12 березня 2015

Это как вообще: создать школу живописи

Мы продолжаем нашу рубрику, в рамках которой выясняем, как разнообразные процессы и события выглядят изнутри. На этот раз художница Светлана Шпаченко рассказала нам о своей школе живописи, том, как люди учатся «видеть» облака и прогуливать шоппинг ради музея.

 

Фотографія: oh my look

Школу живописи я придумала в Стамбуле. В тамошнем музее современного искусства я увидела, как маленькие дети 5-6 лет сидят перед огромной картиной Клода Моне «Кувшинки», а учитель очень понятным языком рассказывает им про импрессионизм. Мне вдруг стало очень грустно, ведь в Киеве никто ничего подобного не делает. Общеобразовательная программа не включает изучение искусства, поэтому среди моих знакомых всего несколько человек слышали фамилию Моне. Чем она отличается от Мане, знали вообще единицы.

 

К сожалению, между украинским человеком и мировым искусством образовалась бездна. Это влечет за собой не только культурную безграмотность, но и негативно сказывается на общем восприятии окружающего мира. Экспозиции наших музеев совершенно не способны этого преодолеть. Даже в Питере можно посмотреть крупное собрание картин Гогена. У нас же подобное самообразование практически невозможно.

 

Это был один из факторов, который повлиял на мое желание создать школу. Показать в ней полотна великих мастеров вживую мы, конечно, не можем. Зато часто используем качественные репродукции и проектор, рассказывая крутые истории про жизнь художников и создание картин.

 

Когда я летела из Турции в Киев, то придумала название «Eatmore ART», которое переводится как «потребляйте больше искусства». В основу этой фразы легла идея образовывать, обучать, вдохновлять, давать базовые знания. И главное — объяснять сложные вещи простым и понятным языком.

 

Для меня было очень важно как можно дальше уйти от стандартной программы, которая начинается с пещерной живописи и монотонно шаг за шагом разбирает каждую эпоху истории искусств. Я отдаю себе отчет, что этот предмет нельзя изучать отрывками. Каждый период, каждый художник — все взаимосвязано между собой. Но, знаете, я все больше убеждаюсь в том, что порой на примере одного художника можно понять всю историю живописи!

 

Очень хотелось сделать все просто и классно. Я представляла, что в аудитории сидит моя мама и подбирала простой и понятный язык, которым буду ей объяснять, почему картины Фриды Кало с обезьянами на плечах стоят тысячи долларов и какое влияние это оказывает на искусство Латинской Америки.

 

Первыми моими учениками были близкие друзья, которые хотели немного узнать про масляную живопись. Мы занимались весной в парке. К осени у меня уже была арендованная студия в центре города и около 10 постоянных учеников.

 

За прошедшие два года все сильно изменилось. Теперь учеников больше 100. Чтобы все время вдохновлять их необычными историями про искусство, я решила посетить лучшие музеи мира и увидеть все своими глазами. Ежемесячные поездки я планировала заранее, ориентируясь на самые крутые выставки. Результат двух последних лет — 19 городов, 27 музеев и огромное количество впечатлений, которыми я теперь могу смело делиться со своими учениками! Со школьных лет для меня главное — не делать так, как наш учитель информатики, который рисовал код Бейсика на доске, а сам никогда в жизни не видел компьютера.

 

Самое сложное — это научиться разделять свое виденье и виденье ученика. Важно привить прекрасное, ничего не навязывая. Но при этом вовремя отговорить писать женщину в леопардовом купальнике, скачущую на коне в волны закатного океана. Задача преподавателя — мягко и аргументировано предложить другой вариант.

 

Типичная ошибка новичка – начинать со сложных рисунков. Все хотят сразу, с первого урока, писать, как Айвазовский! Учитель должен объяснить, а ученик — осознать разносторонность и сложность предмета живописи. Вне зависимости от базовых способностей и уровня теоретических знаний мастерство требует упорства и постоянной практики. Иначе хорошего результата не добиться.

Самое сложное — это научиться разделять свое виденье и виденье ученика. Важно привить прекрасное, ничего не навязывая.
Фотографія: oh my look
 

Со стороны кажется, что художник — это такой вольный мечтатель, который небрежно берет кисть и с фееричной легкостью переносит городской пейзаж на холст. Нет! Художник – это трудяга, отдающий картине всего себя! Сложно даже представить, сколько нужно сделать до того, как начать рисунок, а уж сколько после… Это огромная работа.

 

Успех художника, особенно начинающего, зависит от его увлеченности искусством. Одна из моих учениц училась писать облака Архипа Куинджи, но все никак не могла сделать их «правдивыми». Я предложила ей больше смотреть не на картинку, а на настоящее небо. Как-то она звонит мне и буквально кричит от восторга: «Света, я ехала за рулем и увидела небо! Остановилась, вышла… Теперь сижу, смотрю!». После этого случая небо она стала рисовать гораздо достовернее, и при этом — поэтично! «Увидеть» — это первое ключевое слово. Следующие за ним этапы — «понять» и «передать».

 

Другая моя ученица как-то ехала на шоппинг в Милан. Я посоветовала ей сходить в Музей науки и технологий Леонардо да Винчи. Она вернулась и говорит: «Что ты со мной сделала! Я ничего себе не купила в Милане, мы весь день провели в музее!»

 

У человека, увлекающегося искусством, всегда есть повод для размышлений, ведь он видит и замечает больше. Больше деталей, мелочей, оттенков… Для него нет материальных ценностей, удовольствие от которых может затмить радость создания картины: воплощения собственного видения, выражения внутреннего «Я», которое могут оценить и похвалить друзья и родные. Когда картина удалась — это самый большой праздник!

 

Школа — живой механизм, на 100% зависящий от человеческого фактора. Если у преподавателя нет настроения, он не сможет создать его и среди учеников, а значит, не справится с одной из важнейших своих задач. Если преподаватель вдруг заболел, то целая группа людей, которые накопили вдохновение и нашли время посетить урок, останутся с нереализованным желанием. Поэтому я стараюсь выбирать преподавателей, которые умеют переключаться и быть в хорошем настроении до, после и во время занятия. И, конечно, способны не болеть годами.

 

Для меня школа живописи — это параллельная Вселенная, где есть только ученик, искусство и создание новых потрясающих картин. Я вижу, как меняется мир вокруг тех, кто учится живописи, и меня это бесконечно радует! После двух лет занятий некоторые мои ученики иногда могут рассказать больше, чем знаю я. Они занимаются самообразованием, много читают. Когда мои ученики взахлеб говорят о каких-то картинах, а не о новом телефоне, для меня это лучший показатель того, что я на верном пути.

 

Больше рубрики «Это как вообще»:

 

Как привезти в Украину звездного артиста (рассказывает Саша Андрусик, сооснователь музыкального агентства «Ухо»)

 

Как провести кинофестиваль «Молодость» (рассказывает Мария Глазунова, глава департамента по связям с общественностью)

 

Как создать и руководить благотворительным фондом (рассказывает Ольга Кудиненко, руководитель «Таблеточек»).

 

Как организовать крупнейший концерт в своей жизни (рассказывает Джамала, певица).

 

Как создать масштабное реалити-шоу (рассказывает Любовь Цибульская, телеспециалист).

 

Как работать судмедэкспертом (рассказывает Оксана Зорка).


comments powered by Disqus