12 жовтня 2015

«Мedia Hack Weekend – это эксперимент за гранью возможного» : Виктор Компанеец об инвестициях, стартапах и хакатоне

Сейчас Виктор Компанеец – руководитель инвестиционного направления в компании Digital Future, а за спиной у него более 25 лет работы в IT, медиа, диджитале и всех возможных околоинвестиционных сферах. Он – один из менторов Media Hack Weekend – хакатона, который соберет вместе программистов и медийщиков для разработки инновационных digital-продуктов для медиарынка. Событие, кстати, рискует стать самым большим хакатоном в Украине. Platfor.ma расспросила Виктора Компанейца о том, как правильно развивать стартап, как получить для него инвестиции, почему в Украине отсутствует бизнес-атмосфера и о том, чего стоит ждать от медиахакатона.

 

 

— Расскажите о себе, как вы пришли к инвестиционному менеджменту?

 

— Это достаточно сложный вопрос, ведь я занимаюсь инвестиционной или околоинвестиционной деятельностью уже очень много лет. Первый инвестиционный проект, в котором я участвовал, возник еще в начале 90-х. Мой основной бэкграунд – это IT, системотехника и очень много других отраслей – если перечислять все, то выйдет около сорока. За время своей деятельности я принимал участие в более чем сотне проектов разного масштаба и тематики: от сельского хозяйства до медицины. Я был первым IT-директором 1+1, владел небольшим издательским бизнесом, подрабатывал стрингером-фрилансером, был директором медийного агентства, стоял у истоков интернета в Украине. В общем, жизнь была достаточно веселой.

 

К инвестиционной деятельности я подключился в конце 90-х годов, когда попал в «Альфа Капитал Украина» (сейчас это Альфа-банк). Позже был IT-директором в достаточно крупной инвестиционной компании ISTIL Group. Около трех лет назад я переключился на стартапы и инновационные проекты, а год назад целиком и полностью вышел из IT и теперь занимаюсь исключительно хай-тек проектами.

 

— Давайте с самого начала проясним понятия. Сейчас на каждом углу мы слышим про стартапы. Что вообще принято называть стартапом в инвестиционной среде? Можно ли так называть каждый новый проект?

 

— В принципе любой новый проект возможно назвать стартапом, но, стоит сказать, у стартапа есть некоторые особенности: как правило, люди начинают такой проект в условиях абсолютной неизвестности, они предлагают совершенно новый продукт, для которого может даже не существовать класса на рынке. Соответственно, как к нему отнесутся потенциальные потребители, – никто не знает. Грубо говоря, я бы назвал стартапом проект с крайне высоким уровнем риска в достижении тех или иных целей. В классической инвестиционной иерархии есть такое понятие как рисковое вложение капитала – то, что сейчас называют венчурными инвестициями. Именно такой инновационный проект, который работает в условиях крайне высокой неопределенности и риска, можно называть стартапом.

 

— Как человек, который постоянно сталкивается с такими проектами, скажите, каковы их наиболее частые и типичные ошибки?

 

— Самая большая ошибка, которую допускают практически все, – это доминирование технологии над бизнес-результатом. Очень часто люди, создавая какой-то продукт, сервис или устройство, совершенно не представляют, как с помощью этого делать бизнес, и возможно ли это вообще. Кроме того, всегда важно понимать, что главное, что есть у стартапа – это его ценность: для потребителей, клиентов, основателей. Он может представлять интеллектуальную ценность или формировать вокруг себя хорошее комьюнити – грубо говоря, проект должен каким-то образом изменить мир к лучшему.

 

— Вы автор целой теории о ценности стартапа, расскажите из чего она состоит?

 

— В своей работе мне приходится анализировать множество проектов. Постепенно я пришел к выводу, что существует всего пять универсальных органических ценностей любого проекта. Первая ценность и самая главная – это команда, которая его создает. Вторая ценность – это потоки, которые способна генерировать команда (в том числе и финансовые). Третья ценность – это способность команды развивать, выращивать и масштабировать свой проект. Четвертая ценность – это способность генерировать инновации – новые подходы, технологии, новые методы продаж, креатив – все то, что можно условно отнести к категории интеллектуальной собственности. И последняя, но не менее важная ценность – проект должен привлекать к себе людей и удерживать их. Он должен быть способен сформировать бренд, вокруг которого сформируется комьюнити его потребителей или клиентов.

 

 

Эти пять универсальных ценностей не зависят ни от отрасли, ни от страны, ни от технологии. Оценка проекта по методике пяти ценностей  не требует фундаментальных затрат по анализу бизнес-процессов, финансовых потоков, маркетинговых программ и так далее. Сделать предварительную оценку стартапа по этой методике можно за 10-15 минут интервью с фаундерами – сразу будет понятно, сбалансирован ли этот проект и есть ли у него потенциал перерасти в полноценный бизнес. Такой анализ очень важен в самом начале, ведь потом, через несколько итераций развития проекта, его проблемы могут усугубиться: не будет масштабироваться команда или аудитория, не удастся сконвертировать аудиторию в денежные потоки. А это очень частая проблема быстрорастущих проектов типа Twitter или Facebook – аудитория растет, а доходы нет.

 

— Хотите сказать, Facebook не очень удачный стартап?

 

— С финансовой точки зрения, да. Собственно, так же, как и Google. В этом отношении лучший пример – это Apple – им удалось сконвертировать аудиторию в прибыль и добиться очень высокого уровня доходности.

 

— Как инвестор выбирает проект, в который будет вкладывать деньги? Каким должен быть стартап, чтобы получить инвестицию?

 

— Очень важный момент – инвесторы приходят только к тем проектам, которые уже чего-то добились. Я говорил о пяти ценностях, так вот инвесторы ищут проекты соответственно своим приоритетам. Например, есть private-equity инвесторы, которые ищут стабильных денежных потоков, поэтому вкладывают в проекты, которые эти потоки генерируют. Крупные бренды ищут возможностей расширения интеллектуальной собственности. Например, первое, на что обращают внимания Google Ventures – это команда и технологии. Они их поглощают, технологии внедряют в себя, а команду после этого увольняют.

 

Инвесторы бывают очень разные, но каждый из них всегда в первую очередь смотрит на то, как уже построена работа проекта, какую бизнес-гипотезу выбрала команда и будет ли она работать. Если модель работает хорошо – к вам выстроится очередь из инвесторов.

 

— То есть без готового рабочего проекта идти к инвестору смысла нет? За стартовым капиталом, к примеру?

 

— Нет. Основатель должен лично найти средства на запуск проекта, чтобы получить как минимум работающий прототип, а потом проработать бизнес-кейсы того, как этот прототип может быть использован в бизнесе. И только если проект окажется рабочим, инвестор захочет вкладывать свои ресурсы.

 

— В Украине сейчас политический и экономический кризис. Насколько реально для стартапов развиваться в такой атмосфере?

 

— Давайте будем откровенны – на самом деле бизнес-атмосферы в Украине просто нет. Именно поэтому все инвестиции происходят за пределами страны. Большинство стартапов оставляют здесь своих разработчиков, а основная команда переезжает в Европу, Азию, Америку, Австралию или Новую Зеландию.

 

— А почему?

 

— В первую очередь, из-за законодательства. Это и фискальная политика, и общий бизнес-климат в стране, и многое другое. Но, что самое главное, здесь совершенно не созданы условия для инвестиционной деятельности.

 

— А есть ли проблемы с интеллектуальной собственностью?

 

— Конечно. В Украине совершенно нет механизмов соблюдения прав интеллектуальной собственности, и это один из факторов, который очень плохо влияет на развитие инвестиционного климата, а особенно хай-тек и инноваций. Стартапам приходится регистрировать свои проекты в Швейцарии, Люксембурге, Нидерландах, США или на Виргинских островах – там, где есть возможность работать в условиях, приближенных к британскому праву.

 

— И тем не менее, в последнее время в Украине появляется все больше стартапов. Какие из них наиболее успешные, на ваш взгляд?

 

— Есть достаточно много громких и знаковых  украинских проектов, которые добились большого PR-успеха, например, Petcube или Augmented Reality. А вот бизнесового успеха добились не стартапы, а проекты, которые шли по другому пути: они вкладывали всю полученную прибыль в дальнейшее развитие проекта и на 5-7-м году существования просто взрывали рынок.

 

На мой взгляд, один из самых успешных бизнес-кейсов в Украине – это одесская компания Readdle. Очень показательной была история iBlazr – ребята прорвались и теперь продают свою продукцию в Apple Store – ни одна другая украинская команда этого не добилась. Несколько лет назад был Viewdle, недавно Looksery, буквально вчерашняя история с YouScan, UniSender – о них можно рассказывать часами. Но тут главное определиться, что мы называем успехом, ведь у каждой команды и у каждого инвестора свои критерии. Для кого-то сам запуск проекта – это уже успех. Например, есть ребята – Avison Robotics, которые создали систему управления дронами и уже получили контракт с NASA.

 

В общем, интересных проектов очень много. Некоторые из них срабатывают, некоторые нет, какие-то оказываются преждевременными или, наоборот, запаздывают, а аналогичные проекты из Израиля их обгоняют. В Израиле, кстати, очень хорошо работает разведка – они снимают идеи со всего мира и быстро их реализовывают.

 

— Скоро в Киеве состоится Media Hack Weekend медиахакатон, который инициирует 1+1 media. Вы туда приглашены в качестве ментора. Как вам вообще идея провести подобный ивент?

 

— Я полностью поддержал эту идею, сам инициировал встречу с Павлом Педенко и мы с ним сразу же нашли общий язык. У меня достаточно много возможностей помочь участникам проекта в достижении их целей, поэтому я и согласился участвовать в хакатоне в качестве ментора и вместе с тем оказывать поддержку Future Media Lab в организации всего процесса.

 

— В предыдущем нашем интервью с Павлом Педенко он рассказал, что планирует собрать на хакатоне около 400 участников. Это вообще реально?

 

— В феврале этого года наша компания проводила у себя «ДОУ хакатон». На нем нам удалось собрать от 240 до 300 человек – пока что это самый большой хакатон, который когда-либо проводился в Украине. И это при том, что  Dou – очень большое сообщество. Каждый мало-мальски уважающий себя программист зарегистрирован на Dou.ua или читает его. Поэтому я был достаточно скептично настроен по отношению к идее Павла собрать 400 участников, но, если не ставить перед собой амбициозных целей, то они, естественно, не будут достигнуты. Так что и я, в свою очередь, постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы помочь собрать нужное количество людей.

 

Но поскольку тема хакатона достаточно специфична – пересечение IT и медиа, думаю, если соберется 200 человек – это будет уже отлично, а если соберется 300 – мегауспех.

 

 

При таком большом количестве участников еще невероятно важно обеспечить всю инфраструктуру. Когда мы проводили хакатон, какими были главные проблемы? Чтобы интернет не падал, чтобы кофе не заканчивался, чтобы было достаточно розеток и все в таком роде. Организация такого мероприятия – очень сложное дело.

 

— Но вы остались довольны результатами? Оно того стоило?

 

— Лично я остался очень доволен. Хакатон – отличный формат, чтобы лично познакомиться с множеством интересных людей и получить их контакты – в этом главная ценность подобных мероприятий. По результатам того хакатона у нас получили работу трое участников – очень неплохая конвертация. Затраты на проведение хакатона оказались вполне сопоставимы с затратами на хедхантинг таких людей.

 

— Какие, на ваш взгляд, существуют проблемы у украинского медиарынка, которые стоит попробовать решить на хакатоне? Какова украинская специфика?

 

— Украинской специфики просто не существует! Нужно думать сразу же о глобальном рынке. И это основной месседж, который мы стараемся донести всем проектам: «Ребята, забудьте про украинскую специфику! То, что вы делаете, вы должны делать для всего мира». В Украине можно лишь проверить некоторые гипотезы, а потом нужно идти на мировой рынок и проверять, как там работают ваши идеи.

 

— А как вы в качестве инвестиционного менеджера оцениваете ту модель, которую предлагает 1+1 media участникам? Они планируют инвестировать в проект не деньги, а собственные ресурсы.

 

— Да, такая модель существует, она называется Smart Money или Media for Equity. Такая модель вполне возможна, хоть реализовать ее очень и очень сложно: компания должна предлагать релевантные ресурсы, а проект должен четко представлять, что именно он хочет получить от компании, а это на самом деле совсем непросто. Скорее всего, проекты только с очень опытными основателями смогут удачно использовать этот ресурс.

 

— Какие советы вы бы дали участникам хакатона?

 

— Знакомьтесь с другими людьми – это первое и самое главное. Найдите себе команду или расширьте горизонты уже существующей. Для успешной работы в медианаправлении нужно как минимум три-четыре человека: полтора технаря, полтора биздева и полтора креативщика. Команда с более чем четырьмя членами в условиях жесткого тайм-прессинга уже перестает быть эффективной.

 

— Чего лично вы ждете от медиахакатона в Киеве?

 

— Это очень интересный и сложный эксперимент – на грани или даже за гранью возможного. Таких примеров в мире очень и очень мало. Но я уверен, что, если смешивать самые разные сферы, на их пересечении могут возникнуть совершенно удивительные проекты. Имея опыт работы со всеми возможными медийными технологиями и форматами с 91-го года, я могу с точностью сказать: я не знаю, чего ожидать от такого хакатона. Если соберутся достаточно обезбашенные люди, они создадут совершенно обезбашенные прототипы продуктов. Могут, конечно, создать и готовый продукт – все возможно. Один из хакатонов, который мы проводили (а их было три или четыре) имел игровое направление, так вот на нем встретились одни ребята из Днепропетровска. У них не было до этого совершенно никаких разработок, но за 4-6 часов они сделали игрушку и остальные 18 часов в нее играли! Хакатон – это всегда огромный драйв. Думаю, на Media Hack Weekend должны прийти люди совершенно без тормозов, поэтому я уверен, что это будет что-то особенное.


comments powered by Disqus