11 січня 2016

Имя страны: почему Украине нужно бороться за то, как она выглядит для мира

Сегодня сильный бренд нужен не только торговым маркам и частным компаниям, но и целым странам. Преподаватель Института международных отношений и Висконсинского международного университета Глеб Буряк написал для Platfor.ma о том, какие сильные черты Украины мы потеряли и за какие нужно изо всех сил бороться.

 

Фотографія: shutterstock.com

«Все бедные страны похожи друг на друга, каждая богатая страна богата по-своему», – так сейчас мог бы сказать Толстой. У богатой страны и сильной нации всегда есть лицо, и оно крупными мазками просматривается в каждой грани жизни.

 

«Красивый самолёт плохо летать не будет», – цитируют легендарного «Келли» Джонсона американские авиаконструкторы. «Вы, американцы, – отвечает не менее легендарный Андрей Туполев, – строите самолёты, словно это "Ролексы". Смахни такие с тумбочки – и они больше не тикают. А мы строим самолёты, как дешёвые будильники – такой можно бросить на пол, но он всё равно всех разбудит». Американские U2, Blackbird, StarFighter украшали небо и навсегда сформировали образ американской авиации. Пускай советские Ту и МиГи далеко не так красивы, но топорная внешность не вредила убийственной эффективности, и советская авиация наравне с соколами «Локхида» подчинила себе воздух на долгие годы Холодной войны.

 

Самолёты олицетворяли обе страны, они были предметом гордости, а пилоты всегда считались элитой армии, где лучшие из лучших получали право представлять страну на космической арене. Первый украинский космонавт Леонид Каденюк пилотировал 58 различных самолётов, прежде чем присоединился к международному экипажу космического шаттла «Колумбия». Вместе с украинцем в космос поднялись астронавты из США, Индии и Китая – трудно представить себе более разношерстную компанию.

 

Взлетев выше неба, украинский космонавт обнаружил себя частью крепкого коллектива в самой лучшей рабочей атмосфере, которую можно представить. Земное соперничество исчезло и многонациональный экипаж стал единым целым. «Каждый хочет демонстрировать только лучшее, представить свою нацию в самом выгодном свете», – говорит Леонид Каденюк.

 

Необходимо подняться в космос, оторваться от Земли на полтысячи километров, чтобы противоположные народы сблизились и человек расцветал своими лучшими качествами.

 

Космос ближе к Украине, чем прочим странам. Украинцы – одна из самых продуктивных наций по развитию аэрокосмических технологий, мы действительно преуспели в освоении неба. Советская космическая программа создана Сергеем Королёвым из Житомира и Валентином Глушко из Одессы, к днепропетровскому «Южмашу» прицениваются NASA и SpaceX, а конкурентов уникальному ракетно-космическому комплексу «Зенит» до сих пор нет. Мы могли бы сделать космос нашей визитной карточкой, но для большинства громкие имена прошлого – это связь с ненавистным «совком», и мы пытаемся вычеркнуть его из своей памяти.

 

Сегодня мы стыдимся старой мечты о светлом будущем, Украина скопом отказались от любого советского наследия, отдав на откуп России космос вместе с рейтинговыми очками сборной СССР по футболу. Национальные спортивные сборные с самых низов карабкались по турнирным таблицам вверх, зарабатывая ценный спортивный авторитет, но так и не избавились от фасада постсоветской страны.

 

Мы создали вакуум – отбросив советское имя, мы не придумали себе новое. Сегодня Украина – безликая страна и через социальные потрясения нам только предстоит обрести своё узнаваемое лицо. И лучше всего это видно издалека.

 

Джеймс Баттервик – ведущий британский эксперт по восточноевропейской культуре – ураганом влетает в киевскую галерею Triptych: Global Arts Workshop.

 

– У вас прекрасный галстук, – успевает сделать ему комплимент владелица галереи Мирослава.

 

– Это не мой, одолжил у знакомого, – усмехается англичанин.

 

Джеймс прекрасно говорит по-русски и за лощёным лондонским снобизмом блестит искренняя любовь к украинской культуре – по его мнению, она молода, малоизвестна и явно недооценена. Он вскидывает руки навстречу аудитории: «Дорогие мои, где украинская живопись? У вас есть Богомазов, есть Ермилов, я хочу их продавать как украинских художников!» Капиталистическая хватка Джеймса уживается с эстетским вкусом потомственного выпускника «Оксбриджа» – зарабатывать нужно на настоящем искусстве. «Я хочу зарабатывать деньги на имени Украины, почему же Украина никак не вступается за свою культуру? Для Европы всё ещё нет разницы между советским и украинским», – удивленно пожимает плечами Джеймс Баттервик.

 

Частные инициативы украинцев по мере сил продвигают национальную культуру в свет и помогают международным экспертам хоть как-то выделить украинскую культуру, но единой стратегии культурной дипломатии до сих пор нет. Веб-страница Минкульта Франции одним своим названием говорит о роли культуры – culturecommunication.gouv.fr – культурные связи Франции. Веб-страница Минкульта Украины одним своим видом напоминает о Советском Союзе.

 

 

Помимо космоса и культуры мы гордились шоколадом и образованием. С шоколадом всё стало лучше, советскую «Алёнку» заменил «Рошен» и «Свиточ», он уже не липнет к зубам и радует разнообразием вкусов. Гордость берёт за национального производителя, но только пока не попробуешь чего-то лучше. Многие боятся узнать какой он – нормальный шоколад, когда плитка гладкая и блестящая, разламывается на куски со звонким хрустом, а во рту остаётся приятная и сладкая горечь – словно дым отечества Тютчева. Мы не швейцарцы и не бельгийцы, украинским шоколадом никого не удивить.

 

Образование наравне с культурой – наши последние аргументы заявить о себе миру. 25-летнее повторение мантры про лучшую в мире среднюю школу, математиков и, с недавних пор, «айтишников» дарит уверенность в будущем. Но попробуйте соперничать с Южной Кореей, Японией или Сингапуром, где детям не оставляют ни минуты свободного времени. Родители-трудоголики находятся на работе всю свою жизнь, напуганное государство нацелило свои программы на сокращение рабочих часов, но упрямые корейцы всё равно ищут занятия для саморазвития себя и своих детей.

 

Юные азиатские биороботы остаются на продлённые часы и лишаются привычного нам детства за школьными компьютерами. Они изучают точные науки и программирование с раннего возраста и тратят в разы больше времени на обучение, чем сегодняшние украинцы и европейцы.

 

Уже сегодня оба сингапурских руководящих лица – премьер-министр и президент – по образованию математики, а своим хобби они называют программирование и решение математических задач. Представьте себе выпускников этих стран через 10 лет – ни одна постсоветская школа или университет со старыми учебниками не смогут с ними конкурировать. Это не роботизация, это не утрата человеческого облика, это лицо нации. Это то, за что азиатских космонавтов будут приглашать в межнациональные космические полёты.

 

Но для нас это не приговор, а лишь напоминание о том, что действительно важно. Если сегодня не состредоточиться на своих сильных чертах, то завтра сильных черт у нас не будет вообще. Сегодняшние ученики не просто готовятся к миру будущего, они его создают. Культура и образования определяют будущее лицо нации. Страна может стать красивой и эффективной, к её умам будут прислушиваться, а культурные выставки займут своё место в ведущих музеях мира. Либо можно продолжать жить вчерашним днём и постепенно превратится в безликую территорию с некогда красивыми мечтами о космосе.


comments powered by Disqus