Вчора, 9 грудня 2015

Ценные кадры: чему может научить один из главных кинофорумов Европы и приз украинского фильма

Украинка Мария Пономарева сейчас обучается кинорежиссуре в престижной Нидерландской киноакадемии. В ноябре она посетила крупнейший европейский фестиваль документального кино IDFA, где отечественная лента «Украинские шерифы» получила спецприз жюри. Для Platfor.ma Мария написала о том, как трепетно сами голландцы относятся к этому кинофоруму и том, почему документальное кино может изменить жизнь.

 

 

С 1988 года в Амстердаме ежегодно проходит проходит International Documentary Film Festival Amsterdam (IDFA) – самый большой в Европе фестиваль документального кино. 13 локаций с киносеансами, специальные мероприятия для профессионалов IDFA Forum и Docs for Sale, станция интерактивных проектов DocLab с доступом к проектам в виртуальной реальности (VR) и лучшим web-documentary. В общем, 11 дней самого чистого счастья для любого документалиста.

 

И тут очень важно заметить, что если бы все было только так, тогда на фестиваль можно было бы позвать профессиональную публику, вынести мероприятие в чистое поле (или пустыню, как Burning Man) и надеяться, что эффект сохранится.

 

Но в данном случае это абсолютно невозможно. И не потому, что Амстердам достаточно удобный красивый город с развитой транспортной системой и вкусной селедкой в булочке. А потому что сами горожане – неотъемлемая часть фестиваля.

 

На некоторых из показов, повернув голову назад после финальных титров, я поняла, что я едва ли не единственная во всем заполненном зале, кто не говорит по-голландски. Хотя, казалось бы: всемирно известный фестиваль, более 2 500 иностранных гостей, заполненные залы даже днем в будни и очереди за билетами. И все равно, основная часть зрителей – не приезжие специалисты.

 

Типичный зритель будет выглядеть как 40-45 летний житель Голландии из пригорода Амстердама, который приехал посмотреть 2-3 фильма. Я смотрю на него, и мне кажется, что это и есть тот человек, который будет потом подписывать петиции, голосовать на следующих национальных и европейских выборах, переключать с одного новостного канала на другой и говорить за ужином со своими детьми.

 

И этот же человек только что посмотрел документальный фильм. Этот же человек не просто обработал информацию и усвоил инфографику. Он стал частью чьего-то мира и постарался извлечь что-то из этого путешествия по неизведанному для самого себя.

 

Это мог быть фильм о девочке из Центральной Африки, которую оперируют в заснеженной Германии («Arlette – Courage is a muscle»), история семейного бизнеса продавцов машин в голландской провинции («Garage 2.0») или постпропагандистская лента о Северной Корее, сценарий которой был написан самим правительством страны и вручен документалисту Виталию Манскому («Under the sun»). А могло быть и замечательное наблюдение за жизнью украинского села Старая Збурьевка и помощниками участкового, которых называют местными шерифами («Ukrainian Sheriffs»), отмеченное специальным призом жюри IDFA в конкурсе полнометражных документальных фильмов.

Сотни жизней, сотни мыслей и посланий становятся сильным рычагом на пути к тому, чтобы видеть нашу жизнь тоньше. Потому что документальное кино – это прежде всего опыт, который зритель имеет возможность испытать, проживая вместе с автором и героями определенный промежуток времени, находясь очень близко к персональной истории, в отличие от обобщений и усредненной «средней температуры по больнице» во многих других медиа. Кино – это всегда эмоциональное послание, это возможность сказать, что после просмотра знаешь что-то большее, чем сухие факты. Чувствуешь атмосферу, понимаешь сердцем, а не головой. Это возможность понять – не просто как и зачем что-то случается в мире, в стране, в семье, в воображении героя – это возможность соотнести себя и свое окружение с увиденным, узнать себя с помощью чьего-то еще опыта.

 

Конечно же, это непросто после постоянного отслеживания новостей из горячих точек, чтения лент СМИ о беженцах и международных конфликтах снова – снова смотреть на войну или серьезные проблемы в кино. Но именно фестиваль дает возможность узнать, что значит война для влюбленной украинской режиссера-документалиста, побывавшей в плену, но все равно продолжающей снимать свое кино («Alisa in Warland») или легко ли мечтать стать рэпершей, если ты 18-летняя афганская беженка, которую продадут замуж в Иране («Sonita»). 

 

На IDFA есть одно большое преимущество. Не только тот факт, что фильмы показываются с утра и до позднего вечера одновременно в более чем 20 залах, а станция DocLab с интерактивными проектами работает практически автономно и бесплатно. Преимущество в том, что, даже ткнув пальцем наугад практически в любой фильм в программе, 99 шансов из 100, что это будет достойная кинолента, сделанная на высоком профессиональном уровне. Конечно, тематика и стилистика всегда разнятся, но селекция фестиваля – это надежный знак качества. Это полное доверие своего времени и средств выбору команды IDFA, полная уверенность, что всегда есть на что посмотреть. Правда стоит учесть, что уверенности в том, что все билеты не раскуплены еще за месяц до показов, нет никакой.

 

 

На все 11 дней и без того постоянно бурлящий город еще больше оживает, а его жители внимательно следят за расписанием показов и приходят на фильмы семьями. Мало того, амстердамцы вне зависимости от возраста, пола и достатка каждый год активно присоединяются к команде волонтеров фестиваля и помогают организовывать такое важное событие, увидев его изнутри.

 

Этот масштабный кинофестиваль похож на большой яркий цветок: его очень долго выращивают, чтобы он красиво зацвел на очень короткое время. Я закрываю глаза и вспоминаю популярные столичные билборды «Київ – місто квітів». Мне очень хочется, чтобы столица Украины действительно была цветущим культурным рынком с множеством своих разных растущих и ярко распускающихся бутонов. Которые будут цвести не только на заграничных фестивалях, как «Шерифы», но и в самой Украине.

 

 


comments powered by Disqus