20 травня 2015

Илья Красильщик, Meduza: «Наш любимый жанр – просто и коротко рассказать о происходящем»

На днях Харьков посетил Илья Красильщик – издатель независимого медиа Meduza.io, которое сотрудники Ленты.ру запустили в Риге. В рамках встречи в креативном пространстве Spalah Илья рассказал о том, как создавалась Meduza, раскрыл принципы редакционной политики и то, почему Михаил Ходорковский перестал быть инвестором ресурса.

 

Meduza запустилась 20 октября прошлого года в Риге. Мы искали место, где можно выпустить независимое новостное СМИ, поскольку в России это сделать сейчас невозможно – наживешь себе много разных проблем. Поэтому мы нашли тихое место, недалеко от России, в одном часовом поясе.

 

 

Команда Meduza – это большой костяк людей из Ленты.ру, которые ушли в след за главным редактором Галиной Тимченко. Некоторые ребята пришли из Esquire. Что касается коммерческого отдела, то я его утащил из «Афиши». Команда разработки – все с нуля, из разных мест.

 

При придумывании названия Meduza я не присутствовал, мне эту историю только рассказывали. Придумали его от имени древнегреческого чудовища, которому отрубают голову, а оно потом оживает с двумя новыми головами. Договорились, и только потом вспомнили, что это чудовище – Гидра, а не Медуза Горгона. Вообще, на мой взгляд, роль названия в изданиях сильно переоценена.

 

Изначально мы хотели делать что-то такое, чего еще не было, опираясь на новые технологии и глядя в будущее. Решили, что будем делать СМИ в виде мобильного приложения. Не секрет, что в России система блокировки сайтов процветает, а приложение заблокировать не так-то просто. В России таких прецедентов не было, да и в мире очень мало. Чтобы вырубить приложение, нужно договориться с App Store или Google. И еще неизвестно, что вам скажут там на такую просьбу. Но затем мы поняли, что если хотим делать большое издание, то нельзя ориентироваться только на людей, которые сидят в мобайле.

 

О перезапуске

Мы ничего не поменяли внутри. Считаем, что сайт должен быть чистым и понятным. Мы так же делаем акцент на мобильные, но уже не с той позиции, что это наша единственная платформа, а что у нас есть и то, и другое. Теперь это абсолютно две равноценные платформы и то, что появляется на сайте – есть и в приложении. Другое дело, что мы все теперь пытаемся делать максимально дробно. То есть теперь новость подаем так: два-три абзаца обязательного текста, цитата из источника и дробно говорим, что произошло. Таким образом, можно быстро считать по первым предложениям каждого абзаца главное и понять, интересно это вам или нет. Это не отменяет того, что у нас на сайте есть абсолютно не дробные, большие тексты репортажей спецкоров, но вот основная новость будет подана максимально дробно и понятно для мобильного устройства. Здесь есть минусы. Чтобы сделать такой материал нужны мозги, нужно постоянно думать, как правильно расположить текст, как это будет выглядеть в верстке до того, как материал будет написан. Это дополнительная, серьезная работа, требующая колоссального опыта и профессиональных навыков.

Самое тяжелое время, когда Поливанов и Цибульский смотрят трансляцию: Путин орет на всю редакцию, это слушать просто невозможно, а они превращают все в какое-то жизненное веселье.

 

Недостаточно только понимания, что более важно, а что менее и как все расположить на сайте – требуется понимание контекста и того, что стоит за этими новостями, что поставить выше, а что ниже. Поэтому очень важна работа редактора: все новости в Meduza это совершенно ручная вещь. Мы ввели нововведение, которое работает по консервативным принципам, по аналогии ежедневной бумажной газеты. Это все очень сложно устроено технически, со сложной редакционной системой, которая устроена на ручном передвижении материалов на сайте. Все что вы видите в Meduza, сделано вручную, нет ничего автоматического.

 

О форматах

Формат карточек призван на пальцах объяснять сложные темы. Большая тема, которую не скажешь в двух трех абзацах, которую не объяснишь и нужно объяснять понятным языком. Когда, например, человек смотрит, что в темах происходит какой-то ад – карточки призваны помочь человеку разобраться в этом.

 

Формат кратчайшего пересказа используем, когда происходит какое-то очень скучное и длинное событие, в котором невозможно так просто разобраться. Вот, например, Минские соглашения длились 16 часов – это много и, понятное дело, что одному человеку разобраться в этом достаточно сложно, для этого и нужны люди, которые сделают это за вас.

 

У нас в стране есть такой излюбленный жанр, как общение президента с народом или журналистами. Длится оно несколько часов – невероятно скучное и бессмысленное мероприятие. Не знаю, как это возможно слушать, и, слава богу, мне это делать не нужно. Но, так или иначе, остаются из этих нескольких часов какие-то вещи, которые стоит знать, потому что они могут повлиять на нашу жизнь дальше. И наша задача сделать материал, чтобы все это вместить в три четыре абзаца. Это наш любимый жанр – рассказать людям просто и коротко то, что происходило, при этом ничего не перепутав.

 

Лучше людям рассказать действительную ситуацию, что ничего не понятно. Лучше так, чем пытаться объяснить то, что ты не понимаешь.

Неформальный формат подачи новости востребован и используется в Meduza тогда, когда происходит какое-то адское событие, как, например, Путин онлайн – а это действительно адское событие. И единственный способ его пережить – бесконечно издеваться, потому, как по-другому это смотреть невозможно. Самое тяжелое время, когда Поливанов и Цибульский смотрят трансляцию: Путин орет на всю редакцию, это слушать просто невозможно, а они превращают все в какое-то жизненное веселье. Вообще, к такому событию нужно относиться только с иронией и юмором, иначе можно повеситься. Естественно, если происходит такое событие, как в Дебальцево, там никаких шуток не может быть. Особенно, что касается Путина – над сильными издеваться можно, а над слабыми – не очень.

 

Популярностью пользуется формат игры. Вот скоро мы планируем запустить вместе с Esquire игру «Разрушь Москву», где каждый кирпичик будет означать одно из зданий, которое было разрушено за постсоветский период. Возле каждого разрушенного вами здания будет появляться энциклопедия со справкой, что за здание было разрушено и когда. Пройдя все игру и разрушив Москву, вы получите кепку Лужкова.

 

Количество форматов в Meduza все время увеличивается и меняется. Собственно, это и есть наша задача: не только подавать новости, но и все время наращивать новые способы подачи информации, потому что жизнь не стоит на месте и так интересней.

 

Когда происходили события в Донецкой области, мы все время жили в жуткой информационной блокаде. Во время очередного ужаса, например, как в Дебальцево, мы садились редакцией, анализировали все, что происходит, понимали, что источников оттуда практически нет, наша задача – давать новости, а их взять нам неоткуда. Своего человека там нет, и мы боимся туда посылать журналиста, и даже если бы он там был, то сделал бы материал из какой-то одной точки, то есть информация была бы односторонней. В случае такой информационной блокады, которая новости подменяет фейками с непроверенными фактами, лучше выпустить материал, в котором честно сказать не то, что ты знаешь, а то, чего не знаешь. Лучше людям рассказать действительную ситуацию, что ничего не понятно. Лучше так, чем пытаться объяснить то, что ты не понимаешь.

 

Об украинских информационных агентствах

С украинскими новостными изданиями происходит что-то странное, и это вообще отдельная тема. Бывало, мы встречали на УНИАНе поразительные вещи. Один случай был: УНИАН выпустил новость, мы на нее сослались, а потом у них, видимо, сменилась смена, пришел новый редактор, увидел у нас эту новость и написал по нашей новости свою же новость.

Мы редакция, вот мы делаем продукт, и хочешь вложись, а хочешь – нет. Мы все прошли через ситуацию, когда инвестор нам диктует, видели, как это и больше такого не хотим.

 

Бывают случаи, когда мы пишем новость и точно знаем, что позже будем писать опровержение. Например, когда Путин говорит, что Порошенко в Минске сказал, мол, забирайте свой Донбасс, то мы, естественно, пишем, что Путин такое сказал, но точно знаем, что через час будем писать опровержение с украинской стороны. Мы не можем перепроверить, что сказал Путин точно, поэтому получается история, где милые бранятся.

 

Об аудитории

Невозможно четко представлять свою аудиторию. Ты не можешь делать издание для городских профессионалов от 25 до 34, ты делаешь материал и он либо заходит, либо нет. По реакции видишь и понимаешь, на кого ориентируешься. У нас не бывает тестовых режимов чего-либо, мы запустили и смотрим, как реагирует аудитория, а тогда только или переделываем совсем или немного корректируем.

 

Издания, которые мы считаем нашими прямыми конкурентами это РБК, Дождь, Слон. Если говорить о конкуренции, то конкуренты для нас – все те издания, которые приблизительно или так же разделяют нашу позицию. Если говорить о рекламе, то это крупные общественно-политические издания. Конкуренция – это аудитория, скорость, качество и объемы, с которыми мы рассказываем новость. Кто быстрее сообщит новость, насколько полно это было сделано, кто сделал хороший материал – мы или не мы. Мы еще пока маленькие и поэтому нам нужно выгрызать свое место под солнцем.

 

О деньгах

Михаил Ходорковский был нашим инвестором до сентября прошлого года, а за полтора месяца до запуска мы с ним разошлись. И космическим образом было найдено финансирование за неделю. Когда за месяц до запуска ты понимаешь, что у тебя нет инвестора, а ты в другой стране – это довольно интересные ощущения. 

 

С Ходорковским не сложилось из-за совсем разных взглядов на роль редакции и инвестора в жизни издания. Мы редакция, вот мы делаем продукт, и хочешь вложись, а хочешь – нет. Мы все прошли через ситуацию, когда инвестор нам диктует, видели, как это и больше такого не хотим. Просто долго очень обсуждали, как это все будет устроено и когда уже подошли к этому – появился документ. Урок из этого – сначала договорись с инвестором, а потом начинай что-то делать, нужно проговорить самый негативный сценарий, представить ситуацию, что вы поссорились. А когда мы, наконец, дошли до проговаривания негативных сценариев, поняли, что наша участь оказалась крайне незавидна. Согласно документу, мы не имели никаких прав. А это наш проект, нами придуманный, поэтому мы и называемся независимыми СМИ. Так мы и разошлись с Ходорковским.

 

Политика редакции Meduza построена на профессиональных правилах, базовых и банальных. Но главный наш подход – мы должны скептически относиться к любой стране и любому конфликту.

 

Матеріали в рамках розділу Media Innovations Lab виготовлені за сприяння Фонду розвитку українських ЗМІ посольства США в Україні.

Підписатися на новини проекту у Facebook можна тут


comments powered by Disqus