26 вересня 2016

Поворот на права: почему равенство нужно далеко не всем женщинам

В Украине продолжается борьба между гендерами. Но при этом равноправия по-настоящему хочет лишь очень небольшой процент женщин. Арт-менеджер Катерина Тейлор поражается этому и напоминает, почему равенство – это важно.

 

 

В третьем фильме о нескладной Бриджит Джонс ее мама баллотируется в какой-то местный совет. Бриджит рекомендует мамашке поменять программу со средневековой на актуальную – и, среди прочего, предлагает бороться за права женщин. На что последняя роняет показательную фразу: «Ну сколько еще нам нужно этих прав».

 

Лично у меня возникает ощущение, что иногда женщина с правами – как та обезьяна с гранатой. Эти магические «права», о которых все говорят – как яркая обложка от Конституции без содержания. Тебе то и дело вменяют, что, вот, дескать, у вас и так прав, как собак нерезаных, а вы все недовольны. Но что именно имеется ввиду, никто кроме ярых феминисток особо не понимает. Все же есть, хорошо живем, декольте наружу, чулки в сетку, чего еще надо? Прав тебе мало?

 

Недавно я здоровалась с одним знакомым и по привычке крепко пожала ему руку. Его это удивило, и он начал говорить о том, что это не принято в Украине, в отличие от западных стран. Хотя как же не принято, когда вот же я, только что. То есть не странно. Принято. И мы запутались, является ли проявлением сексизма пожатие руки или последующее обсуждение этой темы. И немножко погрязли в бестолковых суждениях. И если честно, то большинство из нас как раз и погрязает в суждениях, нивелируя важность вопроса вместо того, чтобы в нем разбираться. А еще такие люди любят говорить о том, что феминизм и сексизм – это чепуха. Но это вообще такой национальный спорт – осуждать, не понимая и даже не пытаясь понять.

 

Как-то раз я пришла с марша за права женщин прям на плаху – на обед к родителям. В руках у меня была крепко сжата листовка с ценностями феминисток, а я была полна решимости поделиться своими впечатлениями. Надо сказать, что мама к моим жизненным впечатлениям готова – она «выросла» на моих пересказах биографий ярких личностей – Роберта Маппелторпа, Сары Лукас и Луи Буржуа. Поэтому ее ничем не удивить. А вот отец хранитель более традиционных ценностей. Я спорила с ним о том, что права женщин не только в том, чтобы ходить в брюках, а в ненасилии, свободе выбора мужа в восточных странах, праве на образование в странах третьего мира (в 21-то веке). Ну в общем, чтобы права женщины и права человека стали чем-то единым, мы завершили борьбу между полами, и начали все вместе бороться за права тех, кому действительно нужна помощь.

 

Но папа сказал интересную вещь, которая мне, которая всегда с вилами, была не так уж очевидна. Он сказал: «А не все женщины хотят этих прав». И вдруг меня осенило, что одинаковая с мужчинами зарплата и право на образование нужны такому маленькому количеству людей, что мы никогда не поборем этот сексизм ни в стране, ни внутри себя. Что это нужно вот той небольшой кучке людей, которая вышла на марш. Сто, двести, пятьсот человек в 45-миллионной стране. Что большинство не хотят принимать решений никогда, кроме как решений, какие туфли под какую сумку. Не хотят вылезать из теплой утробы. Что дело есть одной на тысячу. Что лучше продавать свою сексуальность в прямом или спрятанном в традиции виде и не работать наравне ради общего блага.

 

Хотя вроде бы очевидно, что те страны, в которых равноправие присутствует в большей мере, чем в Украине, живут лучше. Не казалось ли вам это интересной статистикой? И не повод ли это для того, чтобы к этому стремиться? Ведь экономические успехи выгодны всем, независимо от пола. Особенно учитывая, что большая часть населения или пусть даже половина – это женщины, то есть на 50% больше рук, мозгов, инноваций, открытий, идей. Не использовать это – преступление.


comments powered by Disqus