2 лютого 2016

Все свои, все твои деньги – вместе: как власти и горожанам сообща воплощать нужные проекты

Городской проект – это не только инвесторы с проектами огромных ТРЦ или станции метро, но и велодорожки по инициативе активистов, и установка лавочек у собеса по требованию пенсионерок. При этом все должно быть согласовано и соответствовать потребностям, стратегиям и приоритетам города. Сокоординатор Совета по урбанистике Киева Григорий Мельничук написал для Platfor.ma о том, как принципиально иной подход к городским проектам позволит городу экономить, а жителям – получать именно то, что им нужно.

 

 

Бюджет города состоит из двух частей – бюджета текущих расходов и бюджета развития. Первый является косвенным ресурсом в вопросе развития города – например, могут быть реализованы проекты по сокращению каких-то издержек. Второй, уже исходя из названия – это и есть городские проекты развития. Формируется он на основе годовой Программы социально-экономического развития – общего свода городских проектов, начиная от строительства метро и заканчивая ремонтами лавочек.

 

На каком основании в программу – а значит, и в бюджет – попадает тот или иной проект – загадка. Точнее, это результат кулуарных договоренностей депутатов, руководителей департаментов мэрии, коммунальных предприятий и других заинтересованных личностей. Допустить к ее формированию общественность или хотя бы сделать процедуру понятной и прозрачной в большинстве муниципалитетов боятся, как огня. Но это же лишает город возможностей привлечь под эту программу другие источники финансирования – а, значит, денег не будет хватать никогда.

 

Конечно, проекты бывают разные – и всем очевидно, что детализировать в Программе социально-экономического развития все до последней лавочки никто не будет. Но – кто-то же принимает решение, например, какие 10 из 200 школ ремонтировать в этом году. Здесь «лежат» и лоббирование интересов, и коррупция – а с другой стороны, будущие полномочия райсоветов и местных общин. А еще здесь лежат огромные возможности городского фандрайзинга.

 

Итак, как создать матрицу фандрайзинга городских проектов? Разобраться в уровнях проектов и их экспертизе, системе принятия решений экспертами и общиной, механизмах финансирования и требуемой инфраструктуре. Теперь по пунктам.

 

Город – социально-территориальная структура, и для простоты понимания разделим проекты условно на домовые, дворовые, микрорайонные, районные и городские. Еще одно деление – это проект предполагает ремонт существующих объектов инфраструктуры или создание новых. Итак, всего – 10 типов проектов.

 

Любой проект – будь то лавочка или ТРЦ – попадает на первичную экспертизу. А вот здесь в существующей системе городской администрации начинается поле для коррупции всевозможными разрешительными структурами. Да, можно написать очень детальные правила, но город – это живой организм, и все в одни рамки не загонишь, иногда нужно принимать решения по сути. Итак, вместо чиновников в закрытых кабинетах мы создаем прозрачный офис экспертизы городских проектов.

 

Структура больше общественная со всевозможными экспертными и наблюдательными советами, а чиновникам департаментов будет задача простая – оценить проект по принципу «возможно/невозможно», а не «нужно/не нужно», как сейчас. Общественный экспертный совет при этом может привлекать независимых экспертов, всевозможные институты и исследовательские центры, работу которых можно оплачивать за средства как бюджета, так и грантов. Но если на этапе экспертизы будут выявлены все заинтересованные стороны, все нюансы проекта – гораздо больше шансов привлечь под него деньги.

 

Заинтересованность тех или иных сторон в проекте должна быть формально выражена. Если мы говорим про ремонт придомовой территории – то подписи жильцов, если про велодорожки – письмо ассоциации велосипедистов, если про строительство ТРЦ – ТЭО инвестора, с обоснованием, что именно в этом районе согласно генплану и отраслевым стратегиям нужен этот объект, и он планируется именно таким. Все эти документы, конечно же, в открытом доступе.

 

Коммерческие структуры скажут – но здесь же элемент коммерческой тайны, мы озвучим идею – у нас ее «украдут», кто-то другой построит здесь ТРЦ! Но, во-первых, есть такие уникальные ресурсы как земля и профессиональные качества компании, которая эту идею может реализовать. А во-вторых – а что, собственно, нужно городу? Процесс конкуренции или результат в виде успешного и нужного объекта? Интересы городской общины превыше принципа тотальной конкуренции эпохи дикого капитализма. К тому же, конкуренция на этапе идей и проектов – это тот же инвестиционный конкурс. По сути, многое у нас уже есть, просто оно не так работает.

 

 

Для всего этого нужна пространственная общественно-бюрократическая инфраструктура. Это городское агентство развития, включающее в себя и функции общественного экспертного представительства, и инвестиционного агентства, и разрешительно-консультативные функции, и экспертизу, и проектный офис. Масштабно, почти как городская администрация? Совершенно верно, это и есть администрация городского развития, в противовес классической администрации городского текущего обслуживания. Чиновники по своей сути ориентированы на поддержание существующей системы – это стоит понять, принять и использовать. И не ждать от них инициатив развития – для этого нужна совсем другая система.

 

Агентство развития – лишь головной офис, а в отдельных районах города нужны офисы развития районов, ориентированные на крупные территориальные образования. Еще ниже – локальные публичные пространства, где жители квартала или небольшого микрорайона могут проводить обсуждения, где проводятся презентации и открыто представлена вся информация о развитии территории.

 

Идеально это делается на базе библиотек, которые превращаются даже не в медиатеки, а в публичные многофункциональные пространства. Естественно, что это коррелируется с иерархией проектов: благоустройство двора рассматривается на низшем уровне, а строительство метро – на уровне городского агентства, но задействуя локальные офисы территорий, где планируется проект.

 

Финансирование – конечно же, самое интересное. Мы помним, что у нас уже на этапе предварительного утверждения, точнее, позитивного вывода экспертизы, проект имеет поддержку, соответствует генплану и стратегиям, о нем проинформированы все заинтересованные стороны и он прошел публичную презентацию среди местных жителей. Это все еще до хоть малейшего начала реализации, конечно же.

 

Чьи деньги? Бюджет города – да, но за очень редкими исключениями и только на принципах софинансирования. Если никто кроме чиновников не готов на взаимовыгодных для города условиях выделять средства на этот проект – может он и нужен только бюрократам? Идеальный вариант, когда доля бюджетных средств небольшая – значит, городу он нужен, за него голосуют деньгами.

 

Рассмотрим кейс в одной из самых сложных сфер – проект комплексной реконструкции школы. Образование и ЖКХ у нас – беда и кажется, что сюда денег никогда не хватит. Бюджетных – да, но они нужны в первую очередь на работу агентства развития города для качественного фандрайзинга. Итак, город объявляет программу комплексной реконструкции школ. По всей сети офисов развития проводятся обсуждения с выработкой приоритетов, устраиваются круглые столы, приглашаются эксперты – и вот мы уже имеем городскую отраслевую стратегию улучшения инфраструктуры школьного образования и некие общие стандарты для комплексной реконструкции школ.

 

Городская администрация говорит: «Окей, мы имеем стратегию и стандарты, они со всеми согласованы – но в бюджете на это нет денег». В нынешнем случае на этом все закончится – помните «Столичный стандарт образования» от Александра Попова? Разве что найдут какие-то деньги на строительство 2-3 школ в год и ремонт 5, а где именно – выберут лоббисты. В нашем случае все иначе: «Это школы, они нужны нам всем, живущим в городе. У нас есть немного денег, но на 100% школу за средства бюджета мы строить не будем. Мы предлагаем местной общине привлечь средства – а мы, городская администрация, предоставляем механизм фандрайзинга и выступаем гарантом целевого использования финансов».

 

Дальше запускаются знакомые всем нам механизмы финансирования. Для начала каждая община у себя в локальном офисе развития обсуждает и в конечном итоге определяет, что местную школу нужно реконструировать. В процессе дискуссий на основе общегородских стратегий и стандартов вырабатываются местные требования – техническое задание, – и это становится городским проектом, который попадает в агентство развития на экспертизу и обсуждение. Все говорят окей – и община начинает искать деньги.

 

Где они лежат? Один из простых источников – паевое участие застройщиков, средства, которые они уже сейчас платят в бюджет города на развитие инфраструктуры. И их размер, и использование сейчас определяются по довольно мутной схеме чиновниками – но логично, что это должна решать местная община. Ведь застройщик возводит дом или супермаркет именно в этом районе, и жители лучше знают, что им нужно! Да, если речь идет о крупных объектах, то часть средств должна идти на общегородскую инфраструктуру, но если это небольшой магазинчик – жители решат по всей сумме.

 

Партисипаторный бюджет – отличный механизм распределения средств бюджета города. Система прямого голосования всеми жителями территории позволяет еще больше верифицировать потребности. Например, довольно развитый район проголосует за проект благоустройства парка, а другая община – за реконструкцию школы. Жители на самом деле очень чутко и здраво подходят к выбору проектов – например, в Чернигове как раз за проекты по школам и детсадам в больше всего голосовали горожане (мы уже писали о том, как в ряде украинских городов жители сами выбирают, чем заниматься городу. – Platfor.ma). В нашем случае, учитывая обязательность реализации партисипаторного проекта за год, может быть одна из очередей реконструкции школы – например, утепление одного из корпусов.

 

 

Теперь подключаем бизнес. Крупная оконная компания готова предоставить скидку на установку энергосберегающих окон – но в рамках своего бизнес-плана на рекламу и продвижение только в одной школе города. Или в 2, в 10 – но ограниченное количество. Это еще финансирование – но как выбрать? Оконная компания: «Окей, я готова дать скидку 30%». Город: «У нас денег нет – но есть государственная программа энергосбережения, нам правительство через европейские фонды компенсирует 40% стоимости, мы выступаем гарантом и все организуем».

 

Активные жители обращаются к местному бизнесу и меценатам: «Мы уже нашли, как сэкономить почти половину бюджета замены окон, мы все здесь живем – поучаствуйте, это реально нужно, вот подписи, голосования, результаты обсуждений» - и рассылают всем презентации проекта, проводят встречи. Владелец местного магазина: «Хм, я конечно хотел клумбу сделать, но вы подтвердили, что нужно это, вот вам еще 5% суммы, а табличку прикрутите?». Жители: «Прикрутим, мы всем прикручиваем на доске меценатов, да мы и так знать будем, что это вы». Так собрано еще, например, 20% суммы.

 

Еще немного не хватает. Активные жители: «Люди, вот у нас проект замены окон, вот мы уже разными путями нашли 80% суммы, чуть-чуть не хватает. Мы все здесь живем, сюда ходят наши дети, мерзнут. Кто сколько может, вот муниципальная система краудфандинга, здесь все честно, город выступает гарантом». Так собрали еще 10% суммы, вместо теневого школьного фонда «на ремонт» заработала прозрачная система краудфандинга. К слову, муниципальный краудфандинг «ЧеДрим» уже работает в Черкассах и планируется во Львове.

 

Активные жители: «Депутаты горсовета! Мы разными путями нашли 90% нужной суммы проекта, вот экспертизы, подписи, деньги, но у нас не такая богатая община, больше мы не соберем». И вот только здесь, когда очевидно, что проект нужен многим людям, что многие в него уже и так вложились финансово, город из специального фонда софинансирования выделяет недостающие средства, процент софинансирования может меняться в зависимости от сферы проекта. На принципах софинансирования городом, жителями и немецким фондом работает программа реставрации зданий и благоустройства дворов во Львове.

 

Так наши жители успешно собрали средства и утеплили школу. Но это не весь проект, лишь две очереди. Но теперь это – сплоченная, организованная община. Жители лояльны к местному бизнесу, продажи растут. Школа снизила энергопотребление, и по условиям городской программы сэкономленные средства в течение 3 лет может использовать на проекты развития – например, установку твердотопливной системы отопления, сэкономив потом еще – и получив деньги буквально из воздуха, например, на обновление парт.

 

Таким образом, мы переходим от чисто советско-плановой годовой Программы социально-экономического развития к годовому Операционному плану развития – конечно же, сообразно принятым стратегиям и приоритетам развития. Универсальный механизм для включения средств самых разных заинтересованных сторон – по сути, централизированный городской фандрайзинг. Тогда и может заработать принцип, что на каждую выделенную из бюджета гривну привлекается из других источников еще 5 или даже 8.

 

Но это еще не все. В процессе внедрения этого общегородского фандрайзинга мы «как-то невзначай» получаем конструктивно работающие местные советы. Вдруг практически ниоткуда берутся местные общины из сознательных жителей, которые способны не ругать власть по кухням – президент виноват, что у нас в лифте грязно! – а сообща работать над улучшениями своей же среды обитания. «Вдруг откуда ни возьмись» мы получаем социально ответственный бизнес, который не лепит 150-ю рекламную лавку в одном и том же центральном парке, а делает что-то полезное для общества и выгодное для себя. Это – не что-то новое, это успешный европейский и мировой опыт, который мы имеем счастье видеть, можем изучать – и внедрять быстро и комплексно.

 

Фото – shutterstock.com


comments powered by Disqus