24 липня 2014

Надо услышать Донбассу: почему на востоке не любят музыку

Ведущий программ «Большой Фисун» и «Праздная жизнь» на «Радио Аристократы» и наш колумнист Влад Фисун – о том, как это – когда треть твоей страны не любит и не воспринимает музыку. А теперь еще и воюет.

 

Фотографія: shutterstock.com
  

За окном лето и зной

Что же делать с этой войной?

 

Моя еженедельная колонка о том, что у нас с музыкой в стране, просит меня помечтать о мирном времени, когда друзья не будут собирать по 100 грн на бронежилеты, каски и протезы. Когда они потратят эти сто гривен на пару пива в кафе с танцами или на билет в дом органной музыки, а может прибавят к этим ста гривнам еще каких-то гривен, сядут на велосипед или на самолет и отправятся, может, в парк, послушать скрипача под деревом, а может – на многотысячную площадь в поле, на которой возводят светящиеся фермы – чтобы услышать громогласное «хей!» от какого-то хитмейкера. Когда молодые люди будут в блогах ставить фотографии с кумирами, а не фотографии пушек, когда прекратятся видео о разъезжающих по нашим дорогам зенитках, а вместо них мимо хаток будут шумно, со смехом, враскачку, ехать party buses.

 

Несколько лет назад я обратил по случаю внимание вот на что. Восточнее Днепра в пределах страны нет ни одного крупного музыкального фестиваля любой направленности. Граница идет по Киеву и Днепропетровску, в Крыму это дело сезонное, а запад пестрит: и весной, и летом, и осенью. Да и зимой случалось.

 

Последние масштабные попытки наладить музыкальную жизнь востока закончились в прошлом десятилетии – может, вспомните джазовые «ДОДЖ» в Донецке и харковский «За джаз фест». О рок-фестивалей в тех краях я давно не слышал, как и об электронщиках, этно и прочем. Я подразумеваю событие, на которое организаторы привозят при содействии спонсоров и меценатов (а иначе никак) фигур мирового масштаба, и не сомневаются в том, что мероприятие будет востребовано.

 

Если кто-то хочет припомнить Ван Бюрена на площади Свободы в Харькове во время Евро-2012 – спасибо, у меня память хорошая, хотя и «не мой артист». Но приезжал гигант площадного транса из респекта к своей команде и при содействии правительства Нидерландов. Последним масштабным событием региона я бы скорее посчитал событие в том же жанре, Godskitchen в Харковском дворце спорта. О котором сами организаторы вспоминают своеобразно – «трудный город», говорят.

 

Получается, две крупнейшие области, Харьковская и Донецкая. К ним прибавьте Луганскую, в которой я не знаю ни одного музыкального события хоть какого-то масштаба хоть когда-либо вообще, а к ним еще прибавить Сумскую и Полтавскую (из которых желающие, скорее всего, ездят на подобное в Киев). И получится, что пять областей страны не способны на организацию чего-то подобного, как не способны и на восприятие. Кажется, что треть страны свой музыкальный досуг сводит к хриплой колоночке у пивного ларька. Или к трели спикера из мобилочки. И все. 

 

Зафиксированное влияние музыки на мою жизнь случилось приблизительно в трехлетнем возрасте. Правда, вряд ли у родителей сохранилась бобина, на которой старшая сестра торжественно объявляет мой первый фортепианный концерт на игрушечном пианино. Я полагаю, это и есть тот самый эффект бабочки, который заставил меня всю последующую жизнь связать с музыкой. И возможно, воспринимать ее отчасти через музыку.

 

Волны моего увлечения стремились выйти за рамки домашней аудиосистемы и кабинетных занятий в музыкальной школе. То концертик одноклассников в актовом зале, то подростковая группа на гитарах и пионерском барабане. С друзьями записывали с помощью кассетника, советского чудесного синтезатора и проигрывателя пластинок музыкальные шоу с комментариями, пробовали первые музыкальные программки на «коммодоре» и «атари».

 

Скачками аудитория, на которую я мог влиять, существенно расширялась. Когда я стал учиться диджеить в 96-м (а учился я непосредственно на танцполах, осваивая это занятие, наблюдая за наставниками и пытаясь сам воспроизводить их приемы на собственной фонотеке) – добавилась сила саундсистемы. Когда я стал писать анонсы концертов и вечеринок, музыкальные рецензии на то, что мне было интересно, в 2000-м, в журнале «Афиша», к аудиоволнам на немногочисленных сетах добавилась сила печатного слова. Потом добавились то какие-то фестивальные площадки, то резидентство, то гастроли. Мерить все эти факторы – занятие скорее для заботливой мамочки, которая складывает все каракули сыночка в шкатулочку. Если сильно нужная личная страничка в Википедии – админы проекта быстро сообщат, нужна ли она кому-то еще. Если человек десять скажет мне при встрече, что я как-то обогатил из жизнь музыкой – уже отлично.

 

Но я не способен пока что обогатить миллион человек. А очень бы хотел. Возможно, когда закончится война, я подумаю о такой возможности, и в своем родном городе или близлежащих постараюсь с такой затеей. Я хочу, чтобы в следующем видео из поселка Снежного, которое увидит мир, по улице ехал расписной хиппанский минивен в цветах.

 

Я родом из Харькова. Я люблю свой город. И я считаю, что музыка очень важна для общечеловеческого развития.

 

А мы – люди.


comments powered by Disqus