5 листопада 2015

Это как вообще: заниматься эпатажным фарфором в Берлине

В рубрике «Это как вообще» мы выясняем, как разнообразные события и процессы выглядят изнутри. Берлинский дизайнер украинского происхождения Мария Волохова также увлечена внутренним. Внутренними органами, например. Мария рассказала Platfor.ma о том, как на неё повлиял музей патологической анатомии, как работается в Берлине творческому человеку, и где достать подходящую свиную голову.

 

 

В 1995 году мы с мамой переехали из Киева в Лейпциг. Я поступила в художественный институт города Галле. Училась живописи, занималась офортной графикой, а вот фарфором тогда особо не интересовалась.

 

 

В студенческие годы год поучилась в Италии, в США. После диплома решила еще куда-то поехать и выбрала Токио. Провела в Японии два с половиной года. Там освоила технику работы с фарфором на гончарном круге – это традиционное японское ремесло. Интересно, что японцы крутят гончарный круг в другую сторону, чем европейские мастера.

 

В 2009 году вернулась из Японии в Берлин, через год открыла свою мастерскую. Я тогда все еще колебалась между живописью и фарфором. Но первая же выставка во Франкфурте-на-Майне, где я представила фарфор, оказалась очень успешной. После нее меня стали приглашать на другие выставки, а работы публиковали в журналах. Так и был сделан выбор.

 

Я работаю только с фарфором, не с керамикой – она грубее. Фарфор крутить тяжелее, с ним вообще сложнее, но зато материал сам по себе мягче и приятнее для рук.

 

Если работа связана с природой, я ищу натуральный прототип. Голову свиньи, рыбы, ракушку или лебединое крыло. Снимаю первую гипсовую форму. Работаю с ней. Когда леплю из глины, разработка модели длится месяцами. Затем отливаю форму на фабрике или в какой-то большой мастерской. Моя мастерская совсем маленькая, в ней мало что помещается.  Долго дорабатываю модель, пока не получится то, что нужно. Сейчас все больше работ отдаю в производство на семейную мануфактуру в Тюрингии. Когда небольшая партия готова, приезжаю на предприятие и наношу декор. Это финальная точка.

 

Новые проекты показываю на международных выставках, например, на ежегодной апрельской Salone del mobile в Милане. В зависимости от спроса решаю, каким будет тираж. Заметила, что разные работы вызывают интерес у разных категорий. Бывает, покупателям нравится одно, музеи хотят выставлять другое, а пресса публикует третье.

 

Два года назад вышла моя коллекция ваз Top Girls. Это фарфоровые юбки, девушки без туловища. Началось с того, что в археологическом музее Стамбула я сфотографировала сломанную римскую скульптуру. Распечатала фото и повесила в своей мастерской – подписала «сосуд». А когда думала над очередным проектом, вернулась к этой форме. Основу для ваз нашла на той же фабрике, с которой обычно сотрудничаю, – это были старые фарфоровые статуэтки. Мне понадобилась только нижняя часть.

 

 

Голову свиньи я сделала после путешествия по Украине. Мы ехали на автобусе из Киева в Одессу. На трассе были лотки, с которых что-то продавала старушка. И вдруг голова. Это была огромная сочная свинья с характером. Я увидела в этом что-то очень украинское. Не в обидном смысле, а в богатом, щедром. В этой свинье всего много. Я очень хотела купить голову и тут же в Киеве отлить форму. Искала, где это можно сделать, ведь для работы у меня с собой ничего не было. Начала ходить по рынкам, приглядывалась к свиньям. На Лукьяновском рынке продавцы уже начали вычислять, кто я, что так часто интересуюсь свиными головами.

 

Заказала свинью уже в Германии, когда вернулась. И разница между двумя свиньями – украинской и немецкой, была разительная. Немецкая похожа на поросенка из мультика: аккуратненькая, розовенькая. Как ни странно это звучит, но в украинской свинье был характер.

 

Для другого проекта я искала баранью голову. Хотела купить в турецкой лавке в Берлине. Но мне же нужна была не любая голова, а очень красивая. Нужно было поставить и рассматривать её.

 

Турецкие продавцы злились и не понимали, чего я хочу. Хотя в Берлине, мне кажется, уже привыкли, что много странных людей, художников, которым что-то такое нужно. Пустые ракушки от устриц в ресторане отдают без лишних вопросов. Нужно – бери.

 

Однажды во время учебы в Болонье я зашла в музей патологической анатомии. Это изменило меня и все мое творчество. Музей принадлежит университету Болоньи, самому старому университету Европы. На стеллажах там стоят искривлённые скелеты, восковые модели и внутренние органы в банках. Для многих это страшно, но во мне проснулся неожиданный для себя самой интерес. Никогда я так много не работала, как тогда в Италии. Я рисовала все эти вещи из музея. Мне стало интересно, почему человек боится сам себя, своих внутренностей? Это касается как физиологии, так и психологического внутреннего мира. С тех пор в каждом городе, где бывала, я искала такой музей.

 

В Японии впервые взяла в руки человеческое сердце. В музее анатомии был лаборант, который мне разрешил. В пластиковом ящике, какие используют для фруктов, лежали разные внутренние органы. Они были обработаны по специальному методу консервирования. Органы, пропитанные силиконом, не теряют свою форму и натуральный цвет. В Германии к этому методу очень критично относятся, им не хотят пользоваться, но в Азии используют именно его. Когда я впервые взяла в руки сердце, сразу поняла, что это сосуд. Сюда наливать – тут выливать. И создала сосуд такой же формы, в моей коллекции он называется Dolci Lacrime – сладкие слезы.

 

Ещё до того я сделала фарфоровые эмбрионы в виде пепельниц. Этот проект назывался «Бон-бон». Таким было мое впечатление от разноцветных колб с зародышами, увиденных в музее. Многих эта работа шокировала.

 

Парадокс еще и в том, что фарфор – это очень красивый материал, он диктует безупречную форму. И мне очень интересно играть с восприятием людей, которые боятся мертвой натуры, но восхищаются красотой фарфора.

 

Больше рубрики «Это как вообще»:

 

Как привезти в Украину звездного артиста (рассказывает Саша Андрусик, сооснователь музыкального агентства «Ухо»)

 

Как провести кинофестиваль «Молодость» (рассказывает Мария Глазунова, глава департамента по связям с общественностью)

 

Как создать и руководить благотворительным фондом (рассказывает Ольга Кудиненко, руководитель «Таблеточек»).

 

Как организовать крупнейший концерт в своей жизни (рассказывает Джамала, певица).

 

Как создать масштабное реалити-шоу (рассказывает Любовь Цибульская, телеспециалист).

 

Как работать судмедэкспертом (рассказывает Оксана Зорка).

 

Как жить с эпилепсией (рассказывает человек, пожелавший остаться неназванным).


comments powered by Disqus