11 жовтня 2016

Починить зло: гении против постсоветских бюрократов

Бытовое хамство стало в современном обществе едва ли не нормой. Прожить день в городе без того, чтобы кто-нибудь кого-нибудь не возненавидел – очень сложно. Арт-менеджер Катерина Тейлор размышляет, что было бы, если бы все вели себя так, как некоторые хамы.

 

Фотографія: giphy.com 

Многие из нас на каждом шагу сталкиваются с хамством, жлобством, неумением и нежеланием работать. И мне кажется, что все те, кто выдерживают такое количество негатива каждый день и все еще верят в человечество, – просто герои. А что бы случилось с остальным миром, столкнись он с постсоветскими бюрократами, которые «просто делают свою работу»?

 

Что бы сказал Илон Маск насчет своего космического корабля с пассажирами на борту, если бы он был хоть чуточку таксист? Он бы сказал: «Вы ничего не понимаете. Мне не нужно мнение астрономов, я сам дорогу до Марса найду. Вообще, всех давно пора перестрелять. Не нравится – выходи здесь. Деньги вперед. На Марс они захотели – поцелуй меня в выхлопную трубу». И все бы благополучно умерли. Еще до орбиты.

 

Или как бы поступил Нильс Болин, который изобрел ремень безопасности, если бы он вел себя так, как ведет парковщик, когда ты пытаешься поставить машину на свободное место? Нильс бы сказал: «Никаких тебе ремней. Ну и что, что у меня есть четыре свободных ремня безопасности? Тебе нельзя. Сейчас начальник приедет – ремень только ему. Или не сейчас. Или не приедет. Это важнее, чем твоя жизнь». И все бы благополучно умерли во всех автомобилях и самолетах.

 

А вот красавица-актриса Хеди Ламарр помимо кино довольно успешно занималась изобретательской деятельностью. Однажды ее так потрясла новость о потоплении эвакуационного судна с 77 детьми на борту, что она запатентовала систему, позволяющую более эффективно управлять торпедами. Сегодня идеи этой технологии используют повсюду: от мобильных телефонов до Wi-Fi. Что бы она смогла изобрести, кроме недовольства, будь она хоть немного, но работником колл-центра ЖД вокзала? Немного, но она бы ответила по телефону: «Да кому нужны эти современные технологии. Подумаешь, потопили судно с детьми, ну и что? Будет другое, следите за расписанием». И бросила бы трубку.

 

Что бы сказал Ричард Левисон, который изобрел метод переливания крови и сохранения ее от сворачивания, если бы он был немножко работником ЖЭКа. Он бы сказал: «Закрыто уже. Приходите завтра. Ну, свернется ваша кровь, ну и хрен с ней. Вы видели, что мы уже три минуты как закрыты?» И все бы умерли от потери крови.

 

Или как вел бы себя Джино Страда, хирург, который провел более 30 тыс. операций по всему миру в горячих точках, если бы он был медбратом в нашей поликлинике. Он бы сказал: «Тихо! Ждите, доктор вызовет. Что значит сознание теряете? У меня смена кончилась. Приходите завтра». И все 30 тыс. умерли бы раз и навсегда.

 

Апатия, злость, агрессия – почему-то все эти черты давно стали привычным фоном для нашего общества. «Вас много, а я одна». «Я что, каждому буду объяснять?!» «Не знаю, не мои проблемы». Все это архетипичные фразы для нашего бытового общения с другими людьми. Мы привыкли кивать на Великобританию, где люди извиняются друг перед другом за малейшие намеки на проступки, но что мешает нам самим преодолеть себя – и вырваться из замкнутого круга ненависти. Сдержаться в ответ на хамство. Извиниться, когда не прав. Улыбнуться, если никто не виноват. Ведь если пять человек из ста вдруг начнут вести себя цивилизованно, то и остальные рано или поздно задумаются: а и правда, чего это мы?

 

Агрессия не проходит просто так. Человек, которому нагрубили, скорее всего сам нагрубит через полчаса – злость работает именно так. Жизнь, в которой каждые полминуты на тебя может кто-то вызвериться, сложно назвать комфортной. И уж точно она не способствует взаимному уважению и эффективному сосуществованию.

 

Вчера я встретила соседа, который гулял с собакой. Увидев нас с мопсом (которого его такса люто ненавидит), он выплюнул мне через весь двор: «Глаза разуй!». Наверное, хотел сказать: «Доброе утро. Ваша собака не на поводке, пристегните ее, пожалуйста, чтобы они снова не поссорились». А я представила, что было бы, если бы он был хоть немножко, но принцем Чарльзом. Возможно, он бы улыбнулся: «Этим утром вы выглядите сногсшибательно! Приводите свою хрюкающую свинку, нагадим вместе с таксой. И да, кстати, приходите всей семьей к нам на пятичасовой чай». И никто бы от такой бытовой вежливости не умер.


comments powered by Disqus