11 лютого 2016

Государственный поворот: предприниматель о том, стало ли легче украинскому бизнесу

Два десятилетия украинский бизнес страдал от безумных и несправедливых условий работы. Меняется ли сейчас что-то к лучшему – для Platfor.ma поразмышлял отечественный предприниматель и директор фабрики по производству контрольных браслетов «Ленточка» Максим Рудницкий.

 

 

В Украине годами и десятилетиями создавали максимально ручные условия ведения бизнеса. Лишь благодаря действительно революционным событиям, кровопролитию, войне и вмешательству мирового сообщества у нас постепенно, очень медленно, но все же начинает ослабевать регуляторная хватка государства. Так, основательно упростились процедуры регистрационных действий: появились сервисы единого окна, электронной регистрации, подачи документов по электронной почте, открытые списки и так далее. Все это хорошо, но с этим бизнесмен сталкивается единожды, в крайнем случае – дважды-трижды. Эти мероприятия практически не определяют ежедневную работу предпринимательства.

 

Поэтому возьмем, к примеру, сферу валютного регулирования. Здесь государство внедрило несколько новых ограничивающих норм – запрет на приобретение валюты за кредитные средства, подача дополнительного заявления об «отсутствии неучтённых валютных ценностей», отсрочка в реализации заявки на покупку валюты.

 

Одновременно с этим банки, согласно заданному государством настроению, эти самые правила воспринимают именно как формальные ограничения – и максимально идут на уступки своим клиентам. Это показывает, что финансовым учреждениям дан определённый лимит свободы, который существенно шире того, что был до революции.

 

Вот и таможня вроде бы как вернулась к индикативным ценам и на фоне подписанного сторонами контракта и прошедшего все инстанции оригинального инвойса вынуждена в созданных государством условиях опять требовать бумажки под названием «прайс» и «коммерческое предложение», которые для нормального юриста никогда ничего не значили, да и за документ вовсе не принимались. Но тут еще дело в том, как именно это требует таможня: через «извините» и «пожалуйста». Еще и готовы ждать, верить, входить в положение. А главное – всё без предварительной ласки купюрой ладони таможенника, превращающей её в лапу.

 

Теперь о налоговой. Многие помнят звонки из налоговой времён предыдущего Кабмина с требованиями заплатить налог наперёд в такие размеры и сроки, которые определяет почему-то именно собеседник по телефону – без какой-либо привязки к нормативным предписаниям. И это в мирное, стабильное и «покращенное» время. Сегодня таких звонков нет совсем, ни в какой модификации. Исходя из моего опыта, общение с налоговой происходит исключительно в культурной форме, а пришедшая проверка не претендует ни на что, кроме кофе. Никакого гастрономического вымогательства, никакого «взять проверяющего на стакан», так знакомого с совдеповских времён.

 

 

Так что однозначно – бизнесу в Украине стало легче. Существенно, заметно легче по сравнению с тем регуляторным гестапо, что было на протяжении последних 23 лет. Но до стадии «объективно легко» ещё предстоит пройти немалый путь и, как, к сожалению, полагается, делать определенные остановки.

 

Основной ступор всех изменений – человеческий фактор. Тормозит весь процесс глубинная ментальность «совка», которая укоренилась на генетическом уровне. Простой пример: в стране работает система электронной отчётности, но в период её подачи в налоговых инспекциях такие очереди, что они напоминают общепиты на киевском вокзале.

 

Первая очередь – в окошки подачи отчётности в бумажном виде, потому что, с одной стороны, бухгалтеры не хотят или не могут переходить на электронную форму подачи, с другой, – работники налоговой никак не способствуют быстрейшему приёму этой самой отчётности. Хотя ведь ясно же, что если людей много, то нужно увеличить количество одновременно принимающих окон и продлить время приёма. Однако в реальности работает только половина окон, которая в любой момент может безапелляционно хлопнуть дверцей перед самым носом налогоплательщика и убежать на очередной устроенный по хаотичному графику перерыв.

 

Следующая очередь – в кабинет выдачи электронных ключей и сертификатов для подачи электронной отчётности. Да, очередь именно в период подачи отчётности. При том, что во все остальные дни там никого. Никогда. А вот тут одумались.

 

И, наконец, очередь за бланками. В самый последний момент на законодательном уровне этот бланк подачи отчётности поменяли и, естественно, на сайт налоговой загрузить «забыли». Налогоплательщик вынужден покупать в холле налоговой инспекции бумажку и делать копии. При этом впервые узнают об этих изменениях любители подачи отчётности, только простояв в упомянутой очереди №1.

 

Три очереди. Круговорот толпы образованных трудоспособных налогоплательщиков. Простаивают. Чем не остановка?

 

Второй пример, более массовый. При таможенном оформлении практически любого товара как на вывоз, так и на ввоз, обязательным является прохождение так называемого радиологического контроля, суть которого сводится к банальному и чисто формальному проставлению печати на товаротранспортных документах, ради которой нужно лично явиться к экоинспектору. Порой это единственная причина ехать на таможенный терминал, так как всё остальное оформлено в электронном виде.

 

Предполагается же, что работники экологической службы специальными приборами исследуют оформляемый товар и тем самым обеспечивают защиту от радиологического заражения на всём его пути. Прохождение контроля, а по сути – просто наличие печати, проверяют и контролируют: инспектор таможни в пункте оформления, в пункте пограничного перехода по обе стороны границы, пограничник, работники экоинспекции в пункте оформления и перехода. За это несут ответственность декларант, собственник груза, перевозчик и все упомянутые выше персонажи. Однако, как уже многие догадываются, товар никак не исследуется – ничего, кроме проставления печати, не происходит. При этом все перечисленные герои играют в игру «Радиологический контроль», теряя на этом время и свою ответственность.

 

Таких «остановок» еще очень много. Прав был профессор Филипп Преображенский: «Вся разруха – в головах». И дельный совет дал Михаил Жванецкий: «Может, что-то в “консерватории” подменить?», также имея в виду наши головы. Мы кузнецы своего счастья. И мы же – препятствия на пути к нему.


comments powered by Disqus