15 жовтня 2014

Конструктивное времяпровождение: фестиваль, который изменил Днепропетровск

8 дней, 50 участников, 10 локаций. В Днепропетровске прошел фестиваль аудиовизуального искусства и новых медиа в городском пространстве «Конструкция».  Его организаторы взвалили на себя непосильную ношу: провести культурное мероприятие небывалых для этого города масштабов в столь непростое для страны время. Зачем?  Для кого? Неужели вышло?

 

 

Впервые, около года назад,  после прочтения приблизительной программы «Конструкции», возникло только два вопроса:  «Зачем такая громадина?» и «Для кого?»  Мол, в Киеве еще ладно, но Днепропетровск?! Здесь давно фестиваль означает просто какую-то электронную тусовку, на которую даже музыку приходят послушать не все, а скорее именно потусоваться.  А здесь было 8 дней, кроме музыкальной, еще и художественная и образовательная программы, и подразумевалось, что чуть ли не все днепропетровцы должны были его посетить, даже если они этого не хотели. Потому что фестиваль должен был выйти на улицы, в городское пространство, размазать общество потребления в торговом центре; усесться на центральной площади, еще какое-то время назад, имени Ленина; затянуть людей в иллюзорные миры днепропетровских аквариума, планетария и полупустого Южного ЖД вокзала.

 

Была попытка уговорить Андрея, основателя фестиваля, ограничиться хотя бы тремя днями, угрожали разочарованием и агрессивной формой социопатии по окончанию мероприятия. Но он был оторван от действительности, решителен и прекрасен. Фестиваль должен был пройти весной, начаться в День космонавтики. События в Украине, конечно, поменяли все планы и фестиваль был перенесен на лето. Летом было слишком страшно на востоке, поэтому его снова перенесли – на осень.

 

В то время участники общественной организации «Культура Медиальная», которая была создана как раз для проведения этого фестиваля, занялись благотворительными мероприятиями по сбору денег для беженцев, бойцов АТО и раненых.  Было очень много внутренних противоречий об уместности такого мероприятия.  Но в какой-то момент, когда все происходящее в Украине сложилось в одно, когда пришло субъективное понимание причин происходящего и путей выхода, фестиваль все-таки состоялся. Потому что Днепропетровск хоть и «опатриотизировался», здесь было еще слишком много стереотипов.

 

Днепропетровск официально открыли в 1984, но иногда кажется, что он закрыт до сих пор. Нигде нет такого количества улиц, названных в честь Карла Маркса, Карла Либкхнехта, Розы Люксембург, Клары Цеткин и прочих людей-тегов.  Днепр – кузница кадров, космическая столица Украины, регион-лидер и  город-волнорез. Очень хотелось  все это осознать, принять и трансформировать. И если речь идет о гуманитарном кризисе, о кризисе системы образования, о неготовности принимать чужую точку зрения, то именно образовательные и гуманитарные цели преследовала «Конструкция».

Сначала для журналистов, в качестве анонса, на центральной площади Днепропетровска, на месте, где еще в феврале стоял один из самых больших в стране Лениных, установили трехметровое яйцо. Идея была не очень оригинальной, но достаточной яркой для СМИ и абсурдной для горожан, чтобы как-то их раскачать. Организаторам хотелось выкатать из коллективного подсознательного днепропетровцев «площадь Ленина» как символ тоталитаризма, зашоренности и стереотипности.  А на следующий день здесь же установили работу Даниила Галкина – огромную мышеловку, с проложенной к ней красной дорожкой, как символ манипуляций, как часть проекта «Нижнее государство», что гармонично вписалось в горячку предвыборной агитации. Уже тогда стало ясно: в этой стране, в этом городе, что-то меняется. На установку обеих конструкций нужно подавать заявку в горсовет. Была уверенность, что откажут. «Какое еще трехметровое яйцо в центре города?!» – такая ожидалась реакция.

 

– Хорошо. Вам нужна звуковая аппаратура? – спросил секретарь начальника отдела внутренней политики днепропетровского горсовета.

 

 – Нет, не нужна.

 

– Ага. Вот копия вашего уведомления с входящим номером.  Так, а что там будет стоять? – уточнил он.  

 

– Яйцо… а потом мышеловка… в человеческий рост, – честно ответила координатор художественной программы Катя.

 

Секретарь начальника отдела внутренней политики днепропетровского горсовета в ответ только улыбнулся. И, да-да, стал первой ласточкой.

 

Потом было тяжело в организационном план. Это было в первый раз, волонтеров или не хватало, или было много, потом кто-то сломал мышеловку на площади, потом люди жаловались, что на южный вокзал Днепропетровска трудно добираться, была слабая медиа-поддержка, так как все эфирные сетки и печатные площади были заняты предвыборной агитацией, печатная программка не вместила все поправки, кто-то рефлекторно ходил только на концерты, игнорируя все остальное. Но ощущение того, что это тот самый мифический процесс децентрализации культурных процессов, не покидало. На лекции все-таки приходили интересные люди, задавали интересные вопросы. И когда директор днепропетровского аквариума, который с радостью разрешил провести там эмбиент-вечер, говорит, что он давно подписчик общественной организации на Facebook; а директор днепропетровского планетария, где прошел аудио-визуальный концерт с полнокупольной трансляцией видеоряда, говорит, что была счастлива видеть столько людей в планетарии, и в благодарность предлагает потрогать полуторакилограммовый  кусок метеорита; а директор Южного ЖД вокзала, где открылась экспозиция «Зал ожидания», просит пригласительные на другие мероприятия для себя и жены  – что может быть приятней? Разве только искреннее удивление на лицах хипстеров.  Они хоть молодые и хипстеры, но они тоже удивлены.  И не могут этого скрыть.

 

Еще были и Роберт Хенке, и Генрик Сенкевич, и Томас Думке. А заезжий по счастливому случаю латышский документалист Эгонс, который снимал фильм про АТО, внезапно стал оператором фестиваля «Конструкция». Эгонс поменял свой обратный билет в Лондон уже в четвертый раз. И в последний раз – именно для того, чтобы остаться на фестиваль.

 

Потому что здесь началось что-то очень важное. 


comments powered by Disqus