10 липня 2014

Под широко открытым небом: как опен-эйр делает людей счастливыми

Ведущий шоу «Большой Фисун» и «Праздная жизнь» на радио «Аристократы», а также наш колумнист Влад Фисун сегодня смотрит на киевский дождь и размышляет о том, как ему повезло в эти выходные и вообще в жизни.

 

Фотографія: Joseba Elorza 

 

Мне очень повезло. Появиться на свет, прожить сорок лет по человеческому исчислению, познать многие прелести существования, стать отцом, влюбляться, писать стихи и статьи, повидать больше радости, нежели горя, и в прошедшие выходные – с погодой. Сейчас в рассветном Киеве льет дождь стеной, и мир будто говорит мне, как по Феликсу Кривину: «Видишь, я повременил с уикендом, и не испортил вам дела».

 

За две ночи плясок возле бара на опен-эйре, к организации которого я причастен, был всего один небольшой инцидент – кто-то на пляже, на берегу Днепра, поймал «белку» и незаметные секьюрити вежливо положили буйника, чтобы не мешал остальным. Как-то так получается, что единственное, что могло меня расстроить, случилось лишь во мне, глубоко-далеко, и об этом даже и вспоминать-то стыдно на радужном фоне всеобщего счастья.

 

Так вот. Однажды группа друзей придумала себе еще одно к прочим развлечение – маленькую вечеринку на лугу, человек на сто, не больше. Это совсем несложно – там одолжил генератор, сям – немного звука, киловатт-полтора. Главное, чтобы устраивала музыка, которую будут ставить, и люди хорошие собирались – балдели, смотрели в ночь, плясали или сидели у костра. Мы нашли такое место и нашли все для такого места довольно просто, и всему этому в качестве определения подходило больше других шестидесятническое словечко «хеппенинг».

 

Неожиданно хеппеннинг как форма искусства, в котором зрители принимают полноправное участие, очень подошел к нашей затее – прибыв на полянку, некоторые друзья доставали из машин папки с дисками и принимались диджеить, насколько им это было под силу. Однажды к нам присоединились дайверы, макавшие желающих в Десенку. Вдруг прилетел Руслан Грицайло на паратране, и я был одним из тех, кто посмотрел на все наше счастье на 200 человек сверху.


Мы ни от кого не прятались и не скрывались, иногда мне звонили какие-то совсем малознакомые люди и я ездил за ними, как лоцман, на мотороллере, потому что отыскать и их, и нас было непросто. И вдруг мы все это бросили и перестали. Наверное, надоело. До поры до времени.


Вот я пытаюсь вспомнить, как мы начали, почему решили возобновить – и нет этих зарубок-зацепок. Да зачем они нужны? 


Да, нашли берег Днепра, попросили поиграть человек пятнадцать, забабахали сцену, то да сё – как то все происходило само собой, не просто, но и не сложно слишком. И очень хотелось, чтобы всем, кого хотелось видеть, хотелось добраться. И многие, очень-многие снова стали желать не просто приехать, но выступить, что-то сделать, сыграть и даже спеть.

 

Мой самый захватывающий момент этого действа – 5-минутный круиз на моторной лодке. Первый раз я совершил его в компании двух кофров с проигрывателями, каждый весом килограмм в пятнадцать, и такого же объема и веса сумкой пластинок. Отправлялся с тонущего пирса, под звезды и под смех людей на берегу. В этом году я сидел сфинксом на обрывчике, с бокалом розе, и смотрел, как причаливают одна за одной лодки и высаживают радостных прибывающих. 


В пятницу были и подготовленные, с палатками и припасами на ночь, были и  «очутившиеся из офисов» – буквально с работы вышедшие, и не особо подозревавшие, на что они отправляются, добрые люди.

 

Всех ждало удивление.

 

 

Ночью был космос. И нам не удалось его запечатлеть, но один юноша инопланетной внешности играл на кнопочках лэптопа, а второй пел в тембре Нины Симон.

 

Во время нашего сета с Вовой Сивашем пришли двое – одного знал я. Второй знал меня. Они включили микрофоны и сделали из нашего инди-диско свой даб-рагамаффин-тоаст.


Днем были дети.

 

 

Вечером были взрослые.

 

 

Ночью были танцы (даже трибьюты!) А хорошо было все время. Причем всем.

 

Я не увидел ни одного недовольного лица, готов поклясться. У нас не было ни фейсконтроля, ни вышибал, к берегу то приставала яхта, то подходил плот-трамвай, были и отважные на вездеходах, а ночью к диджейке прикатил квадроцикл и парень в темноте мне сказал «Дай розетку, я добавлю вам светомузыки, у меня с собой».

 

В те два волшебных дня, до них, сейчас, да и в будущем, я уверяюсь снова и снова – мне очень повезло. С дождем, в том числе.


comments powered by Disqus