2 серпня 2014

Герои нашего времени: о ком снят «Майдан»

Фильм Сергея Лозницы «Майдан» стал одним из самых громких событий украинского кино этого года. И не только украинского: лента успела сорвать овации Каннского фестиваля и попасть еще на 50 масштабных кинофорумов по всему миру. Впрочем, впечатления украинцев от фильма оказались противоречивыми. Харьковская журналистка Дарья Воропаева посмотрела «Майдан» Сергея Лозницы, и изложила свое мнение о фильме для Platfor.ma. Мнение оказалось положительным. Противоположная точка зрения — в материале киевской журналистки Александры Ковалевой.

 

Фотографія: shutterstock.com

 

Перед началом показа сердце билось как после пробежки. Переживала: понравится ли фильм? Накануне выхода «Майдана» Сергея Лозницы в массовый прокат на форумах писали: «не правдиво снял», а на Одесском кинофестивале критиковали: «не показал важных моментов». Неужели правда?

 

У Лозницы не получилось хроники. В картину о Революции достоинства не вошли значимые и переломные моменты: разгон студентов, призывы Кобы и Парасюка со сцены, пленные милиционеры, первые смерти. Да он и не хотел. Он понимал, что мы и сами все прекрасно знаем, ведь зимой чуть ли ни каждый час залезали в новостные ленты: «ну как там наши?» Не в скрупулезном документировании событий была задумка режиссера. Лозница хотел показать внутреннюю химию Майдана. Он самоустранился и дал возможность зрителям возможность просто наблюдать, а не воспринимать события через «призму его авторского видения». В одном из интервью режиссер прокомментировал: «Когда речь идет о событии, которое не просто свежо в памяти, а отпечаталось там незаживающим шрамом и бесценно, потому что стоило сотни и, возможно, тысячи жизней соотечественников, подходить к нему с меркой «Я – художник, я так вижу» — довольно рисково».

 

От предвзятости и ангажированности фильм оберегает целый ряд нетипичных для кинематографа приемов: статичная камера, длинные планы, неагрессивный монтаж, отсутствие комментариев, интервью, и даже «испорченные» кадры.

 

Почти весь фильм снят средними планами: в кадр помещается довольно много людей, чтобы показать эпичность происходящего, и в то же время достаточно мало, чтобы успеть всмотреться в лицо каждого. Каждый из них – личность, но они вместе – одно целое. И только присмотревшись, можно разглядеть в толпе Михайла Жизневского и козака Гаврилюка. Они – лишь одни из всех. Именно средние планы позволили Лознице в полной мере реализовать свою задумку: сделать главным героем фильма народ, и отобразить один из лучших лозунгов Майдана: «В єдності – сила».

 

Каждая сцена длиться от 1 до 3 минут. Этого времени вполне хватает, чтобы вглядеться в каждое лицо, подумать, почему люди мерзли, почему не уходили, почему не убегали, а шли вперед, надеясь укрыться за деревянными щитами от пуль калибром 7,62. Чтобы понять людей, нужно иметь достаточно времени, чтобы понаблюдать за ними. Чтобы ощутить опасность, нужно минуту созерцать хоть и напряженную, но стабильную Грушевского, и потом услышать резкий разрыв гранаты. Он заставит вас пригнуться в кресле кинозала. Совсем так же, как пригнулся тот мужчина в нелепой вязаной шапке на экране. И у него, и у вас это получилось непроизвольно. Чувствуете, как рамки экрана расширяются? 

 

Статичность камеры также оберегает съемочную группу от навязывания своего мнения и от обвинений в предвзятости. Операторы просто позволяли камере наблюдать в разных местах: то в мэрии, то около казанов с кашей, то на кухне в Профсоюзах, то на передовой Грушевского. В этой массе отснятого материала съемочная группа не выбирала более удачные ракурсы, не выискивала красивого героя. Секунд 20 мы созерцаем спину мужчины, загораживающего камеру. Он попросил друга сфотографировать его на фоне баррикад, и ждет, пока тот сделает несколько снимков. Ну и что? Оператор не кричит ему: «Отойди, я снимаю!». Да, он снимает, и он снимает жизнь, а в жизни спина в черной куртке занимает значительное место, так что любуйтесь. Такие неприглядные спины три месяца делали новости для первых полос всех мировых изданий. Может, потом он этой спиной прикрывал раненного товарища. Может, этого мужчины уже нет среди живых. Запомните эту спину, увидьте в «испорченном», на первый взгляд, кадре, историю и судьбу.

 

«Майдан» у Сергея Лозницы получился «бытовой». Именно это в большинстве не понравилось украинскому зрителю. Хотелось красоты, пафоса, показательных моментов и ярких сцен, хотелось героизировать зиму 2013-2014 годов. Режиссер же предпочел показать среду, где каждый делал маленькие дела, из которых складывался большой общественно-политический сдвиг. Ведь героизм то в действительности сопряжен с трудностями, лишениями, он грязный и немытый, он уставший, но не сдающийся, скудно улыбающийся и много работающий. Неизвестные актеры – мужчины и женщины, лица в морщинках, напряженные глаза, неприглядные курточки с такими мохнатыми оторочками капюшонов. Кто-то замялся, декламируя со сцены незатейливый стих, кто-то споткнулся о бордюр, кто-то просто разговаривает по телефону: «Та де я? На Майдані, воюємо…». Вот эти простые и несовершенные люди – они и есть герои. Настоящие герои, не осознающие того, что совершают подвиг. Они просто берут мешок с брусчаткой и несут, кряхтя, на Грушевского – ведь нужно укреплять баррикады.

 

И кто скажет, что это – не героизм? Никто не осмелится.


comments powered by Disqus