6 грудня 2014

Чтобы не было мучительно стыдно: русские в Украине

Мы уже обращались к теме того, как русские по национальности люди чувствуют большее родство с Украиной, чем со своей родиной. На этот раз россиянка Инна Польшина размышляет для нас о том, что же такое «русскость» и за что в итоге будет стыдно обеим сторонам конфликта.

 

Фотографія: shutterstock.com

Сидишь перед пустым листом, а в голове звенящее «и что?» На днях прошел год. И? Улица Небесной сотни? Дом профсоюзов? Фото вчера/сегодня? Война в шестиста километрах? Друг в плену, который не нужен ни нам, ни им? Доллар по 16?  Мысли – «а мы же не за это стояли», «как поменять-то всё», мысли приходят без спроса. Думаю, к вам они тоже приходят. Но революция духа, революция достоинства, наверное, такой и должна быть. Достоинство с привкусом горечи.

 

Но помимо восстания духа, всепоглощающей взаимопомощи и любви, которые мы видели на Майдане, и все еще видим во время войны, когда люди сами оснащают армию от носок до снайперских винтовок, я, как русская, живущая в Украине, вижу восстание шовинизма и крайней агрессивности. Причем, с обеих сторон.

 

Но русским можно. Вернее, им нельзя, но нужно – у них кроме ура-патриотизма ничего и нет. Ничего нет, а значит, надо заполнить пустоту Олимпиадой, фигуристами, передачей о том, как там плохо, а тут хорошо, запретить въезд и выезд, ходить строем и главное – не выйти всем строем в итоге в окно. Им можно говорить про хунту, фашистов, рабовладельчество и отсутствие всякого порядка в головах и стране. Им можно – они не стояли в прошлом году в мороз на улице, не грузили мешки снегом, не несли ветошь на баррикады, а колбасу в КГГА, не несли раненых, не хоронили героев.  А нам подобного говорить в их сторону нельзя. Именно для этого мы стояли на улице, чтобы никогда больше так не говорить, не уподобляться.

 

Мне их жалко, и себя жалко, как часть той русской культуры. Жалко моих родителей, друзей. Вернее, жалко было раньше, но сейчас нет. Потому что мы пересекли какой-то невидимый водораздел. Пересекли, когда спорили на километры комментариев об отсутствии российских военных на украинской территории, грызлись о взятии Крыма «без единого выстрела» и выясняли природу новой украинской власти. Меня обвиняли в неблагодарности, жестокости и отсутствии  могучего русского духа. Меня удаляли из друзей и, «черт его дери, из сердца».

Фотографія: shutterstock.com

При этом в Киеве меня ни разу в моей русскости не упрекнули. Подшучивали, конечно, всячески веселились и просили сказать «паляниця», но домой не отправляли.  Я уже не первый год чувствую себя в Киеве чрезвычайно комфортно – как в уютном родительском доме. При этом от родной Москвы ощущение, скорее, как в гостинице люкс-класса. Хотя иногда на родину хочется. Но не чтобы русскость доказать, конечно.

 

Русскость – она в другом, она не «в Россия для русских», «спаси Новороссию от фашистов» и не в том, чтобы с выражением величия на лице поучать соседние народы. Это не моя русскость. Моя русскость – это петь гимн Украины, ездить в военную часть добровольческого батальона, собирать деньги на дальномер для солдата.  Русскость не определяется паспортом, родственниками из Костромы и пропиской в Москве. Можно и татарином родиться, а стать тем русским, которым стыдно сейчас назваться. А можно родиться евреем и стать русским украинцем. Речь уже о том, чтобы стать человеком – или продолжать поглощать ложь, провоцируя новую ложь.

 

Я знаю, что придёт день и некоторые мои московские друзья поймут, что они наговорили или, наоборот, не сказали. Мы снова поздороваемся, улыбнемся и тихонько, как на поминках, шепнем о былом, но не больше. Так как и мне, и им станет стыдно. Им за «майданутых», а мне – за «Путин-хуйло».


comments powered by Disqus