4 березня 2015

Реформы вверх: как один прыгун может помочь Украине найти себя

Неуклюжий спортсмен Дик Фосбери совершил революцию в легкой атлетике, пройдя по описанному Ганди пути: «Сначала они тебя не замечают, потом смеются над тобой, затем борются с тобой. А потом ты побеждаешь». Вместо того, чтобы безрезультатно практиковаться в традиционных способах прыжков в высоту, он изобрел свой. Аналитик Александр Ярошенко размышляет над тем, какой урок из этого могут извлечь украинцы.

 

 

Участник Олимпийских игр 1968-го года молодой американский прыгун Дик Фосбери имел немало поводов для сомнений. Уже после победы на первенстве США среди студентов Фосбери основательно взбудоражил общественность, продемонстрировав совершенно невиданный доселе способ покорять высокую планку — спортсмен разгонялся по дуге и, взлетая вверх, переворачивался спиной к планке, последовательно перенося через нее части тела, а затем приземлялся на плечи. На тот момент общепринятым являлся «перекидной» способ, чем-то напоминающий запрыгивание на лошадь, при котором спортсмен перелетал через планку животом вниз.

 

Результат прыжков Фосбери на Олимпиаде шокировал скептиков и превзошел все ожидания тренеров — спортсмен выиграл золотую медаль и установил новый олимпийский рекорд, обеспечив своему чудаковатому стилю большое будущее. Уже на московской Олимпиаде в 1980-м году 13 из 16 мужчин-финалистов по прыжкам в высоту использовали «Фосбери-флоп», а вскоре этот подход стал абсолютно доминирующим.

 

 

Путь Фосбери к успеху нельзя назвать простым: по его собственному признанию, он был худшим в команде, долго не мог освоить доминирующий в то время перекидной стиль из-за сложной координации движений, а в старшей школе он провалил квалификационный экзамен и даже вернулся к устаревшему примитивному стилю «ножниц». Но Дик не сдавался и с 16 лет начал экспериментировать с техникой прыжка, постепенно нашел удобное для себя положение тела и принялся упражняться со все более высокой планкой.

 

После первых успехов Фосбери на национальных соревнованиях многие газетчики упражнялись в язвительности, подписывая фотографии падения Дика на спину после прыжка словами: «Самый ленивый прыгун в высоту» и «Фосбери шлепается как рыба о дно лодки», что в итоге и определило название стиля (от англ. flop — «плюхнуться, шлёпнуться, сесть в лужу»).

 

В чем состоит инновация Фосбери? Он подверг сомнению то, что казалось незыблемым для всех остальных. Чувствуя себя неудачником, Фосбери не наращивал мышцы, чтобы опередить соперников, не отрабатывал координацию для улучшения своих показателей в традиционном подходе. Вместо этого он экспериментировал и в итоге опрокинул устоявшуюся парадигму, открыв новую страницу в истории легкой атлетики. 

 

Вопрос о необходимости переосмыслить основания сейчас особенно остро стоит на повестке дня для каждого их нас. Дело даже не в том, что многим из нас оказалось проще выйти на Майдан, чем переставать давать взятки или отказаться от хорошей зарплаты ради идеи. Сложность текущей ситуации не в том, что нам нужно стать лучше в рамках текущих представлений – нам нужно изменить саму систему координат и установить новые основания.

 

Условно, перестать считать, что потеря Донбасса лишила Украину 20% производственного потенциала, а признать, что будущее страны не следует искать в металлургических заводах прошлого века и людях с соответствующей архаичной картиной мира.

 

Война, чувство неопределенности и зыбкости окружающего мира и жизни в целом, разрушение экономики — это факторы, которые должны провоцировать столь необходимые инновации, а не фрустрацию и депрессию с установкой «пора валить». Валить на самом деле некуда, ибо основания, на которых зиждется мирная и спокойная жизнь в западных странах, уже расшатаны и тоже нуждаются в радикальном пересмотре. Уже несколько десятков лет многие экономисты и социологи говорят о приближении «постиндустриальной революции» и текущая информатизация является только первой ласточкой глобальных процессов.

 

На самом деле мало кто может описать человечество через 10-20 лет. Большинство футурологов возлагают все надежды на технологическую революцию, но совсем не учитывают отсутствия должных ценностей и мотиваций, которые адаптировали бы нас к новым технологиям.

 
Мы уже получили технологии как у богов, но внутри остались на уровне варваров. И просмотр вечерних новостей, как украинских, так и российских или европейских, дает множество доказательств этому тезису.

 

Мы больше не верим традиционным религиозным институтам, мы заменили их на веру в научную объективность и технический прогресс. В итоге широкими массами завладели потребительские идеалы, а трансцендентные ориентации человечества были значительно ослаблены. Рэй Брэдбери прокомментировал это следующим образом: «Люди — идиоты. Они сделали кучу глупостей: придумывали костюмы для собак, должность рекламного менеджера и штуки вроде iPhone, не получив взамен ничего, кроме кислого послевкусия. А вот если бы мы развивали науку, осваивали Луну, Марс, Венеру… Кто знает, каким был бы мир тогда? Человечеству дали возможность бороздить космос, но оно хочет заниматься потреблением: пить пиво и смотреть сериалы».

 

Уповая на грядущую технологическую революцию, мы часто забываем о рисках, которые она с собой несет. Ученые из Оксфордского университета в своем исследовании «Будущее трудоустройства» пришли к выводам, что в перспективе 20 лет около 47% всего рынка труда США будет автоматизировано машинами. И это касается отнюдь не только примитивной ручной работы, но и врачей, юристов и политиков, не говоря уже о водителях и обычных офисных сотрудниках. Согласно аналогичному исследованию Deloitte для Великобритании, более трети рынка труда находится в зоне высокого риска роботизации, причем даже для современного Лондона показатель составляет внушительные 30%. Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц в своем труде «Безработица и инновации» делает схожие выводы, прогнозируя, что новая технологическая революция приведет к массовой безработице и росту экономического неравенства. Что в свою очередь однозначно приведет к полному изменению роли государства и его функций и возникновению новой системы социально-экономических отношений. Какими будут контуры грядущего мира пока остается большим вопросом.

 

Футуролог и лидер Трансгуманистической партии США Золтан Истван считает, что неминуемым является повсеместное учреждение Безусловного основного дохода, когда каждый получит гарантированный законом минимум денежного довольствия. Насколько такой велфер может быть положительным без радикального массового изменения мотиваций и смыслов — вызывает сомнения. Скорее всего только опустит общество потребления в полуживотное состояние, ведь работать как белка в колесе уже не придется, останется только радость потребления.

 

Сьюзан Тарковски Темплхоф, основатель BitNation, обосновывает необходимость виртуального распределенного гражданства на основании технологии Блокчейна, которая реализована в криптовалюте Bitcoin, и отказа от традиционного единства территории, нации и государства с его монополией на насилие и все виды власти. Схожие идеи выдвигает и украинский философ-конструктивист Сергей Дацюк.

 

 

Ведущий украинский венчурный предприниматель Денис Довгополый, в свою очередь, приходит к выводу, что западный мир пошел по модели, описанной в фильме «Элизиум» или романе Пелевина «S.N.U.F.F.», когда тонкая прослойка избранных получает доступ ко всему технологическому изобилию, а оставшаяся часть населения, оболваненная и люмпенизированная, обеспечивает ресурсный придаток в виде Земли рабским трудом.

 

Таким образом, мир стоит на пороге больших изменений, где Украина позиционируется в качестве страны, нуждающейся в затяжном реформировании по образцу развитых западных демократий, в то время как сами страны «золотого миллиарда», несмотря на стремительное развитие технологий, столкнулись с системным гуманитарным, ценностным и экологическим кризисом. Почему бы Украине с ее громадным потенциалом к изменениям и способностью к инновациям вместо реформ, которые все всякого сомнения нам нужны, не совершить собственный «флоп», пойдя по пути социальных инноваций, которые могли бы задать тон и для всего западного мира? В текущих условиях украинцы демонстрируют небывалый всплеск пассионарности, показывая готовность умирать за ценности свободы и достоинства, а те же мощные сетевые волонтерские движения, основанные на доверии и взаимопомощи, вполне могут стать одним из краеугольных камней нового мира, где язык экономики будет заменен языком смыслов и благородных мотиваций.

 

Следует только помнить, что будущее неопределенно и зависит от каждого из нас. Как говорил Дик Фосбери, вспоминая свой триумф на Олимпиаде: «Когда ты попадаешь на уровень высоких достижений, 90% — это психические усилия и только 10% — физические. Ты не соревнуешься с другими атлетами, ты соревнуешься сам с собой».


comments powered by Disqus