9 жовтня 2015

Наша возьме: чем стала для Беларуси Нобелевская премия Светланы Алексиевич

Редактор минского журнала 34mag.net Антон Кашликов написал для Platfor.ma о большой победе беларусской литературы и том, почему Светлана Алексиевич – идеальный Нобелевский лауреат.

 

Фотографія: М. Кабакова

Вчера весь день не покидало ощущение, что я – то ли родственник Светланы Алексиевич, то ли ее пресс-секретарь. Подозреваю, что похожее чувство было у многих моих минских коллег.  

 

Сперва я помог с контактами, какие уж были, знакомым журналистам из Германии. Затем дал комментарий по телефону коллеге из Португалии – на ломаном английском рассказал, как в Беларуси восприняли победу Алексиевич (правда, коллега Жоао позвонил минут через 15 после того, как из Швеции пришла счастливая весть – пришлось отвечать за всю страну разом).

 

Заслуженно, как беларус и даже немного коллега Алексиевич, принял несколько поздравлений от друзей из Украины и России.

 

Поспорил с приятелем, поздравит ли с победой писательницу самоназначаемый президент Беларуси (поздравил, выстрадав вместе со своей пресс-службой обтекаемую формулировку ближе к позднему вечеру; я спор выиграл).

 

 

То, что Светлана Алексиевич получила Нобеля, было ожидаемо-нежданно. Да, она не первый год ходила в фаворитах у букмекеров. Да, все ждали, что это случится уже в позапрошлом году – и я дико жалел, что тогда премию вместо беларуски дали Элис Манро, поскольку в 2013-м, в день, когда объявляли лауреата, мы вместе со Светланой Александровной коротали время в одном павильоне Франкфуртской книжной ярмарки (в смысле, не вместе «коротали время», но физически находились в одном павильоне) – и я уже представлял, как дерзко расталкиваю ошалевших коллег и на правах земляка первым беру Главное Интервью В Жизни.

 

Премию тогда Алексиевич не дали, она пришла на запланированное выступление на стенд какого-то издательства, и со своей фирменной интеллигентной сдержанностью отвечала на общие вопросы публики из зала. Она не выглядела разочарованной, но в глазах ее читалась скука профессионального литератора, вынужденного по много раз произносить одни и те же вещи на разных форумах и площадках. 

 

Но вот на кадрах с первой после объявления результатов премии пресс-конференции, которая, по желанию писательницы, состоялась в редакции многострадальной беларусской газеты «Наша Ніва», глаза Светланы Александровны горят особым светом. И этот свет – конечно, лучше любых слов и комментариев описывает счастье человека, который получил вознаграждение за долгий и честный труд.

 

Ведь все-таки накануне было ощущение, что или сейчас, или никогда. И как хорошо, что все-таки сейчас. 

 

Алексиевич – с какой стороны ни гляди, идеальный, по всем канонам, лауреат самой важной из литературных премий. К тому, что она говорит, не придраться. И говорит так, чтобы слова ее нельзя было трактовать двусмысленно. Бесценное качество в эпоху полунамеков и недолмолвок.

 

Фотографія: Фото из архива С. Алексиевич

 

«Я человек беларусского мира. Я не приемлю русский мир Сталина, Берии и Путина», – говорит она на первой пресс-конференции после победы. «Я была на Майдане, смотрела на фотографии погибших героев Небесной сотни и плакала», – добавляет писательница.

 

«Быстрых перемен я не жду, – говорит она про родную Беларусь. – Мне кажется, нужно тихо спокойно делать свое дело. Другого выбора у нас нет».

 

Главный герой ее книг – это всегда маленький человек, со своей маленькой судьбой и маленькой историей, оказавшийся между огромными жерновами эпохи. Метод Алексиевич-писателя всегда был в том, что этого человека она не придумывала, не создавала ему образ, не рисовала костюмчик и не повязывала бант, помещая в литературный контекст – она просто дала ему слово. Дала ему, маленькой и незаметной жертве Молоха, возможность быть услышанным.

 

И то, что начал говорить этот человек, оказалось Литературой.


comments powered by Disqus