли на главную площадь своей страны и выгнали оттуда реальную власть, мощную и вооруженную. Убрали – и посадили там лук.

 

Никакая атомная мощь, никакая пропаганда, никакие стройные ряды вооруженных сил сверхдержав не способны будут вырвать эти теплые плоды с грядок Майдана.


comments powered by Disqus