12 серпня 2015

Это как вообще: проводить экскурсии в тюрьме

Мы продолжаем на Platfor.ma рубрику, в рамках которой выясняем, как разнообразные события и процессы выглядят изнутри. На этот раз мы заглянули в музей латвийской военной тюрьмы Karosta, где можно почувствовать себя в роли заключенного, послушать об истории этого места и даже переночевать. Экскурсовод бывшей тюрьмы Юрис Ратис рассказал нам о том, как министры узнают свои бывшие камеры, почему историю нельзя замалчивать или забывать и каким должен быть настоящий гид.

 

 

Вот были вы когда-то в Петербурге в Царском селе? Старинные музеи, где все в тапочках шаркают по паркету, экскурсовод бабушка–«божий одуванчик» вяжет спицами и поглядывает на посетителей. Представляете такую старушку на гауптвахте в роли экскурсовода? Неинтересно.

 

Сейчас очень доступная информация в интернете, бери – не хочу. Кнопку нажал – вот тебе и квадрат Малевича, вот тебе и Джоконда. А что человеку нужно? Реального, живого, настоящего. Уже надоели классические экскурсии, потому что таких экскурсий с бабушками в мире полно, а чего-нибудь от души мало.

 

Вы помните урок истории в школе? Приходит в школу Марья Ивановна с указкой, и проверяет всех. «Запишите параграф 3, второй абзац». Вот и весь урок. В лучшем случае карту развернет. Все листают в это время учебник и рисуют рыцарям усы. Скучно и неинтересно. Поэтому иногда спрашиваешь что-то у молодежи по истории – а в ответ ноль. Преподаватель спрашивает студента: «Когда было Ледовое побоище?», не ответишь – двойка. А может быть лучше посмотреть, как это было? Съездить на это поле? Подумать, была ли у них возможность победить тогда? Я рассматриваю эти экскурсии как живой урок истории.

 

Мы тут с коллегами все любители истории. История – это одно целое, из нее нельзя вырезать какой-нибудь кусочек. Что бы там ни было, хорошее или плохое. Скоропадский был? – Был. Пан Петлюра был? – Был. Бандера? Шухевич? Щорс, Ворошилов, Хрущёв?

 

Кому-то не нравится один, кому-то другой. Одному не нравится Янукович, другому не нравится Кучма. Но это же часть истории. Чем больше хочешь утаить, тем больше будет желания приоткрыть занавес, и узнать. Историю нельзя выкинуть, ее нужно знать и показывать.

 

Мой бонус в том, что я знаю русский язык. Потому что множество вещей никак не перевести. Есть такая поговорка на латышском «pazudis tulkojumā» – пропал в переводе. С историей так же. В жизни так много разных нюансов и приколов, что ничего и придумывать не нужно. Можно пять книг написать о том, что тут было.

 

Вот провел экскурсию – турист хлопает, все довольны, а ты стоишь и думаешь, где промахнулся, где лажанул. Спросил тебя о чем-то непростом посетитель, ты сразу же с коллегами поговорил, и вместе пришли к выводу, как отвечать.

Самое главное – опыт и уважение к людям, которые приходят сюда. Нужно понимать, что можно, а что нельзя делать. У нас работают молодые парни и девушки. Я могу себе позволить рявкнуть и на мужика, и на тетку. Они жили – они знают эту систему. Им не привыкать, они понимают и не обижаются. А молодой не может себе этого позволить. Как-то один 22-летний парень ляпнул: «Мы, конечно, этот Союз знаем…» Или демонстрации в Крыму скандируют: «Крым наш!», и «Фашизм не пройдет!» Или интервью на российском ТВ – стоит мужик с вот такущей рожей, и говорит: «Я знаю, что такое фашизм! Я помню» – «А сколько вам лет?» – «62». Да он после войны родился, что он может знать о фашизме?! Что же ты рот тогда открываешь? Поэтому иногда иностранцам нужно какую-то предысторию рассказать, чтобы какое-то понятие было.

 

Здесь висят на стенах старые черно-белые фотографии, а я их вижу еще цветными. В предыдущей жизни я здесь жил и ходил. Это для меня как дом родной. Сейчас уже все привыкли, а раньше дочку спрашивают: «Где папа?» – «В тюрьме». Жену спрашивают: «А муж где?» – «Да в тюрьме». Я долго служил в армии: и латвийской, и советской, эту систему знаю назубок. Сам когда-то бывал на гауптвахте, и сам привозил сюда солдат.

 

На экскурсии приходят совершенно разные люди. Есть два типа мужчин. Подъезжает муж с женой. Жена такая большая женщина, а он совсем хлипенький рядом идет. Во время экскурсии муж распрямляется, и важно тычет пальцем жене: «Я же говорил тебе!» Сразу отношения обретают новый вид. А бывает наоборот. Приезжает пара, муж – двухметровый парень, сборная по баскетболу. Обычная экскурсия, никто не кричит, все стоят слушают, и муж вдруг падает в обморок. Всякое бывает.

 

Как-то приехала очень важная персона из средней Азии – министр. А у нас на стенах гауптвахты заключенные оставляли надписи. Министр – это же уровень, ну я ему все рассказываю, показываю надписи на стенах. Говорю: «Тут были ребята со всего Союза. Здесь, например, надпись про Самарканд». Он показывает мне на соседнюю камеру и говорит: «А там вот про Ташкент написано». Откуда он знает, если еще не заходил туда? Ага, понятно, сидел здесь.

 

У меня была группа туристов, которые остались на ночную экскурсию – ночевали на гауптвахте. Они ко мне подходят, и просят: «Вы нас утречком пораньше разбудите, хорошо? Мы хотим восход солнца на берегу моря посмотреть!». «Зашибись, – говорю. – Вы не туда приехали».

 

Очень интересно посмотреть, как меняются люди. Прошлым летом приехали из Калининграда человек восемь, бывшие офицеры. Майоры, подполковники. Увидели меня в советской форме, и прямо аж светится в их глазах – интерфронт. Сразу ухмылка на лице, жалюзи перед глазами. А после экскурсии я от них не мог отделаться! Каждый подходил, и пытался сунуть в карман пять лат на чай. Потому что нужно рассказывать так, как было на самом деле. В этом то и прелесть нашей экскурсии – мы не скрываем ничего, не возвышаем одного, унижая другого.

 

Запомните, тут не театр, тут нет ни одного актера или артиста. Мы просто-напросто фанаты истории. Когда идешь на танцы, надеваешь платье, когда загорать – купальник, ложишься спать – ночнушка. Каждому мероприятию своя одежда и поведение. Если на мне эта форма, и я нахожусь здесь, значит, я таким и должен быть.

 

Больше рубрики «Это как вообще»:

 

Как привезти в Украину звездного артиста (рассказывает Саша Андрусик, сооснователь музыкального агентства «Ухо»)

 

Как провести кинофестиваль «Молодость» (рассказывает Мария Глазунова, глава департамента по связям с общественностью)

 

Как создать и руководить благотворительным фондом (рассказывает Ольга Кудиненко, руководитель «Таблеточек»).

 

Как организовать крупнейший концерт в своей жизни (рассказывает Джамала, певица).

 

Как создать масштабное реалити-шоу (рассказывает Любовь Цибульская, телеспециалист).

 

Как работать судмедэкспертом (рассказывает Оксана Зорка).

 

Как жить с эпилепсией (рассказывает человек, пожелавший остаться неназванным).

 

 


comments powered by Disqus