21 липня 2014

Валентин Васянович: «Украинское кино не успело появиться, а его уже убивают»

Премию Одесского кинофестиваля за лучший украинский полнометражный фильм в этом году выиграла документальная лента режиссера Валентина Васяновича «Сумерки». Platfor.ma поговорила с Валентином о его новой работе, о том, что убивает украинское кино и как правильно бойкотировать российские фильмы.


Фотографія: oiff.com.ua
  

О «Сумерках»

Это реальная и честная история, настоящая драма. В ней два героя: мама 82-х лет и сын, которому 62. К тому же он очень болен – у него диабет, из-за чего он последние пять лет ничего не видит. Они оба понимают, что когда кто-то из них умрёт, второй останется в безвыходном положении.

 

Нужно сказать, что эти люди мне очень близки. Баба Маруся – моя родная тётка, Сашко – двоюродный брат. Для меня они настоящие герои. То, что они ругаются – это всё ерунда. Они сильны духом, шутят, поют песни и подтрунивают друг над другом. Я горд, что у меня такие родственники.

 

Почему не решил снимать фильм раньше? Я не думал об этом. Однажды приехал в гости в родное село, и меня вдруг осенило. Я ездил к ним год, хотел показать все четыре сезона. Иногда случалось, что снимать было неудобно – казалось, что слишком далеко зашёл. 

 

Меня часто спрашивают, почему я не бросил камеру и, например, не помог старушке нести полные вёдра. Но я не мог – именно здесь и начинается кино.

 

Я думаю, что фильм будет интересен многим, ведь смерти боятся все. Вообще в кино людям нужны только две вещи: секс и смерть – самый мощный инстинкт и самый мощный страх. Возьмите любой фильм – они все про это.

 

В широком прокате фильма не будет, но я выложу его в интернет. Я здравомыслящий человек и понимаю, что в кинотеатрах его посмотрит не больше 4 тыс. человек – и это при хорошей рекламе. У остальных нет привычки смотреть такое кино. А в сети его смогут увидеть куда больше людей. Для меня деньги не важны, я всего лишь хочу, чтобы мою работу смотрели.

 

О внедрении украинского и бойкоте российского

Америка завоевала украинский рынок, и нам нужно его возвращать. Без крови не выйдет. В Корее, например, по средам показывают только корейское кино – это директива сверху. Так можно сделать и у нас, но сразу же пойдут разговоры о давлении на бизнес. Это вообще огромная проблема для украинского кино. Практически все кинотеатры находятся в частных руках. А как бизнесмены зарабатывают деньги? К ним приходит человек с пакетом фильмов на год, и всё – можно не заморачиваться. А теперь представьте: прихожу я и предлагаю один несчастный фильм. Если его и возьмут, то поставят на какой-нибудь утренний сеанс, куда априори никто не ходит. Могут, конечно, и пару дневных дать, но такое случается редко и ненадолго.

 

С российским кино тоже не всё просто. Думаю, бойкотировать нужно то, на чём зарабатывают деньги – фильмы, которые выходят в широкий прокат. Это бизнес, и Украина здесь –  рынок сбыта. Это как со жвачками – почти все они приезжают к нам из России. В магазинах взяли и повесили флажки: не хочешь – не покупай. С российским кино тоже можно пойти двумя путями: либо не смотреть вообще, либо смотреть и писать злостные комментарии. Но запрещать его на государственном уровне нет смысла. В то же время стоит помнить, что в России есть разные режиссеры, есть же и нормальные артхаусные парни. Их фильмы вполне можно смотреть – на фестивалях, специальных показах, в интернете.

 

О будущем украинского кино и телевидении

Будущее украинского кино очень туманно. Не потому что денег нет, а потому что ему не дают развиваться. По сути, оно появилось только три года назад, когда начала действовать программа питчингов (конкурсы на финансирование фильма государством.– Platfor.ma). Ты выходишь перед людьми и рассказываешь, какая задумка, какой бюджет, кто будет сниматься. Комиссия решает, кому дать деньги. Многие думают, что там процветает коррупция. Я их проходил трижды и знаю: люди там честные и независимые. Многих я знаю лично, но влиять на их мнение не могу.

 

Сейчас выбирают нового главу Госкино. Мне всё равно, кто им станет – пусть хоть жук, хоть жаба там сидит, да хоть Муссолини посадите.

Главное, чтобы не трогали питчинги. Пока они были, наснимали кучу украинского кино – и коротко-, и полнометражек. Если их попытаются убрать, мы будем сопротивляться до конца. Это то же самое, что всё, что только-только появилось, полить кислотой и растоптать.

 

После того, как прогнали преступную власть, злые силы только и хотят всё развалить и сделать так, как раньше: чтобы все тусовались в одном кабинете Минкульта, а деньги уходили, не успев прийти. Всё будет уходить в киностудию Довженка, а там – бесследно растворяться. Ее ведь строили для обслуживания великой империи, а теперь обслуживать некого. Спросите, кто эти злые силы? Это телеканалы.

 

Телевизор – это конвейер, который вышибает мозг.

Каналы просто зарабатывают деньги и не гнушаются ничем – и это меня раздражает. Зачем тратить своё время, терпеть рекламу, информационное давление? Есть интернет, где все новости можно узнать за пять минут. Фильмы тоже можно смотреть онлайн – спасибо пиратству. Я давно решил, что телек – это рак головы, и не смотрю его. Десять лет назад я специально испортил домашний телевизор, а детям говорил, что он не работает. Ещё два года он простоял на подоконнике, а потом я его взял и вынес. Никто даже не заметил.

 

А вообще сейчас отличный момент продвигать украинское кино, его нельзя упустить. Для этого нужно увеличивать финансирование и снимать, снимать, снимать. Посмотрите на «Племя» Слабошпицкого – этот фильм в Канне порвал всех. Он правда гениальный, от идеи до воплощения. Там ждут ещё чего-то, а мы ничего не даем. Я понимаю: идёт война, и кто-то скажет, что не время. Но с другой стороны – нужно делать продукт, которым бы люди гордились. Только к каждому нужен свой подход, поэтому и фильмы должны быть разного уровня. К примеру, людей, привыкших смотреть фильмы с высокими идеями, раздражают слишком простые посылы, а другим именно это и нужно. Наступать надо всем фронтом.


comments powered by Disqus