23 квітня 2015

Не спать: преподаватель о том, почему он подавляет желание флиртовать со студентками

Преподаватель КИМО и Висконсинского международного университета в Украине Глеб Буряк предельно честно написал для Platfor.ma о том, почему он не спит со своими студентками. Хотя иногда очень хочется.

 

Фотографія: shutterstock.com

– Здравствуйте, Глеб Сергеевич!

 

– Привет! – подмигнул я бывшей студентке и протянул свою ладонь к её ягодицам. В нескольких сантиметрах от её обтягивающих джинсов я отдёрнул руку, набросил серьёзный вид и быстро зашагал в свою сторону, надеясь, что никто не заметил моего неудачного жеста.

 

«Дружочек, очнись, ты на работе!» – говорю я себе. Я с 6 утра на ногах, не могу ясно мыслить и кофе нужен мне, чтобы просто держать себя в рамках приличий.

 

Непозволительно демонстрировать свой тестостерон на работе, особенно когда ты преподаватель. Проявлять знаки внимания к студенткам особенно аморально. Но к чему эти условности? Никакие законы, правила и инструкции не запрещают мне заигрывать со студентками, однако я упрямо изображаю холодного и строгого преподавателя.

 

Девушки часто строят свои красивые глазки преподавателям. Так они смазывают серую карту лекционных будней, выплескивают красочные лучи света своими улыбками. В самые унылые минуты они напоминают мне, что я люблю свою работу. Как бы упорно ни играл мужчина в безразличие, любому из нас приятнее работать под взглядами красивых девушек.

 

Если бы я был старостой курса, я бы собрал самых привлекательных студенток и раздал им следующие наставления: «Зоя, Жанна и Альбина, слушайте меня внимательно: вы должны занять места в разных углах аудитории, чтобы наш препод всегда видел одну из вас. Когда он начнёт читать свой конспект, начинаете максимально излучать своё обаяние. Помните, он ни на секунду не должен спрятаться от ваших улыбок. Если он станет бубнить и нудить, задавайте вопросы, пускай глупые, но заставьте его читать интересные лекции. От вас зависит то, каким мы запомним этот предмет».

 

Возможно, хорошие старосты так и поступают. Должны быть специальные курсы, где этому учат: красиво одеваться по форме, загадочно улыбаться и задавать двусмысленные вопросы. Лично я с радостью работаю в аудиториях с лёгкой и деликатной атмосферой кокетства.

 

Вне аудитории жизнь другая. Рабочие функции выполнены, а личные беседы подслушать некому. Можно позволить себе немного искренности в разговоре.

 

После пар ко мне подходит сногсшибательная студентка с нарочито глубоким декольте. Я бы не набрался смелости приблизиться к ней первым где-нибудь в ночном клубе. Она уверено смотрит мне в глаза и начинает с комплиментов моей рубашке и галстуку. Затем спрашивает, как может отработать пропущенные семинары. Эта дурацкая первая пара, я должен знать, как тяжко просыпаться в такую рань. Может я смогу что-то придумать, пойду ей навстречу? Я на её стороне. Я стараюсь не думать о вырезе её платья и предлагаю ей подготовить презентацию по заданной теме с фиксированным выступлением. Она выступит перед группой и каждый сможет увидеть, что свой зачёт она получит заслуженно, её усилия и знания будут оценены по достоинству, пускай и придётся немного поработать. Девушка-богиня в недоумении, её взгляд тускнеет, блеск в глазах исчезает.

 

Я не знаю, на что она рассчитывала и как я должен был себя повести, но я разочаровал её. Как хорошо было бы очутиться в дешевом порнофильме, где все сложные вопросы решаются просто и понятно. Но 15 минут животного секса – это совсем не то, что нужно в качестве отработки за пропущенный семинар. Этой девушке важно нравиться – внимание мужчин даёт ей уверенность и сейчас она пошатнулась. Зато моя уверенность находится на пике, и я полностью контролирую ситуацию. Мой преподавательский образ даёт мне силы, я чётко осознаю на что способен и потому не отступлюсь от него. Правда в том, что я недостаточно уверен в себе, чтобы кокетничать со студентками; я недостаточно силён, чтобы зайти на эту неведомую территорию и твёрдо стоять на ней.

 

Когда я впервые захожу в аудиторию, я обязан себя проявить самым чётким пацаном и недоступным лакомым куском. Это самое безопасное поведение, который может изобразить относительно молодой преподаватель – выстроить непреодолимый барьер между собой и студентками. Я с радостью исполняю эту роль – она гарантирует мне душевное спокойствие. Я боюсь поражений, а избежать их можно только если не играть в эти игры.

Правда в том, что я недостаточно уверен в себе, чтобы кокетничать со студентками
Фотографія: shutterstock.com
 

Я оправдываю себя моральными обязательствами. Я в первую очередь должен учить студентов. И когда они поступают в высшую школу, они преследуют совсем другие цели – вовсе не поиск любовных приключений на свои юные попы.

 

Любое ограничение даёт вам преимущества. Поскольку от меня не исходит никакой «мужской» угрозы, студентки мне доверяют. Я как слепой в женской бане, как друг-гей, как ретроград-преподаватель.

 

– Глеб, – говорит мне моя бывшая студентка, – с тобой так спокойно. Знаешь, это жутко, когда преподаватель смотрит на тебя, как на мясо. Когда ты выслушиваешь похабные комментарии во время семинаров и двусмысленные намёки на сессии. Ты так интеллигентен, ты бы никогда себе такого не позволил!

 

– Дорогая моя студентка, поскреби этот верхний слой моей интеллигентности, ну же, поскреби его сильнее и посмотри, что под ним.

 

Я задерживаю дыхание и интенсивно моргаю, выходя из-под гипноза её широко раскрытых зелёных глаз, мой взгляд задерживается на её пухлых нежных губах, они эротично подрагивают и пропускают её дыхание. Я физически чувствую её каждое слово. Я медленно провожу своим взглядом по её подбородку, красивому изгибу тонкой шеи и оголенных плеч. У неё очень красивые руки с лёгким очертанием мышц, изысканные кисти и длинные пальцы с ярко-красным лаком на ногтях. Она теребит картонный стаканчик с кофе и явно излишне переживает из-за глупых преподавательских шуток. Но я осуждающе покачиваю головой и высказываю всяческую поддержку. Я лицемерю, я прекрасно понимаю, что чувствуют мужчины при виде этого бесконечного весеннего мельтешения голых девичьих ног по коридорам Alma Mater.

 

Мой мудрый друг однажды заметил, что я слишком серьезно к себе отношусь. Что я слишком переживаю, как всё будет выглядеть со стороны. Да и вообще, не стоит переоценивать своё место в чужой жизни. Он сказал это другими словами: «Чувак, ну кому ты нужен? Может ей просто галочку нужно поставить, что с преподом 'чпокнулась’, она о тебе и не вспомнит после выпускного».

 

Я думаю, что он прав. Но я же взрослый, я же ответственный. Когда моя будущая дочь поступит в институт и решит встречаться со своим профессором, что я почувствую? Я думаю, что посоветую ей не терять своё время на взрослых мужчин.

 

Девушка легко может затащить в кровать зрелого мужчину с его уверенными движениями и глубокими душевными травмами прошлого. Таких возможностей у неё будет в достатке.

 

Но пока юна, она может наслаждаться тем смешным и неуклюжим сексом со своими одногодками, который больше никогда не повторится. Это короткий и беспечный жизненный отрезок, когда ошибки подарят больше удовольствия, чем будущие взрослые победы. И этот кусочек жизни принадлежит только молодости.

 

Как рад был бы я прожить заново свои 18-20 лет. И протягивая руки к той обтянутой джинсами попе, я словно попробовал вернуться в прошлое. Но, как говорил великий мастер Угвэй: «Прошлое забыто, будущее закрыто, настоящее даровано...»

 

Прошлое живёт только в фантазиях, ему не место в настоящем.


comments powered by Disqus