9 лютого 2015

Музыка из плена: история музыканта в плену у сепаратистов

25-летний диджей и саунд-продюссер Ярослав Ерёменко прошлой весной провел несколько суток в плену у сепаратистов в Славянске, и сидел в одной камере с режиссером Павлом Юровым и художником Денисом Грищуком. Освободившись едва ли не чудом, он решил навсегда изменить свою жизнь. Platfor.ma публикует его историю и выводы.

 

Я не солдат. И никогда не хотел им быть. Мое призвание – музыка. И как бы страшно это ни звучало, понять это мне помогла война.   

 

 

Я родился и вырос в Краматорске, затем какое-то время учился в Киеве. После гибели отца мне пришлось всё бросить, вернуться в родной город и устроиться работать на местном заводе. В прошлом году, за пару дней до официального начала антитеррористической операции, я ехал по трассе Краматорск–Святогорск. Я и до этого десятки раз проезжал по этому маршруту, но именно в тот вечер что-то пошло не так – на блокпосту меня остановили.

 

В моем багажнике сепаратисты нашли шарф болельщика сборной Украины по футболу, а в телефоне – фотографии с флагом Украины. Казалось, это чей-то дурной розыгрыш, но постепенно приходило понимание того, что всё происходит по-настоящему. Так, никогда не принимая активного участия в политике, я в один момент оказался «правосеком», «врагом республики» и приговоренным к немедленному расстрелу.

Фотографія: shutterstock.com

Пару слов о «расстреле». Приговоренного с завязанными глазами и связанными руками ставят на колени, спрашивают о последнем желании, предлагают сигарету и дают время помолиться. Дальше – выстрел. Холостой, ты жив, но с этого момента понимаешь, что шутки закончились. Ты словно попадаешь в другое измерении, твой мозг начинает работать в экстремальном режиме и цель отныне одна – выжить.

 

В моей камере, в которой лишь иногда удавалось перекинуться парой слов с другими пленниками, оказались Паша Юров – театральный режиссер, и Денис Грищук – художник и волонтер. Выглядели они неважно, что и не удивительно, учитывая град насмешек и ударов, сыпавшийся на них. «Для вдохновения на создание новых творческих шедевров», – весьма специфически пытались шутить наши надзиратели.

 

Людям, не пережившим подобного, живущим в XXI веке, эпохе свободы, комфорта и скоростного интернета, сложно понять, как мало может стоить человеческая жизнь. Каково это – быть полностью бесправным, слабым и беззащитным под дулом автомата другого человека. Нас постоянно избивали, а избивая, заставляли кричать «Слава Украине» и петь гимн Украины. На мое предложение всем дружно спеть гимн ДНР надзиратели отвечали гробовым молчанием – написанием гимна новоявленная республика пока не озаботилась.

 

Особенно мне перепадало за то, что я, будучи местным, не поддерживаю новый режим. Найденный в багажнике сине-желтый шарф мне повязали на шею и проходящие мимо надзиратели периодически душили меня им.

 

Так прошло несколько дней. Всеми правдами и неправдами моей матери удалось достучаться до властей ДНР. Проведя четверо суток в подвале СБУ в Славянске, первого мая – в первый день АТО – мне вернули вещи и документы. Автомобиль ушел в «пользу республики», но задавать лишних вопросов я не стал. Меня вывели за баррикады, сняли повязку с глаз, и приказали идти, не оборачиваясь.

 

Моих сокамерников Пашу и Дениса отпустили не сразу, продержав еще два с половиной месяца. Им удалось освободиться только после того, как украинская армия окружила Славянск, и сепаратисты сбежали из города. В ближайшие же дни после своего освобождения я покинул Краматорск и поехал к родственникам в Днепропетровск, а затем – в Киев.

Фотографія: shutterstock.com
 

Все эти сумасшедшие переживания помогли мне осознать ценность каждого дня нашей короткой и такой хрупкой жизни. Сейчас я по-настоящему трепетно отношусь к каждому отведенному мне часу. Трудиться на нелюбимой работе, дружить не с теми людьми, тратить время попусту – теперь я уверен, что это худшее преступление против себя из возможных. 

 

Я мечтал всю жизнь заниматься музыкой – сомнения, уверенность в том, что есть пути «правильные» и «неправильные» до всех этих событий удерживали меня от дела, которым я мечтал заниматься. Бессмысленная кровопролитная война каждый день уносит жизни молодых, талантливых людей, которым было что сказать этому миру.  Мне же чудом удалось избежать их участи, и теперь я не имею права упустить свой шанс сделать этот мир хоть немного лучше.

 

Кому вообще нужна эта война? Я не знаю. Я не понимаю, что заставило простых людей, сограждан, моих земляков, взять в руки автоматы и начать избивать безоружных людей. Я уверен, что каждый должен заниматься своим делом. Сейчас, совместно с ребятами из «Oleksandr Dovzhenko National Centre», я начинаю работать над немым украинским кино середины и конца ХХ века, для которого я готовлю саундтрек. Теперь все свои саунды я стараюсь создавать принципиально светлыми и солнечными, с правильными ритмами, чтобы заряжать позитивом других.

 

Несмотря ни на что, вера в лучшее должна оставаться. Отчаяние – наш злейший враг.

 


comments powered by Disqus