16 серпня 2016

Дело за малыми: как вернуть жизнь в небольшие украинские города

Города не вечны. Немало из них с богатой и интересной историей давно пережили время своего расцвета и если не исчезли с карты, то существенно уменьшились в значении, населении, размерах. Что же делать с теми самыми малыми городами, которые сейчас переживают системный кризис? На карте Украины более 400 городов – но о большей части из них мало слышали даже за пределами области, они ветшают и вымирают. Сокоординатор Совета по урбанистике Киева Григорий Мельничук сформулировал для Platfor.ma десять позиций, с помощью которых можно перезапустить малые города, которые, кажется, уже навсегда потеряли будущее.

 

Фотографія: wikimapia.org
 

Осознание истории: Road 66 по-украински

История того, как немало городов оказались «на обочине» в прямом смысле слова, сходна с судьбой знаменитой американской трассы 66, прекрасно описанной в мультфильме «Тачки». Когда-то небольшие городки вдоль трассы жили с транзитных потоков, некоторые из них вырастали в мегаполисы. Даже Киев вырос на транзите: сначала возникший за счет речного транспорта, а в середине ХХ века получивший мощный стимул к развитию за счет железнодорожных потоков.

 

Антианалогия – Бердичев, который в середине ХІХ века входил в топ-5 городов на территории нынешней Украины по населению. По легенде, жители города дали взятку, чтобы железную дорогу не вели через Бердичев – опасались этой новации. В итоге вырос новый город железнодорожников Казатин. В Бердичеве начала ХХ века начали строить многоэтажные дома, пустили конный трамвай и готовились запускать электрический, сюда в конце концов проложили и железную дорогу – но было уже поздно, основные потоки пошли иначе.

 

Да и в целом на транзите уже не заработаешь так, как раньше. На железной дороге промежуточные станции, где медлительные паровозы дозаправлялись топливом и водой, а пассажиры выходили подышать свежим воздухом (кондиционеров-то не было) и перекусить (дорога же занимала много часов), – оказались попросту не нужны. Обеденная станция Казатин, пересадочная Жмеринка с роскошными вокзалами – уже больше музейные экспонаты, чем часть инфраструктуры. Весь заработок местной торговли – небогатые пассажиры пригородных электричек и не самых скоростных поездов: сухарики, козинаки, конфеты, влажные салфетки, мороженное, пиво, вода, пирожки…

 

В Фастове и вовсе снесли большой сталинский вокзал, заменив его металлопластиковой будкой. Поезда «Интерсити» проносятся мимо – и транзит приносит городам уже намного меньше. Схожая история с автомобильными трассами – если раньше их прокладывали через уйму сел и городов, то теперь обводят окружными дорогами – чтобы не тратить лишние 10 минут на проезд пяти перекрестков и одного светофора.

 

Немало городов остались «на обочине» из-за социально-экономических потрясений и преобразований. Выжница столетие назад – один из престижнейших курортов близ Черновцов. Здесь отдыхало немало известных людей того времени, сохранилась главная площадь, театр, виллы, проложили даже тупиковую ветку железной дороги. Но по итогам всех потрясений ХХ века Выжница как курорт оказалась не нужна. Сейчас она не опустевшая, но именно ветхая, как потрепанный музейный экспонат.

 

Случаются подобные истории и с городами побольше. Дрогобыч – центр уникальной агломерации с туристическими Трускавцом, постнефтяным Бориславом, депрессивным постиндустириальным Стебником и новым курортом Сходницей. Этот город иногда называют «Советский Львов» – по застройке они действительно очень похожи, только здесь действительно мало что менялось прошлые 20-30-40 лет. Век назад Дрогобыч был нефтяной столицей Галичины: именно здесь жили магнаты, зарабатывавшие на нефти Борислава, сохранились целые кварталы роскошных вилл. В середине ХХ века существовала Дрогобыцкая область, но ее территории частично отошли Польше, частично попали в подчинение Львовской области – а город так и не нашел себя, здесь время остановилось.

 

Большие города нередко выживают за счет своей мультинаправленности: это и админцентр, и университет, местное производство, и туризм. Проседает одно направление – вытягивает другое, люди в городе остаются – и работает местная экономика. Иногда же достаточно переосмыслить существующие ресурсы – и найти новую тему для развития. Хороший пример Каменец-Подольский: много веков это был военно-административный центр, до середины ХХ века – областной центр, который после утраты этого статуса постепенно стал приходить в упадок. Четкая ориентация на туризм уже в начале ХХІ века вдохнула жизнь не только в город, но и в окружающий регион, это уже целый туристический кластер.

 

В противовес – расположенные недалеко Черновцы с шикарной австрийской архитектурой практически не уделяют внимания туризму, довольствуясь статусом облцентра, университетом, Калиновским рынком и межграничными связями. Город никак не стимулирует развитие туризма – а мог бы быть также центром кластера, потянув за собой весь регион. Неподалеку те же Выжница, Мигово, другие интересные места предгорья – но эффекта кластера как в Камянце здесь нет. 

 

 

Здание ж/д вокзала в Жмеринке

 

 

 

Стратегия для себя

С чего же начинать, осознав, что лучшие времена развития города остались в прошлом из-за сменившегося контекста? Как ни банально звучит – со стратегии, но здесь не все так просто. Если большой город может себе позволить развивать одновременно несколько направлений – и за счет больших ресурсов, и большего количества жителей (то есть кадров), то малым городам нужно крепко подумать, чтобы выбрать 1-2 ключевых «фишки», по которым их будут узнавать далеко за пределами и района, и области.

 

Стратегирование малого города чем-то напоминает семейный совет перед основанием семейного же бизнеса: что мы можем делать хорошо, имея вот эти ресурсы и вот этих людей – нас с вами. И здесь может существовать как, условно, экстравертная модель, рассчитанная на привлечение якорного инвестора (да-да – придется хорошо поработать, чтобы его заинтересовать и привлечь), так и интровертная стратегия опоры на внутренние силы: когда сами жители договариваются между собой об общих целях, объединяют ресурсы. 

 

 

 

Брендинг города

В стратегии важно понять и подчеркнуть уникальность города, чем именно он отличается от всех остальных. И если хорошо покопаться – обязательно что-то найдется! Есть классические общеизвестные примеры: Славутич – город атомщиков (отличающийся к тому же уникальной застройкой всеми республиками СССР), Нежин – город храмов и огурцов, Хотин – это замок, а Умань – роскошный дендропарк и хасиды.

 

Но сколько еще малоизвестных прекрасных историй! Есть, например, Ильинцы, небольшой городок в Винницкой области, на окраине которого расположен огромный кратер, – много-много лет назад здесь «приземлился» астероид. Крошечное село Окопы под Хотином – сейчас стык трех областей, а когда-то – трех империй, Австро-Венгерской, Османской и Российской. А еще здесь Збруч впадает в Днестр, роскошные каньоны и остатки крепости с длинным названием «Окопы горы Святой Троицы – осада Камянца».

 

А сколько историй связано с людьми – основавшими или развивавшими город! К примеру, город Славута в Хмельницкой области, по сути, до начала ХХ века принадлежал одному человеку, одному из последних шляхтичей. Формируя бренд города, мы не просто разрабатываем слоганы, логотипы, айдентику – а ищем смыслы, которые подчеркнут его уникальность, к которой можно прикоснуться, оказавшись здесь.

 

 

 

Центр и офис города

Малому городу очень важно иметь четкий центр – живое сердце коммуникаций, место, попав в которое, с ходу понимаешь ритм жизни, особенности, идентичность. Наши многие малые города состоят из растянутого частного сектора, в центре – администрация, дом культуры, памятник Ленину и большая унылая площадь для советских митингов. На западе застройка более компактна, центральноукраинские города самые растянутые, на востоке – островная компактность микрорайонов, часто удаленных от центра.

 

Именно в центре должен располагаться «офис города» – объединяющий функции туристическо-информационного центра, магазина местной продукции, офиса развития, образовательно-культурного и выставочного центра, велопроката и просто заведения, где можно встретиться и за чашечкой кофе с кем-то встретиться и что-то обсудить. Если в больших городах эти функции могут быть разделены по разным учреждениям, то в малых сами по себе они просто не выживут. А так – по сути, открытая ратуша, фронт-офис городской жизни. Вокруг офиса города – публичное пространство, сквер, торговая улица, места для ярмарок и городских фестивалей.

 

 

 

Местные ремесла и производство

Если уж привлекать туристов (нет, не подумайте, что только туризм – удел малых городов, но это важное начало), то нельзя полагаться только на архитектуру и природные объекты, то, что обычно пишут в путеводителях. Ведь приехав однажды, нет повода ехать еще – здесь ничего не изменится или изменения будут такие, как везде. Новых памятников архитектуры и природных чудес не будет – хотя есть приятные исключения среди новостроек.

 

В построении туристических стратегий городов есть такое различие понятий – турист и визитер. Ведь не так важно, сколько людей приехали в город – их может быть много, – а сколько на них удалось заработать. И если считать по сути – то окажется, что немалая часть наших внутренних турпотоков – скорее визитеры, разве что купившие воду с бутербродом и билет в музей. Туристы же готовы тратить деньги – и им нужно предоставить эту возможность в полной мере!

 

Как часто, оказываясь в новом для нас городе, мы хотим купить что-то уникальное, чего нет больше нигде – и, кстати, об этом нас просят и друзья, и родственники. «Привези что-нибудь из…» – ведь это проявление внимания, а оно важно в человеческих отношениях, что даже далеко ты думал об этом человеке. Но это не должен быть только магнитик с названием города и тарелка с изображением главного собора. Сколько их может быть в одном доме!

 

Важно, чтобы у города была своя уникальная продукция – она как нельзя лучше его представляет, ее покупают на сувениры, иногда за ней специально едут. Любой, кто возвращается из командировки или турпоездки, с удовольствием привезет домой что-то более полезнее, чем магнитик, сделанный в Китае.

 

Да-да, это в чем-то возвращение к местным ремеслам, как было в городах много лет назад. Если в Западной Европе их утратили давно и возрождают с большим трудом, в той же Польше это получилось сделать гораздо легче – то у нас пока еще есть мастера, которые могут научить еще «тем» технологиям. Есть и новые местные «ремесла»: например, Бердичев в определенных кругах славится переделкой микроавтобусов, а Коростень – дерунами.

 

Единственное, что стоит четко разделять местные ремесла и «взрослое» производство. Когда одно и то же можно купить и в этом городе, и в других – это уже совсем другое. Это к слову о местных заведениях Львова, Одессы, которые превратились в сети и пошли в другие города. Теперь, чтобы покушать в них, – не надо ехать. В итоге бизнес растет, зарабатывает – но сам город теряет.

 

 

Дрогобич

 

 

Сетевой общинный бизнес

Совмещение функций, взаимопроникновение личного и общего, публичного дает интересные возможности не только в сфере общественного питания и торговли, ведь рассмотренный выше «офис города» по своей сути – кафе-магазин. Например, в малых городах не так легко окупить строительство отеля – а ведь без возможности переночевать туристы и превращаются в визитеров: посмотрели бегом интересное и поехали дальше.

 

Выходом может быть сетевой, или если хотите, общинный бизнес. Сейчас все более распространенным становится аренда квартир, домов, комнат посуточно – они уже составляют серьезную конкуренцию отелям в туристических городах. Многие специально их ищут – ведь все эти «номера» уникальны, ты живешь будто в гостях – но и как бы в гостинице!

 

А теперь представим малый город, где и отеля-то нет. Владельцы таких домашних «номеров» объединяются в кооператив, клуб, кибуц, колхоз, если хотите – а по сути, в социальную сеть с внутренними правилами и, что важно, общими стандартами. Подобный сетевой отель может возникнуть только как результат стратегии города – это и есть объединение ресурсов жителей на деле. Ну а если турбизнес пойдет и кто-то все же построит отель – клиенты у «домашней гостиницы» все равно останутся. Ведь это все уникально!

 

Подобным же образом создается сетевое туристическое такси – часто интересные места расположены за городом, и если приехал не на своей машине, то приходится искать, кто бы туда отвез. И как прекрасно, если это не просто таксист, а человек, который хотя бы кратко расскажет об этом месте, о городе, будет приятен в общении.

 

И да, все правильно, все эти сетевые бизнесы объединяются в рамках офиса города. Как и сетевые заведения для самих жителей – например, сетевой детсад, где местные мамы по очереди присматривают за детьми, сетевая школа-продленка, где родители также по очереди помогают выучить уроки. А сетевые службы ремонта, ремесленные цеха, построенные на тех же принципах. В, казалось бы, богатой Европе подобные объединения по принципу «Свій до свого по своє» работают прекрасно, создавая к тому же банки времени или вовсе собственную внутреннюю валюту!

 

 

 

Драйв перемен

«Кажется, здесь жизнь остановилась» – так часто говорят о малых городах. И это тот случай, когда дело как раз в размере, в численности жителей. У нас вообще мало заметных преобразований даже в мегаполисах, еще хуже о них информируют. Но чувствовать драйв перемен очень важно – это подстегивает к активности, дает ощущение динамики развития, жизни.

 

Как достичь этого? Важны небольшие, крошечные городские проекты – но которые заметны. Эти все ремонты дорог (но в самых нужных местах!), граффити, озеленение, мелкие элементы благоустройства – это дает возможность «пощупать руками» перемены. И важно информирование: нет, речь не о публицистической местной газете, а именно о городском бюллетене – с исчерпывающей информацией, что случилось и что планируется. Ну и, конечно, публичные мероприятия-презентации-обсуждения в офисе города.

 

 

 

Друзья города

Кто будет реализовывать перемены? Где взять людей, которых не придется учить дизайну, маркетингу, архитектуре, логистике, благоустройству и многим другим профессиям и компетенциям, тем более в маленьком городке? Ведь даже если случится чудо, и такая «команда перезагрузки» со всеми ресурсами «спустится» в город – без включения, вовлечения местных жителей ничего не сработает. Внешние консультанты могут научить, показать – но делать должны местные, для себя. Но кто – если все молодые и активные уехали? Замкнутый круг?

 

А вот здесь очень пригодится эффект малой родины, тот общеукраинский тренд привязанности к родному городку, когда многие киевляне едут на выходные «домой, в Жмеринку, в Нежин, в Борислав». Люди, уже имеющие опыт, навыки, связи, ресурсы – и не утратившие связей с этими самыми малыми городами.

 

«Друзья города» – простая и понятная модель привлечения людей, которые постоянно живут и работают в других городах и странах. Такое себе виртуальное землячество – только не просто в каком-то другом городе (киевское землячество черкащан, например), а глобально, во всем мире. Будучи в любом месте – оставаться гражданином родного города, помогать ему.

 

Это же так просто: «Удели час, день, два, месяц родному городу! Вот стратегия, вот план, вот задачи, вот твои родители, которые остались здесь – и не для того, чтобы просто доживать – чтобы жить! Ты можешь уехать куда-то дальше – но этот город навсегда останется твоим домом, где тебя будут ждать. Не просто помоги родным выкопать картошку или перешли им денег – сделай то, что ты умеешь лучше других для своего города.

 

 

Бердичев

 

 

 

 

Вторая молодость старших людей

Друзья города изменят город – но как же он заработает после перезагрузки, ведь в первую очередь город – это люди. Еще на этапе стратегических сессий важно отойти от их представления как некоей модной молодежно-хипстерской тусовки. Когда на них будут приходить старшие люди (слова здесь важны: не пожилые – именно старшие), тогда можно будет говорить, что это реальное представление горожан и у стратегии есть будущее.

 

Этот человеческий ресурс не менее ценен, чем молодежь. Ведь его главное свойство – это малая мобильность, они не уедут учиться и потом жить в Польшу или Германию, даже не переедут в Киев или Львов. Это люди, которые живут именно в этих городах – и хотят жить в них и дальше. Здесь есть очень важная и тонкая грань – между «хотеть жить здесь» и «хотеть умереть здесь». Мы уже имеем наглядный крымский пример «Мы хотим умереть в России» – и нам нужно разбудить в людях именно желание жить, видеть перспективу.

 

Этот ресурс не бесконечен. Каждое последующее поколение становится все более мобильным – как с каждым годом все больше заброшенных домов в депрессивных селах и городах. Это очень тонкая работа – научить, перестроить уже сформировавшихся людей, которые долго жили в ощущениях, что лучшие времена уже позади. Но, не изменив людей – ничего не получится.

 

Образование третьего возраста, вторая карьера – модель получения новых профессий и навыков людьми, которых индустриальная экономика отправляла на пенсию доживать. Нынешний мир – не только молодых и сильных, здесь нельзя просто списывать целые поколения – ведь точно также совсем скоро «спишут» и нас самих. Да, может не все, но многие старшие люди хотят работать быть нужными – им нужно только чуть-чуть помочь, чуть-чуть – нет, не научить – правильно показать, ведь за плечами – огромный жизненный опыт.

 

 

 

Мечта о будущем

Важно, чтобы город имел мечту, видение будущего. Не банальное, не «для галочки», не оторванное от реальности – а простую и ясную, принятую общиной стратегию, нет, даже не развития – стратегию жизни.

 

У многих малых городов пока еще есть время и возможности выжить и развиваться. Деурбанизация и концентрация людей в мегаполисах – модель бедных стран, которые, даже демонстрируя экономический рост, остаются жить в фавеллах. Европа живет в малых городах, где у каждого – свое лицо, свои порядки. Они за это боролись, это строили – и продолжают сейчас

 

Важно, чтобы на стратегическую сессию пришли старшие люди – тогда разговор будет серьезный и по делу. Но одновременно какая стратегическая сессия может стать для города действительно последней. Последней – и дальше начнется ежедневная работа и развитие, или последней – и так и не поняв смысла дальнейшего существования города, самые активные еще быстрее уедут, город будет лишь доживать – и доживет.

 

Главное для любого города – бороться за людей, за жителей. Нет, не за число, хотя и это важно, – за их отношение, за их настрой, за их готовность к общим действиям. Именно люди – главный ресурс любого города, их стремления и мотивации, навыки, умения, возможности, средства.

 

И когда мы говорим о туризме, о фестивалях, привлекая людей в город краткосрочно, стоит как бы невзначай представлять и возможности города для жизни, инвестирования, ведения бизнеса. Дать представить ту уникальность переживаний, уникальность историй, которые могут случиться и с ними, если они окажутся здесь. Представить будущее – и тогда кто-то вернется, новое поколение не разъедется, а кто-то из мегаполиса выберет себе этот маленький город – для жизни. И скажет: «Я хочу жить здесь навсегда».


comments powered by Disqus