13 липня 2016

Делать это на публике: как общественные пространства могут спасти наши города

На новом витке эволюции мы возвращаемся к модели города как большого публичного пространства – куда стремятся, чтобы реализовать себя и позаимствовать чужой опыт. Но при этом десятилетия жестко структурированного общества дают о себе знать – если взглянуть на наше городское пространство, то можно заметить, как мы часто стесняемся друг друга. Проявлений этого уйма: начиная от закрытых ресторанных площадок и тонированных окон в автомобилях до глухих заборов и закрытых территорий. Сокоординатор Совета по урбанистике Киева Григорий Мельничук написал для Platfor.ma о том, как через создание публичных пространств можно быстро «перезапустить» и город, и общество.

 

 

 

В дискуссиях часто можно встретить тезис о «совке в головах», но очень редко этому понятию дают детальную, конкретизированную расшифровку. Мы не уникальны, и нет ничего удивительно в том, что тоталитарные общества закрыты, здесь к незнакомцам относятся с подозрением, ожидая негатива, а не потенциальных возможностей от коммуникации.

 

С другой стороны, в советское время сама идея публичных праздников и парадов была выхолощена в ноль – превратившись в обязаловку и ритуалы. Результат – зажатость и стеснительность, присущие в большей мере старшим поколениям, но «по наследству» переносящиеся на молодежь. И, конечно же, проявляющиеся в городской инфраструктуре и организации городской жизни.

 

В развитых городах с давними традициями есть уйма практик общественной социализации через публичность. Городские фестивали и дворовые праздники, благотворительные распродажи и тематические ярмарки, парады и карнавалы, забеги и соревнования – да среди подобной череды публичных мероприятий тот же гей-парад бы просто затерялся среди других не менее зрелищных городских событий. Если бы они были в достаточном количестве.

 

Нынешняя инфраструктура мало соответствует современным потребностям общества, является по сути маргинальной – а значит и способствует маргинальным социальным группам. От многих можно услышать что-то вроде: «У нас в районе (в доме, во дворе) все алкаши и наркоманы – и поговорить не с кем». Потом тебе говорит то же самое другой человек из того же района/двора/дома, третий…  И ты вроде знаешь уйму людей по отдельности с этого места, вполне приличных – а получается «район наркоманов»…

 

Их, маргиналов, видно – просто потому, что им наплевать на общественное мнение. Точно так же ведут себя наиболее агрессивные категории пользователей городского пространства – автохамы, хулиганы, некоторые собачники, выгуливающие своих питомцев бойцовских пород или просто большого размера без поводка и намордника. Изменить ситуацию можно или репрессивными методами – через штрафы, – или создав конкуренцию за городское пространство, «пригласив» другие социальные группы на «городскую сцену».

 

 

 

Таких инструментов довольно много. Есть, например, целая наука, как устраивать лавки – создавая уединение или наоборот содействуя контактам, сочетая публичность с приватностью. Центральная площадь, центральная улица – очень важные элементы городской инфраструктуры, места, куда выходят «на других посмотреть, себя показать». Но они должны быть соразмерными – человеческого масштаба. Не нужны огромные площади, призванные в тоталитарном обществе подчеркивать микроскопичность отдельной личности. И нет ничего удивительного, что подобные места сейчас зачастую пустуют.

 

В небольших городах понятия «центральная площадь» и «центральная улица» зачастую очень четко определены исторически, в условиях же мегаполиса нам нужна система публичных пространств, причем четко маркированных, с понятным назначением и иерархией – вплоть до местных правил и уставов. Например, есть общенациональное публичное пространство – Майдан. Наверное, после Революции на граните, «Украины без Кучмы», Оранжевой революции и Революции достоинства с этим уже не поспоришь.

 

По своей сути они имели много признаков традиционных городских революций – и вполне логично, что именно Майдан и Крещатик – это главное публичное пространство города. К тому же именно к этой улице стекаются магистрали со всех исторических районов, что очень символично. Но ведь не может весь город всегда ходить на одну площадь! Киев, как и любой мегаполис, – объединение нескольких городских образований: Лукьяновки, Троещины, Теремков, Воскресенки… И вполне логично, чтобы в каждом была своя «центральная площадь» и «центральная улица», променады нужны в каждом районе.

 

Какие же характеристики должно иметь публичное пространство, чтобы перейти от общих слов к конкретике, а от эскизов – к успешным кейсам? Первое – это миссия, состоящая в обмене коммуникациями и практиками с максимально простым входом. То есть зритель очень быстро и просто может стать участником. Второе – это тематика, ведь далеко не всегда в одном месте можно соединить торговлю, самовыражение, отдых и развлечения, спорт, образование и другие сферы человеческой деятельности.

 

 

 

Третья характеристика – маркировка, как на местности, так и в медийном пространстве города. Это, по сути, брендирование территории, со всеми элементами – миссией, собственно брендом и логотипом, четкими границами, представительством в социальных сетях, афишами и т.д. Четвертое – это местные правила. Да, любому новому посетителю публичного пространства важно понять, как себя вести. Иначе приходится долго присматриваться, чтобы вникнуть, – а простые местные правила обеспечивают легкий и быстрый вход.

 

Пятое же, и, может, самое главное – это сообщество, «присвоившее» это публичное пространство. Это люди, которые устанавливают правила и следят за их исполнением, условно назовем их организаторами. Их задача – реализация четкого плана запуска и поддержания «жизни» в публичном пространстве, начиная от формирования графика событий и заканчивая организацией людей, которые будут показывать пример окружающим. Кто-то их называет волонтерами, кто-то – промоутерами, можно же ввести и термин «добрые титушки» – ведь им нужно выполнять вполне четкие задачи, причем публично. А это – работа.

 

Почему такой термин? Хорошо, вспомним ситуации, когда говорят «давайте нагоним студентов (пенсионеров)» – то есть, по сути, когда создают организованную массовку. Здесь же задача не просто присутствия, а активности – кто первый начнет играть в настольный теннис во дворе, кто первый сделает публичную лекцию в уличном амфитеатре, даже кто первый пойдет гулять по новой набережной или аллее. Причем нужны не только «первые», но и «вторые», «третьи» – чтобы уже внешние люди, не задействованные в проекте, подключились, перешли от созерцания к участию.

 

Нам нужно очень много «добрых титушек», чтобы перезапустить весь город. Человек – существо социальное, но, учитывая нашу историю, мы слишком часто стесняемся что-то проявлять публично – причем даже (а часто – в первую очередь!) хорошие, позитивные практики. Но оказавшись не первыми, среди других – мы легко включаемся. Хорошие, красивые примеры действий других людей – это как движущиеся манекены, на которые мы хотим быть похожими – и повторяем их действия.

 

Мы очень заботимся о мнении окружающих – и важно не только уверить, что определенные практики находят позитивный отклик у других, а и дать это прочувствовать. Грамотно организованные публичные пространства призваны учить нас жить в городе, вовлекать, развивать – и давать новые возможности. Уличные сцены и шахматные столы, аматорские ярмарки и базары, дворовые стадионы и просто места для встреч на открытом воздухе – все это гораздо важнее для города, чем очередные гигантские развязки или многотысячные спорт-арены. Ведь это – новые, неожиданные контакты, а, значит, и возможности.

 

Публичные пространства – это инструменты реализации социального лифта в последовательности «созерцаю – участвую – содействую организации – организовываю», в самых разных сферах. При этом публичное пространство – это витрина города, каким он есть – и каким хочет быть. Что творится на главной площади, на главной улице, в местах массовых мероприятий – таким и воспринимается город. Причем не только туристы его так видят – но и мы сами.

Фото: pexels.comunsplash.com


comments powered by Disqus