17 лютого 2015

Это как вообще: работать судмедэкспертом

Мы продолжаем на Platfor.ma рубрику, в рамках которой выясняем, как разнообразные события и процессы выглядят изнутри. На этот раз судмедэксперт Оксана Зорка рассказала нам о том, как в профессию ее направил сериал, как трудно пилить твердолобых клиентов, главных мифах о судмедэкспертизе и идеальном убийстве.

 

Фотографія: shutterstock.com

Шел шестой год учебы в мединституте, а я до сих пор не могла определиться с будущей специализацией. Мне безумно нравилась патанатомия, я разбиралась в патфизиологии, любила физику и ненавидела фармакологию. А мысль о том, что мне предстоит лечить настоящих людей и общаться с ними изо дня в день, вгоняла меня в тоску и печаль. И получился бы из меня хороший доктор-мизантроп скорой помощи, куда обычно всех и распределяли, но по телевизору показали крутой документальный сериал о работе иностранных судмедэкспертов. Так я поняла, кем хочу стать.

 

К тому же это было бы круто: говорить всем, что ты судмедэксперт – и наблюдать реакцию! Я слабо представляла, чем конкретно занимаются судмедэксперты, но это нормально для любого новоиспеченного интерна – не понимать, кто ты, куда ты попал и что вообще надо делать.  Истории в том сериале были из прошлого века, так что практически соответствовали нашим реалиям.  Это уберегло меня от моральной травмы и разочарования в выборе профессии с первых же дней интернатуры. Но сюрпризов избежать не удалось.

 

Бюро судмедэкспертизы состоит из разных отделений, но большинству знакомы морг и «там, где побои снимают». Любой эксперт в своем развитии обязательно проходит стадию работы в морге. Я развивалась правильно, и в моей жизни был период, когда каждое буднее утро начиналось со сводки количества умерших за вчера на «пятиминутке» и обсуждения предстоящих вскрытий с лотереей, кому что достанется.  Потом собственно вскрытия, выписка свидетельств о смерти и печать своих умозаключений в «Выводах эксперта».

 
На этом этапе стало ясно, что женщина в морге элемент слабый.

То подставочку дополнительную надо, чтобы хоть как-то дотянуться до пупка необъятного тела, то санитара попросить череп распилить, так как попался особо твердолобый пациент и силенок не хватает, или вообще труп перевернуть требуется. В этом всем я сильно уступала коллегам мужского пола, хотя женщины-танатологи (те, что в морге работают) в наше время не редкость. Потому после нескольких месяцев специализации я перешла в отделение криминалистики.

 

Вот тут уже все стало намного интереснее. Теперь я работаю с разными повреждениями (ранами, переломами) и устанавливаю, чем они были причинены. Вожусь с костями и определяю, кому они принадлежали при жизни и как давно умер их владелец. Разбираюсь в следах крови, делаю экспертизы в случаях ДТП, провожу эксперименты с предполагаемыми орудиями убийства. Мало кто может понять крики радости от того, что в экспериментальной ране от предполагаемого ножа отобразился тот самый непонятный элемент, который не давал покоя при исследовании раны от трупа. Но когда все сходится и поддается логическому объяснению – это настоящий праздник!

А еще я не люблю пешеходов, переходящих дорогу на красный свет. Сегодня ему повезло, а завтра из-за него у нескольких людей прибавится работы.
Фотографія: shutterstock.com

 

Вообще, говорят, что эта профессия откладывает скверный отпечаток на личность человека. Это правда. Начинаешь проще относиться к людям и событиям вокруг. Кто-то обругал тебя в транспорте? Ну и ладно, ведь сегодня он орет на тебя, а завтра может оказаться на столе перед тобой. Сомневаешься, стоит ли воплощать в жизнь новую идею? Ну конечно стоит! Ведь сегодня ты сомневаешься, а завтра… ну вы поняли.

 

Конечно, без профдеформаций не обошлось. Я машинально цепляюсь взглядом за всякие повреждения и пытаюсь установить, чем и как они были сделаны – будь то дырка на одежде, скол плитки в ванной комнате, синяк на плече или даже след от ножа на бифштексе. В общем, мозг постоянно требует ответов «почему и как это получилось?». А еще я не люблю пешеходов, переходящих дорогу на красный свет. Сегодня ему повезло, а завтра из-за него у нескольких людей прибавится работы.

 

К моему огромному удивлению, самая типичная реакция на ответ о моей специальности – это вопрос «а что это?» Предположения были разные, начиная от «ты что, мент?» до «ааа, это ты в аптеке работаешь?» Зато от тех, кто знал, кто такие судмедэксперты, я часто слышала один вопрос: «А ты труп видела?». Потому я хочу сделать официальное заявление: работать с трупом и при этом не видеть его – невозможно.

 

А еще всем судмедэкспертам обязательно рассказывают один анекдот. Несколько десятков раз мне рассказывали эту шутку про двух патологоанатомов и гречку. В нескольких интерпретациях, но всегда, как ни странно, с гречкой.

 

Впрочем, анекдот – это ладно. Представляю тройку лидеров собственного хит-парада мифов о судмедэкспертизе!

 

Миф 1. Судмедэксперт = патологоанатом. На самом-то деле это два разных специалиста, которые работают в разных учреждениях. Патологоанатомы работают при больницах и основная задача их – ответить на вопрос, умер ли пациент от того, от чего его лечили или нет. Все, что произошло за пределами лечебных учреждений, поступает в городские морги к судмедэкспертам.

 

Миф 2. Судмедэксперт работает в милиции. Нет, это вообще разные организации, подчиняющиеся разным министерствам — Минздраву и МВД соответственно. Судмедэксперты – это врачи, которые занимаются всем, что связано с человеком (живым или мертвым), его частями или биологическими следами.

 

Миф 3. «Мы обратимся в независимую экспертизу!» Эксперт по своему определению не зависит ни от кого и работает исключительно в государственных учреждениях, и экспертиза может производиться только в стенах этого государственного экспертного учреждения. Тут уж ни заведующий отделением, ни начальник бюро, ни мама с папой не могут указать, что тебе писать, так как за свои выводы отвечаешь только ты сам и сам ставишь подпись. Вывод эксперта строится на определенных исследованиях материальных вещей – любой этап можно перепроверить.  Но бытует мнение, что если пойти к частному специалисту и заплатить ему денег, то он напишет «независимое мнение», которое вам понравится. Это да. Только «мнение» и «вывод эксперта» – вещи разные.


Это, пожалуй, самые набившие оскомину мифы. Есть еще много других, но они больше касаются профессиональных нюансов. Кстати, о профессиональном: «Декстера» смотрела с удовольствием, но у меня к нему есть несколько претензий. Во-первых, после пятого сезона история серийного убийцы-судмедэксперта выдохлась, и сериал слезно просил закончить себя. А во-вторых, концовка! Ну как так-то, а?

 

А теперь ответ на главный вопрос. Да, я знаю, как убить человека так, что убийство никто и никогда не раскроет.

 

 

Больше рубрики «Это как вообще»:

 

Как привезти в Украину звездного артиста (рассказывает Саша Андрусик, сооснователь музыкального агентства «Ухо»)

 

Как провести кинофестиваль «Молодость» (рассказывает Мария Глазунова, глава департамента по связям с общественностью)

 

Как создать и руководить благотворительным фондом (рассказывает Ольга Кудиненко, руководитель «Таблеточек»).

 

Как организовать крупнейший концерт в своей жизни (рассказывает Джамала, певица).

 

Как создать масштабное реалити-шоу (рассказывает Любовь Цибульская, телеспециалист).

 


comments powered by Disqus