15 березня 2016

Сбой программы: как украинское технологическое образование не работает на Украину

В Украине принято констатировать расцвет IT-индустрии и таланты украинцев в этой сфере. Соучредитель и управляющий партнер Preply Кирилл Бигай пишет для Platfor.ma о том, почему он считает, что кажущийся IT-бум на самом деле таким не является, при этом и украинское технологическое образование, и индустрия оставляют желать лучшего.

 

 

 

На официальном сайте Intel в разделе, посвященном интернету вещей, есть страница о продуктах компании Interactive Restaurant Technology. Ее создатель Дмитрий Костик получал образование в Национальном техническом университете Украины «Киевский политехнический институт». Вуз по праву может гордиться такими выпускниками, благодаря которым об Украине узнают на международной арене с лучшей стороны.

 

Но означает ли это, что качество образования в нашей стране может сравниться с ведущими мировыми вузами? Или своими достижениями Дмитрий в первую очередь все же обязан своим талантам, высокой степени самоорганизации и способности без посторонней помощи осваивать новые знания? Наш программист Андрей Двояк тоже потратил несколько лет на учебу в КПИ по вполне отвечающей требованиям времени специальности «Компьютерные науки». Вот только он признается, что реальные навыки программирования приобретал уже за стенами родного вуза – на фрилансовых проектах и позже в Preply. А, к примеру, на странице LinkedIn нашего chief technical officer Дмитрия Волошина внушительный перечень онлайн-курсов Coursera.

 

Недавно уважаемый в среде IT-профессионалов ресурс DOU.ua представил очередной рейтинг крупнейших IT-компаний в Украине по количеству сотрудников. Его примечательной особенностью стало преодоление компанией EPAM символической отметки в 4000 сотрудников, занятых в различных офисах нашей страны. Ближайшие соседи – Luxoft и SoftServe – вплотную приближаются к этой отметке, и, если только не случится каких-либо глобальных потрясений, несомненно ее вот-вот преодолеют.

 

Политический и экономический кризис не влияют на вектор роста, а обвал гривны только на руку айтишникам с зарплатами в долларовом эквиваленте. При этом в топ-25 компаний не просматривается ни одной, чьи сотни и тысячи сотрудников работают непосредственно на научно-технический потенциал нашей страны. В Украине они только живут, тратят часть денег, получают опыт на западных проектах и, возможно, рано или поздно выезжают за рубеж. Лучшие при этом имеют реальный шанс получить место в ведущих компаниях вроде Facebook, Google, Microsoft.

 


 

Складывающееся положение дел у нас принято пафосно называть бурным развитием IТ-отрасли. Профильные организации всячески лоббируют запрет на изменения в налогообложении для такого рода предпринимателей (чьи сотни и тысячи сотрудников повсеместно сидят на «субъекте предпринимательской деятельности») и даже не забывают напоминать о необходимости господдержки. В то же время ученые мужи в государственных учебных заведениях продолжает исправно платить налоги в бюджет на общих основаниях и получать зарплаты, которые часто не дотягивают и до уровня джуниора в «хипстерских» офисах ведущих IT-аутсорсеров.

 

Мы с удовольствием перенимаем передовой западный опыт. Аргумент, с которым сложно поспорить: работа в аутсорсинговой компании открывает доступ к разнообразным передовым коммерческим проектам, позволяет осваивать ремесло. Но ведь в свое время мы задавали тон мировой IT-индустрии. Вспомнит ли кто-то сейчас давно забытый факт, что именно в Украине под руководством академика Сергея Лебедева был создан первый в континентальной Европе программируемый компьютер.

 

Малая электронная счетно-решающая машина (МЭСМ) эксплуатировалась на протяжении нескольких лет и затем, во второй половине 50-х годов прошлого столетия, была передана в КПИ для учебных целей. Некоторые детали американского электронного компьютера ENIAC «нулевого поколения» сейчас выставлены в Национальном музее американской истории в Вашингтоне. Нашу историю «…разрезали на куски, организовали ряд стендов, а потом… выбросили», – вспоминает в своей книге «История вычислительной техники в лицах» академик Борис Малиновский, причастный к созданию МЭСМ.

 

НТУУ «КПИ» самый крупный университет в нашей стране. 19 факультетов, девять учебно-научных институтов, научно-исследовательские институты и научные центры, 500 профессоров и свыше 1300 доцентов. За более чем 100-летнюю историю существования этот вуз подготовил несколько сотен тысяч инженеров. И при том при всем сегодня учебные программы для подготовки IT-специалистов формируются при участии тех же передовых западных и украинских IT-компаний, которые завтра трудоустроят лучших выпускников на зарубежных проектах.

 

С тактической точки зрения складывающееся положение дел большинство из нас оправдает. Как же – рабочие места, высокие зарплаты, возможности профессионального развития, современные подходы к организации рабочего процесса и т.д. Только где же в этом подходе место для стратегии, если даже ремесло программирования сегодня проще и быстрее освоить на курсах, в компьютерной академии, только не в ведущих вузах страны.

 

Возможно, и правильно: незачем заканчивать вуз, чтобы научиться кодить, – вузы должны смотреть в будущее. Например, сооснователь Preply Дмитрий Волошин защищал кандидатскую диссертацию в подразделении института кибернетики им. Глушкова НАН Украины, созданного как раз на базе лаборатории вычислительной математики и техники под руководством Лебедева. Область интересов самая перспективная – машинное обучение, системы искусственного интеллекта, – но, как и «человек с сайта Intel» Дмитрий Костик, наш chief technical officer использует полученные знания на благо развития собственного глобального проекта. И это не худший вариант для государства, которое в таком случае еще может рассчитывать на получение если не материальных, то хотя бы PR-дивидендов.

 

Но тем временем жизнь в украинской науке продолжает теплиться только стараниями редких энтузиастов и одержимых, увлеченных своим делом людей. Основная масса талантливых и перспективных не мечтает о карьере научного сотрудника. По крайней мере, в Украине, на ее застрявшей в прошлом веке материально-технической базе и с ее ничтожной господдержкой. На долю которой при этом все же не перестают претендовать в безбедном IT-сообществе.


comments powered by Disqus