2 грудня 2014

Это как вообще: создать благотворительный фонд

Мы продолжаем на Platfor.ma рубрику, в рамках которой выясняем, как разнообразные привычные нам события и процессы выглядят изнутри. На этот раз учредитель благотворительного фонда «Таблеточки» Ольга Кудиненко рассказала нам о том, как создавалась и работает организация, помогающая больным детям. 

 

Фотографія: facebook.com/olya.kudinenko

В Украине не учат благотворительности, поэтому почти все люди попадают в третий сектор случайно. Так было и у меня. Три года назад я привезла гель от стоматита из Барселоны по 2.95 евро за упаковку, а сегодня я учредитель благотворительного фонда, в котором работает пять людей и который ежемесячно собирает по 1 млн грн на помощь детям с раком крови. В какой-то момент волонтерства я поняла, что остановиться уже не могу и заниматься тяжелобольными детьми в свободное от работы время не хочу. Мне почему-то нужно делать это каждый день.

 

Управление благотворительным фондом можно сравнить с двумя профессиями: мальчиком-глашатаем, который раньше стоял на людных перекрестках и кричал: «Новости! Свежие новости! Покупаем газету!», и жонглером, который одновременно удерживает в воздухе с десяток шариков.

 

В первом случае все понятно. Благотворительные фонды выбирают какую-то конкретную сферу, наводят указку на выбранную проблему и начинают громко о ней говорить и объяснять, как ее можно решить. По сути, задача сотрудников фондов – найти людей, которые могли бы помочь. Кто-то дает деньги на лекарства или программу, а кто-то приходит в отделение, чтобы провести время с детьми. Один находит препараты за границей, другой забирает с самолета, а третий привозит в нужный город. Тем временем кто-то звонит знакомому журналисту, чтобы снять сюжет о больном ребенке и собрать денег – и так далее до бесконечности.

 

Отсюда я могу вывести две главные задачи фонда. Первая – найти людей, которые готовы помочь, и использовать их желание правильно. Например, юрист может проанализировать законы и переписать их, а переводчик – перевести медицинские документы на итальянский, английский, немецкий языки, чтобы отправить в разные клиники. А кому-то проще дать денег и не вникать в подробности. Вторая задача – правильно распорядиться возможностями и максимально эффективно использовать имеющиеся ресурсы. Если это удается, то фонд уже почти организован. А дальше наступает время концентрации, когда надо изо всех сил сфокусироваться и постоянно помнить, зачем ты создавал фонд. 

 
Самое главное – не отвлекаться на мелочи и шумовые помехи и просто делать свое дело. Иначе ничего не получится.

 

Первое время окружающие будут настаивать, что надо менять законы, а не оказывать адресную помощь. Потому что так ты спасаешь только пятерых детей, а новые законы решат судьбу многих. Но как только займешься законами, сразу напишут: «Что ты делаешь?! Куда ты суешься, деточка?! Помогай, помалкивай и не связывайся с политикой!»

 

После каждой статьи о ребенке, которому нужна дорогостоящая операция за границей, готовься к комментарию: «Это не выгодно, слишком дорого, пусть родители родят нового». И надо следить за этим, потому что родителям и так сложно, а чтение посылов в духе «выбрось, сделай нового» их точно не поддержит.

 

После первого интервью в газету будь готов к «все, конечно, неплохо, но это же ты пиаришься!» И как ни объясняй, что после любой публикации в фонд поступают деньги, все равно не поймут. После любой акции обязательно выслушай, что благотворительностью надо заниматься тихо. Например, о #TabletochkiIceBucketChallenge, который запустила как раз Platfor.ma, было много странных отзывов, но собранных 2 млн грн говорят сами за себя. Да и как развивать культуру благотворительности тихо – почему-то никто не рассказывает.

 

Любой отказ кому-либо всегда вызовет волну негатива, и никак не объяснить, что ваша специализация – дети с раком крови, а не спасение замерзающих котят. И нет, мы не оплачиваем лечение за границей, потому что вам не нравится медицина в Украине. Фонд оплачивает только те операции, которые в Украине вообще не делаются.

 

Под просьбой о помощи конкретному ребенку всегда кто-то спросит прямые реквизиты родителей, ведь «фонды – воруют». Вообще, родители больных детей – это отдельные истории. Они бывают очень разные и всегда надо помнить, что дети не отвечают за грехи родителей. Есть мамы, которые требуют денег наличными, так как в интернете фонд использовал фотографию ее ребенка. Фонд же принципиально перечисляет все на счета клиник или помогает лекарствами – потому что были родители, которые делали ремонты в квартирах вместо лечения своего чада. Бывают мамы, которые не могут ответить ни на один вопрос. Другие же отказываются показывать выписки со своих банковских счетов и приносят справки с работы про минимальную зарплату – но при этом в семье сразу несколько дорогостоящих машин. Третьи при встрече со звездой, о которой так мечтал ребенок, начинают рассказывать гостю обо всех вирусах, передающихся воздушно-капельным путем. Да так убедительно, что сотрудникам фонда потом надо еще и звезду психологически «откачивать». Четвертые могут попрошайничать и рыдать, как у них не хватает денег, а когда мы спрашиваем, на что конкретно, отвечают: «Да так, мало ли что!».

 

А еще есть медперсонал, который не хочет ничего менять в здравоохранении и не готов сотрудничать с фондом. Некоторые врачи выписывают лекарства, которые не продаются в Украине, а когда мы не можем их нигде найти, обещают заказать у поставщиков. Но спустя неделю в недоумении сообщают, что «нет, ничего и нигде заказывать не будем, лекарство нужно завтра» – за сутки фонд становится в сложную позу и упрашивает представителей фармкомпании в другой стране продать спасительные флаконы по упрощенной процедуре, и каким-то чудом находит человека, который забирает их на окраине мегаполиса и привозит в Киев. Еще есть врачи, которые не выписывают рецепты, а только говорят мамам наименования лекарств – но фонд не может покупать что попало без документов. Или вот медсестры, которые отказываются в пятницу во второй половине дня идти на склад за лекарством, которое так сложно и так срочно доставалось, потому что это «не их обязанности». И так далее до бесконечности.

 

Конечно, я рассказываю о крайностях. Однако именно среди таких крайностей и лавирует фонд. Но все это забывается моментально, когда начинается магия. И в течение часа находятся люди, дающие 3000 евро на сиделку ребенку в другой стране. Или спустя 10 минут после публикации просьбы один человек покупает два планшета детям, которые так мечтают о них на дни рождения. Или ты получаешь смс от мамы ребенка: «Спасибо вам! Мальчику лучше!»

 

И эти моменты стоят всего. Потому что благотворительность – это магия. И побыть волшебником можно на сайте www.tabletochki.org.

 

 

Больше рубрики «Это как вообще»:

 

Как привезти в Украину звездного артиста (рассказывает Саша Андрусик, сооснователь музыкального агентства «Ухо»)

 

Как создать фотостудию (рассказывает  Ольга Закревская, создатель фотостудии «Фольга»)

 

Как устроить регулярную городскую распродажу (рассказывает Мария Драгина, основательница Kyiv Market)

 

Как провести кинофестиваль «Молодость» (рассказывает Мария Глазунова, глава департамента по связям с общественностью)

 


comments powered by Disqus