3 липня 2014

Human After All: как любить и ненавидеть Daft Punk

Ведущий программ «Большой Фисун» и «Праздная жизнь» на «Радио Аристократы» Влад Фисун – о том, что он чувствует, когда хулиганы становятся роботами.

 

Фотографія: Trixie Karinski

Я ненавижу Daft Punk. Однажды я влюбился в Daft Punk. Это случилось на площади. На главной площади моего родного города. В годике 97-м я время от времени заходил в киоск с колонками наружу, торговавший дисками. К маме моего погибшего друга, доброй женщине, которая устроилась торговать музыкой, тиражируемой так называемыми болгарскими пиратами. Позже я узнал, что пираты были не только болгарские. Позже я стал одним из них.

 

Тогда я помогал ей продавать неликвид. Я заходил в киоск, переминался с ноги на ногу, видел сотни коробок с контрафактом и спрашивал:

- Ну, что у вас плохо продается? 
- Хенсоны, – говорила она. 

 

Я сразу же брал в руки отстой, доставал диск, вставлял в проигрыватель и находил нужный трек. И на всю площадь уже играло:

 

 

И девочка уже бежала через всю площадь, держа заветную десятку в руке, и была заранее счастлива. И я, визард, протягивал ей блестящую коробочку. И знал, что ее ждет отличное путешествие. И, конечно, трепет.

 

У Хенсонов (это три брата) весь альбом хороший, но песня то была в нем одна. А все вокруг вращалось. Я много чего так продал.

 

 

А кое-что сам купил.

 

 

А кое-что из купленного-проданного вскружило мне голову навсегда. Да так, что я не просто стал адептом, я поставил небольшой спекталь об этом в студенчестве, стал яростно скупать все пластинки помеченные, а потом вдруг попал на них лайвом, а потом познакомился здесь и пил с этими людьми за одним столом.

 

 

Я пил с ними на Бессарабке!

 

И они выпустили самый великий клип, если говорить о клипах. Так считаю я. Но давно, тогда, на главной площади в Харькове, среди множества, среди непродавающейся мути, я обнаружил коробочку с дурацкой надписью Homework. И я послушал это. Как в это не влюбиться, скажите мне? Как сказать, что скачущие помидоры – это скучно?

 

 

А потом я услышал. Увидел. Это было совершенство. Одно из его проявлений. Посмотрите это, пожалуйста. И скажите, не ленитесь, в комментариях, что видно вам?

 

 

Безупречная режиссура Мишеля Гондри. Секвенция. Одна из лучших цитируемых басовых партий. Ну и вот, в сумме, шедевр.

 

По тогдашней легенде Daft Punk – два школьника, приславших альбом на кассете на Virgin. Я знаю наизусть их имена.

 

По нынешней, 2014-го, – два робота. Которые то циклят бездарь Канье Уэста, то нанимают ГЛАВНОГО клавишника диско Джиорджио Мородэра и ГЛАВНОГО гитариста диско Найла Роджерса – и превращают их потенциалы, их моджо – в певцов-кастратов. 

 

Как же так возможно, спрошу я себя? Как дедуганы, которые всю жизнь делали песни, от которых на втором аккорде резинка любых девичьих трусов летела в софиты сцены, слились до пошлости такой? Как два хулигана стали коньюктурщиками низшей пробы?

 

Что противостоит этому, как этого правильно бояться, почему у них на первом плане, у гениев, поет крендель, который и в ноты не попадает, и без харизмы? Самая экспортируемая диджей Украины, Настя Топольская, она же пишет в своем уютном фейсбуке для друзей, что ей осточертело ставить треки-паттерны из выхолощенных барабанов с унылой басовой линией.

 

Что ей пожелать? И всем нам. И двум роботам, в которых превратились хулиганы? Рутс. Солнца. Подышать воздухом. Шершавой бумажки книги. Глотка студеной воды. Поцелуя. Легкого рифа на гитаре. Шалости.

 

 

И работать над собой. Пусть все будет так, чтобы кто-то опять учился продавать неликвид. Без ротаций, без стадионов, без реклам шоколадок. Пусть уже и не кликом мышки или репостом. Хотя я считаю, что лучше, когда есть возможность зайти в гости, испытать трепет и осчастливить девочку, бегущую через площадь. С помощью личного ознакомления.


comments powered by Disqus