6 березня 2015

Музыка нас обязала: как мы клеймим музыкантов, едущих в РФ, сами слушая российское

Ведущий программ «Большой Фисун» и «Праздная жизнь» на «Радио Аристократы» Влад Фисун – о том, как мы с радостью клеймим тех музыкантов, которые едут выступать в Россию, но при этом на каждом шагу сами потребляем российскую музыку.

 

Фотографія: mp3.multikhd.ru

Позавчера в одной студенческой столовой у меня случилось деловое свидание. Столовая при довольно уважаемом вузе, публика весьма приятная, по большей части слушатели академии и преподаватели. Иностранцев речь слышна: то немцы, то американцы. Мне там тоже нравится, в том числе и обед по цене чернорыночного доллара.

 

Предметами встречи были вопросы, касающиеся украинской музыкальной жизни. Не могу их освещать в силу конфиденциальности. Но если туманно – проблемы одного витального, на мой взгляд, украинского фестиваля, и состояние важного проекта по развитию украинской музыки длинной на год, как минимум.

 

Разговаривали мы в стенах заведения, считающегося одним из ярых, чуть ли не националистических – и не в лучшем смысле слова. Играла фоновая музыка, что-то не особенно эмоциональное и инструментальное. На экранах, развешанных по периметру, без звука транслировали концерт розовощекого, лихого, в жилеточке. Он, значит, нарезает по сцене, – а в зале ему в такт поддакивают тетеньки с перманентом. А потом пошла реклама концертов Васи Карманова, «Бутырки» и средства от старения кожи с участием ослепительной Лаймы Вайкуле. В углу логотип «Шансон ТВ». Спасибо, что без звука.


Что есть наша жизнь, как не последствия выбора. И кто-то же решил выбрать именно этот канал, любимый свой, наверное. Не VH1 же.

Засиженный мухами приемничек на кассе в продуктовом магазине через дорогу от моего дома тоже обречен на какую-то станцию из тех еще. То Киркоров возопил «не родятся наши дети», то группа «Жуки» спрашивала, какой нафиг кто танкист. Каждый раз захожу – шипит из него. Но вот свершилось: 75 процентов украинского радиоэфира вроде как по закону теперь принадлежит украинской музыке. Я даже уже услышал горести профессионалов отрасли, что ставить в эфир из этой самой музыки нечего. Очень даже есть чего.

Фотографія: Олег Пальчик
 

Не вся эта музыка на украинском языке, не вся программными редакторами вот так сразу идентифицируется, но если кому-то по документам надо, то вся она сведена и спета в пределах Родины, от Черновцов до Чернигова. И очень многое из нее заслуживает внимания – не только по моему мнению.

 

Но песнь о непригодности нашего контента для наших же слушателей стара и стройна. И поют ее те, кто когда-то честно выписывал квитанции за ротации по прейскуранту, а подхватывают, по сути, те, кто еще достаточно юн, чтобы бегать на концерты одних, а в сетку вещания уныло ставить других.

 

Все девяностые и почти все двухтысячные нашу музыку приходилось возить «утверждать» в Россию. И возилось оно, и возится, хоть Ани Лорак и Потап, хоть The Maneken и Иван Дорн. Прошли через это и Green Grey с ТНМК, и Повалий с Могилевской. Утверждали телевизорами и конкурсами, но, что гораздо важнее – гастролями и фестивалями. Возвращались счастливыми и с другой уже тарификацией концертов.

 

Двое славных ребят, прошедших путь от дивана в подвальном клубе в Харькове, до полных залов, 5’Nizza, помыкавшись по колдобинам сольных карьер, для реюниона выбрали не только Киев, Одессу и родной Харьков. Но и Москву, и Питер. И радоваться этому, сочувствовать двум артистам, которые, по сути, ничего, кроме своих песен, делать не должны, и коллеги не хотят, и преданные до сего момента слушатели.

 

Но если уж вступать в культурную изоляцию, то, может, не только перестать нашим туда? Может, попросить, чтобы и оттуда прекратилось? Но как, если народу нравится? Если «Шансон ТВ» в популярных столовых и Киркоров в магазинах? Честно, я не знаю.


comments powered by Disqus