8 червня 2015

Днепр идет на дно: как Киев все больше забывает свою реку

Сокоординатор Совета Киева по урбанистике Григорий Мельничук – о том, как Киев ментально отворачивается от главной реки города.

 

Фотографія: shutterstock.com

В обсуждениях проблемы транспортной связи Правобережья и Левобережья Киева подчас встречается шутка, что, мол, решить эту задачу можно, только если заасфальтировать Днепр. Спрятать его, как и десятки малых рек, в огромный коллектор, а сверху проложить дороги и построить дома – на радость девелоперам. Кстати, во время строительного бума 2000-х построить посреди Днепра, на воде, высотки действительно предлагали, а церквушку на намывном острове у подольских причалов даже возвели.

 

Но шутки – шутками, а в городе реально все чаще Днепр или не замечают, или воспринимают как проблему. Протекающая через центр города одна из крупнейших рек Европы, давшая, по сути, смысл его основания и развития как транзитного полиса, в сознании самих горожан отошла далеко на задний план. Киевляне в своей массе давно перестали гордиться Днепром и разучились пользоваться его благами.

 

Среди множества вариантов историй об основании Киева и пояснении его названия есть одна, как нельзя лучше дающая ответы на многие вопросы. Много веков назад, когда еще не было сухопутных дорог, магистралями служили реки. Взглянем на карту – и да, как раз чуть-чуть севернее Киева в Днепр впадают крупные реки Припять и Десна, с разветвленными притоками – настоящая «дорожная сеть». В Киеве же начинался уже магистральный путь к Черному морю, здесь снаряжались уже суда класса «река-море» и, конечно же, велся торг.

 

Вдобавок тогдашние киевляне сотворили, казалось бы, невозможное – построили мост через Днепр, «привязав» к городу и сухопутные торговые маршруты. Мост был понтонным, а чтобы его удержать, в дно Днепра забивали длинные колья, к которым привязывали понтоны. Эти самые колья, вероятно, и называли «кии», откуда и пошло название города. Одну секцию моста сделали «разводной» – чтобы могли проплыть суда. Конструкция, кстати, детально изображена на карте Киева конца XVII века. Проезд и проход судов, разумеется, были платными, мост наводили каждую весну после ледохода и паводка, а делали это особые специалисты. Днепр и мост кормили город, привлекали сюда людей, были самим смыслом существования древнего Киева.

 

Красивая легенда далекого прошлого? Да! Но Днепр любили и чтили и в ХХ веке. Взглянув на фотографии и довоенного, и послевоенного Киева, мы увидим переполненные пляжи, где в прямом смысле негде яблоку упасть.

 

И это – во времена, когда население города было намного меньше! Когда не существовало Пешеходного моста, и на острова приходилось перебираться на речных трамвайчиках.

 

Казалось бы, построили мост, пустили даже метро – но вместо общегородской зоны отдыха, куда бы приезжали и из других городов и стран, мы имеем Быдлопарк с аттракционами в стиле города Припять и крошечные по меркам мегаполиса пляжи. Труханов остров хаотически застроен самыми разными заведениями и комплексами, на нем людям легко заблудиться, а прокуратуре – сложно отыскать всех собственников. А острова ближе к окраинам Киева и вовсе напоминают истории о пиратах Карибского моря – на них может твориться все что угодно, и власти здесь, по сути, нет. Город каждый год еле отыскивает деньги на обустройство пляжей, тогда как нелегалы добывают десятки и сотни тон песка просто из Днепра…

 

Мы практически потеряли культуру водного транспорта – он вроде как затратный. Инициативы Леонида Черновецкого с речными трамваями кому-то казались посмешищем – но во многих городах Европы они вполне успешно работают. Почему-то проданные в начале 1990-х корабли на подводных крыльях мотаются между островами Греции, а несколько чудом уцелевших в Киеве медленно ржавеют на причалах. О рейсах в соседние Вышгород, Украинку, Канев и вовсе можно забыть, а Речной вокзал давно продан под обустройство ТРЦ…

Фотографія: shutterstock.com
 

Так же быстро вытесняется особая культура частных плавсредств. Давно живущие в Киеве горожане еще застали подчас стоявшие просто во дворах и гаражных кооперативах прицепы с катерами и лодками. Да, как ни странно, именно в советском Киеве собственный катер был не такой уж и роскошью! Центры этой удивительной культуры – РОПы, базы частных катеров и лодок, еще уцелели, хотя их не раз пытались закрыть и застроить. Это особое городское движение еще цепляется за Киев, но его как бы не замечают, оно вытесняется культом роскоши новомодных дорогих катеров. На Осокорках есть настоящий, а не развлекательный яхт-клуб, где строят крейсерские яхты для кругосветных путешествий – но кто об этом знает?

 

Киев продолжает успешно отгораживаться от Днепра и в смысле доступности. Нынешние печерские парки – жалкие остатки былой роскоши днепровских склонов, превратившихся в почти дикий лес. За прошлые несколько лет укрепилась «баррикада» Набережного шоссе: здесь построили полдесятка автомобильных развязок, но ни одного нового пешеходного перехода с парковой зоны к реке. Даже спустившись с Лавры, упираешься в развязку, и чтобы попасть к Днепру, придется идти по полуметровому технологическому тротуару эстакады.

 

Парадоксально, но Киев не имеет ни одного популярного благоустроенного парка с выходом к Днепру. Да, есть Наводницкий парк у моста Патона – но к нему сложно добраться. Как его продолжение сделали отличную аллею Валентина Симоненка за эстакадой – но до станции метро «Днепр» остается 700 метров разбитой набережной без единой лавки. Да и на самой станции выход к Днепру, к реке не работает, людей здесь нет… Да, есть Русановская и Оболонская набережные – но в парке Наталке, продолжении последней, вода надежно отгорожена зарослями…

 

Нет в Киеве и архитектурной практики интеграции застройки и реки, даже не в смысле подчеркивания значения Днепра, а простого использования его ресурса. Постройки на воде и у воды можно увидеть разве что в виде частных усадеб на Осокорках и в Конча-Заспе, тогда как крупных девелоперских проектов нет и близко. Рыбальский остров так же успешно «отгородили» от Днепра шоссе, в гавани складируют песок, а Теличка остается депрессивной промзоной.

 

Несколько лет назад городские власти приняли Стратегию развития Киева до 2025 года, обозначив девять стратегических инициатив. Среди них была «Дніпровська перлина», и только она среди всех получила какое-то развитие. Провели международные архитектурные конкурсы, сделали сайт – и уже пару лет как все заглохло.

 

Слово «Днепр» мелькает в цитатах чиновников и депутатов разве что в контексте пляжей. Сама река и острова остаются раздерибанены между административными районами, и, по сути, у территории Днепра нет единого органа управления. Днепр бесхозный.

 

Не проводят в Киеве и ни одного регулярного фестиваля или праздника, посвященного или использующего ресурс Днепра. Последнее крупное действо – празднование 1025-летия Крещения Руси, когда напротив колонны Магдебургского права пожарные катера пытались изобразить плавучий фонтан с 3-Д проекциями видео, подражая знаменитому фонтану в Виннице. Праздник прошел, обновленная лестница и площадь перед колонной вновь пустуют – да-да, то самое место, где князь Владимир крестил Русь. Во времена расцвета религиозных общин самые истоки, в прямом смысле, забыты!

 

Тот легендарный, полумифический киевский мост, согласно карте конца XVII века, располагался где-то на севере Подола, едва ли не там, где сейчас высится долгострой – Подольский мост. Практически в таком же состоянии сегодня находится инфраструктура реки – брошенная, бесхозная, недоделанная. Регаты уже проводят за городом, смотровые площадки с видом на Днепр зарастают, на реке не происходит ни-че-го. Неужели мы хотим город без реки?  С дизайнерскими лавочками и wi-fi – но без того, что делает Киев уникальным. Уникальным городом с одной из крупнейших рек континента.


comments powered by Disqus