27 квітня 2014

Не женское это дело

Белорусская журналистка Алина Крушинская изучала в Европе вопросы гендерного равенства. Для Platfor.ma она объясняет, почему феминизм – это не только про равноправие женщин, но и про детские площадки, велодорожки и здравую политическую жизнь.


Принято думать, что феминизм и гендерные исследования заняты изучением и решением исключительно женских вопросов. Поставьте лайк те из вас, кто не дочитал до конца ни одной статьи, начинающейся с похожего утверждения. Поразительно, насколько сложно убедить мужчин, да и некоторых женщин, во всеобщей пользе и необходимости феминистского движения. Но я, как и многие женщины до меня, все-таки попытаюсь.

 

 

Да, в феминизме главное – стремление к равноправию всех женщин и мужчин в разных сферах общества. Но главное, чему меня, например, научил феминизм, это равные права и отсутствие дискриминации вообще всех людей. Удивительное открытие: патриархат – это не только про подавление женщин мужчинами, но и про подавление одних мужчин другими мужчинами. Гендер – это не только про право женщин голосовать, владеть имуществом и вступать в брак по своему усмотрению, но и про возраст сексуального согласия, и про воинскую обязанность, и про многие другие повседневные вопросы, о которых почему-то принято забывать, когда речь заходит о политике.

 

Феминистская критика как наука является прекрасным упражнением для тех, кто хотел бы всесторонне изучить властные отношения. Гендерная чувствительность оказывается такой универсальной лупой, под которой можно рассмотреть механизмы господства и подчинения в обществе, начиная с первых его шагов.

 

Одна белорусская журналистка (к слову, окончившая гендерную магистратуру), писавшая репортажи из революционного Киева, недавно сделала запись в своем фейсбуке: «Уже который месяц стоит перед глазами, как люди на Институтской прикрываются голыми щитами и идут под пули. Видят, что убивают, и все вокруг видят, и идут все равно. Я смысл этого для себя словами не могу объяснить, только понимаю, что за каждым из них точно что-то очень обычное стоит: в какую школу детям ходить, где работать, в каком доме жить, какие газеты читать.» Эта запись, на мой взгляд, является прекрасным примером того, что называют гендерной чувствительностью, которая за лозунгами вроде «Европа начинается с тебя» способна распознать «что-то очень обычное», то есть саму жизнь.

 

Доморощенные критики феминизма, как правило, упускают из виду тот момент, что многие когда-то считавшиеся радикальными феминистские идеи сегодня воспринимаются как сама собой разумеющаяся часть демократической мысли. А многие взгляды, лозунги и вопросы, сформулированные феминистками, непосредственно касаются и самих критиканов.

 

В 1969 году феминистка Кэрол Ханиш написала текст, который она озаглавила коротким и выразительным слоганом «Личное есть политическое» (The Personal Is Political). Речь в этой статье шла о терапевтических женских группах, посетительницы которых обсуждали свои проблемы в самых разных сферах: работа по дому, воспитание детей, поиски себя, профессиональная реализация, секс и многое другое – все то, о чем не принято было говорить публично. Более того, трудности, с которыми сталкивались эти женщины, считались их личными проблемами, преодолевать которые каждая должна была самостоятельно.   Однако массовость групп и повторяемость женских историй заставляли задуматься о том, являются ли эти вопросы такими уж личными или скорее они воплощают собой определенные социальные процессы и общественное устройство в целом. Именно понимание того, что политика – это не только дележ власти, но и нечто совершенно обычное, тривиальное, позволяет на уровне общественных организаций и политических движений бороться за детские площадки во дворе и велосипедные дорожки в городе.

 

 

В 1988 году индийская философ Гайятри Спивак обозначила еще один вопрос, ставший классическим для постколониальной и феминисткой теории. Ее эссе  «Могут ли угнетенные говорить?» – это глубинный философский анализ положения женщины в постколониальных государствах, положения Другого. Другой (еще один важный для феминизма концепт) – это всегда отличный от заданной доминирующей социальной группой нормы, канона: женщина является Другим по отношению к мужчине, гей – к гетеро, черный человек – к белому. В этом смысле становится понятно, почему смена власти так часто сопровождается языковыми конфликтами.

 

Чтобы проверить, насколько демократично устроено общество, можно проанализировать, какой в нем действует гендерный порядок, насколько женщины (а вместе с ними разные этнические, религиозные и другие социальные группы) включены в политическую жизнь государства. Их интересы могут оказаться частью интересов всего общества, их взгляды привнести нечто новое, казавшееся незначительным, в социальное устройство.  Не будем забывать, что разнообразие и разногласия – не подавленные, но вынесенные в публичное пространство обсуждения – это главные враги авторитета власти

 

Фото на паралаксе – Martin Klimas


comments powered by Disqus