25 грудня 2015

Вся власть вот этим: как в четырех украинских городах жители сами командуют бюджетом

В Украине возникает все больше локальных инициатив и деятельных местных общин, но до системной работы дело доходит редко. При этом бюрократическая машина зачастую не может решить множество проблем городской среды: «заложить в план, внести в проект бюджета на следующий год». Сокоординатор Совета по урбанистике Киева Григорий Мельничук, рассказал для Platfor.ma о партисипаторном бюджете – уникальной методике, способной решить эти и многие другие, казалось бы, небольшие, но очень важные проблемы.

 

Фотографія: shutterstock.com

В 1980-х годах в Бразилии случилась одна до боли знакомая ситуация. Страна только сбросила тоталитарную хунту (в смысле настоящую, не «киселевскую»), но большинство граждан были не готовы к упавшей на голову свободе, чем поспешили воспользоваться нечистые на руку чиновники. Распилы, откаты, грязный лоббизм охватили страну, в то время как социальная сфера, образование, дороги пришли в упадок. Ничего не напоминает?

 

И вот в портовом городе-миллионнике Порто-Аллегро с депрессивной промышленностью и разваленным коррупцией городским хозяйством левые политики выходят с нестандартной идеей – отдать распоряжение бюджетом развития самим горожанам. Это в Украине с запретом махания красными флагами все левые партии куда-то растворились. А в Бразилии вместо привычных «землю – рабочим, заводы – крестьянам» лидеры городской организации левой рабочей партии провозгласили более реалистичный лозунг: «Деньги – жителям!»

 

Проект «раскачался» не сразу, но уже на второй год в программе участвовали десятки тысяч горожан, а опыт Порто-Аллегро начал распространяться сначала в Бразилии, потом по всей Латинской Америке, а в 2000-х годах пришел и в Европу. В Германии по такой модели работает уже больше сотни городов, первый бюджет участия в соседней с нами Польше заработал в 2011 году, а в нынешнем, 2015-м, эта практика пришла и в Украину – сразу в четыре города.

 

В Луцк такую идею привез весьма прогрессивный вице-мер – и уже в этом году здесь реализовали несколько проектов. Еще три города запустили бюджет участия с помощью фундации ПАУСИ и польских тренеров: в Чернигове и Черкассах уже состоялись конкурсы проектов, голосования, реализация запланирована на 2016-й год. А в Полтаве создали мощную нормативную базу – чтобы даже при смене власти в городе развивался бюджет участия. В качестве примера возьмем Чернигов и будем вспоминать Порто-Аллегро и соседнюю Варшаву.

 

Итак, городской бюджет состоит как бы из двух частей – текущих расходов и бюджета развития. Иными словами, первая – всевозможные зарплаты, текущие ремонты, выплаты по кредитам, вторая – новостройки, капремонты – в общем, изменения. Мы привыкли, что бюджет развития «собирают» чиновники разных департаментов, депутаты лоббируют свое, в общем, «семейный бюджет» города делится взрослыми дядями под ковром, кулуарно.

 

А потом жители читают программу социально-экономического развития и удивляются: «А это зачем, а это не надо, а у нас вот детсад давно ремонтировать нужно, и тротуары разбиты, и библиотеку хорошо бы в коворкинг превратить». К тому же, здесь еще и широкое пространство для коррупции и лоббизма – и бразильцы в свое время просто сказали: «Хватит! Мы сами будем решать, где ремонтировать дорогу, а где строить школу». Но как? Деньги делить надо прозрачно, без дискредитированных как институция депутатов. Довольно сложный, но прозрачный механизм был разработан и принят как социальный договор.

 

Итак, власть объявляет, что в городе основывается бюджет участия, который составляет определенный процент от доходов городского бюджета. В Чернигове это 4,8 млн грн. Дальше совместно властью (депутатами и горисполкомом) и общественностью создается комиссия-оргкомитет бюджета участия для определения правил игры. В идеале это должно быть совместно с общественным советом – но они у нас не работают. Принимается верхняя планка бюджета проекта – в Чернигове это 1,2 млн грн для проектов капстроительства и 360 тыс. грн для текущих ремонтов.

 

Дальше объявляется период подачи проектов – например, месяц или два. Подавать их обычно имеют право жители города и те, кто в нем работает, учится, служит – в общем, готовьте справки с работы или студенческие. Форма проектов утверждается комиссией, а авторы должны просчитать бюджет проекта в рамках определенных сумм. Чтобы защититься от городских сумасшедших и брать к рассмотрению действительно нужные проекты, в Чернигове автор должен собрать 15 подписей поддержки.

 

 

Теперь об обязательных требованиях к проектам. Они должны касаться коммунальной собственности, бюджеты – быть реалистичными, срок выполнения – не больше года, а все работы будут выполняться городскими службами – как если бы это был проект из программы соцэконразвития. Просто инициируется и принимается он не властью.

 

После подачи и формальной проверки членами комиссии проекты попадают на экспертизу в профильные департаменты мэрии. Задача чиновников – не утверждать проекты, а лишь проверить реалистичность выполнения условий и бюджета. Автора в процессе приглашают, если нужно что-то скорректировать, – потому на экспертизу выделяется еще 2-4 недели. В Чернигове из 73 поданных проектов 56 прошли все проверки и экспертизы.

 

Дальше – голосование, почти как на выборах. Информстенды, бюллетени, урны. Авторы тем временем как могут пиарят свои проекты. Голосование длится несколько дней – в Чернигове и Черкассах это было аж по 2 недели. В Чернигове устроили для этого 16 специальных мест, а также подключили возможность электронного голосования. Голосовать могут имеющие прописку, работающие, служащие или учащиеся в городе. Черниговчане сделали все серьезно – допускаются люди с 18 лет. А в Варшаве голосовать могут даже дети – так там приучают к демократии.

 

По результатам рейтингового голосования проекты-лидеры получают финансирование – на сколько хватит выделенного бюджета. В Чернигове всего было подано проектов на 17 млн грн – не так уж и много. Среди многих чиновников есть мнение, что жители, ну, скажем так, не слишком образованы и умны. Что горожане захотят парки и фонтаны, а не действительно нужные вещи. Так вот – в Чернигове горожане предлагали и голосовали за ремонты детсадов и школ, организацию информцентра в районе, где нет библиотеки, социальное такси и много другого полезного.

 

Черниговские проекты бюджета участия планируют реализовать в следующем году, схема финансирования полностью соответствует существующему бюджетному кодексу. Всего в голосовании приняло участие почти 7 тыс. жителей – а это уже принципиально новый уровень вовлечения в управление городом. Эти люди уже более ответственны.

 

При этом в процессе «сезона проекта» городская община получила уйму полезных бонусов. Первое – это снятие социального напряжения, поскольку жители, активисты и власть переходят от протестов к диалогу и конструктивной работе по развитию города. Второе – более мобильное использование средств на действительно нужные проекты, минуя ряд уровней бюрократии. Авторы и «продюсеры» проектов постепенно превращаются в сильных новых лидеров – может, будущих депутатов и чиновников, а может – активистов. Собственно, разработка и продвижение проекта – работа командная, и так стимулируется создание местных общин.

 

Да-да, у нас любят говорить, что нужно развивать локальные общины – но мало кто знает, как. Однако достаточно лишь дать возможность получения ресурсов – и, как свидетельствует опыт украинских городов, процесс пойдет. В развитых странах Европы подобные проекты реализуются в рамках стимулирования оседлости населения, создания локальных общин, ответственных за пространства. Потому в Брюсселе, например, и голосования, и ограничения общего бюджета нет – просто условия участия предельно четкие.

 

В итоге придуманная левыми бразильцами социальная технология наложилась на общемировой тренд активизации и структуризации общества в результате развития информационных технологий, где иерархические государственные структуры работают все хуже – а общественные сетевые все лучше. А Киеву стоит обратить внимание на примеры более передовых в этом плане городов и браться за создание своего бюджета участия. Высочайший уровень социальной активности, уйма успешных локальных сообществ и реализованных проектов – у столицы для этого есть абсолютно все.


comments powered by Disqus