14 травня 2014

Людмила Алексеева: «В России веками правительство – это одно, а граждане – совсем другое»

Людмила Алексеева работает в сфере правозащиты более полувека. В шестидесятые она занималась самиздатом, в семидесятые была сооснователем Московской Хельсинкской группы (МХГ), а в восьмидесятые выпустила монументальный труд «История инакомыслия в СССР», и до сих пор продолжает активно бороться за права человека на посту председателя МХГ. Platfor.ma поговорила с легендарной правозащитницей о том, как ужесточение законодательства пробуждает гражданскую активность, как она была «фашисткой» и почему аннексия Крыма – это безумие.

 

 

 

С одной стороны, правозащите в России живется плохо. В 2009-м году был принят закон о некоммерческих организациях, когда всех заставили регистрироваться. После этого число гражданских организаций с 600 тыс. уменьшилось втрое. В прошлом году приняли еще и закон о том, что мы все должны зарегистрироваться как иностранные агенты, который также резко сократил число имеющих регистрацию организаций. Так что по числовым показателям можно говорить если не о разгроме, то о резком сокращении правозащитного движения и вообще граждански активных организаций.

 

С другой стороны, эти законы выявили, что у нас действительно есть гражданское общество и чувство солидарности. Несмотря на очень жесткое давление со стороны налоговой и прокуратуры, ни одна организация из многих тысяч не зарегистрировалась как иностранный агент. А ведь за это присуждают огромные штрафы – сто тысяч рублей, триста тысяч. Разве может человек в провинции с небольшой зарплатой оплатить это? На штрафы мы собираем всем миром, потому что если не уплатишь – два года тюрьмы и закрытием организации.

 

По сути, мы выкупаем своих из неволи.

 

Но организации все равно на это идут – их лишают регистрации, они не имеют права на офис, счет в банке, но многие продолжают работать на волонтерских началах.

 

Картина вроде бы мрачная, но при этом уже несколько лет волонтерское движение развивается очень быстро. Мы много лет за это боролись, но так ничего и не смогли простимулировать, а тут, кажется, само по себе получилось. Появились волонтеры–наблюдатели на выборах. Волонтеры по тушению пожаров – государство ведь свои функции не выполняет, в дальние деревни пока приедут пожарные, они уже сгорят. А люди сами учатся, и сейчас по всей России 400 тыс. человек в добровольных пожарных дружинах. Или поиск пропавших людей – это ведь тоже обязанность государства, но никто ничего не делает, пока не заплатишь. А волонтеры ищут, списываются через интернет, делят территорию на квадраты, действуют вполне профессионально – и довольно часто находят пропавших. Еще одна сфера – опека над домами престарелых. Никогда бы не подумала, что найдется столько молодых людей, готовых возиться с этими несчастными стариками, собирать им постельное белье, памперсы. Очень приятно, что волонтеры в основном – совсем молодые люди.

 

 

В общем, у меня такое впечатление, что в худшем случае в сфере гражданского общества в РФ есть некий баланс. А в лучшем – что гражданская активность сейчас намного выше, чем тогда, когда мы все были зарегистрированы.

 

К сожалению, мы все же страна с остатками имперского сознания. Для меня оказалось очень неприятным и неожиданным, когда после того безобразия, что творилось в Крыму, большинство были действительно рады, что Россия захватила полуостров. По данным Левада-центра, только 18% россиян считали, что это аннексия. Это, конечно, очень мало – лишь пятая часть. Не зря нас называют пятой колонной. Но, с другой стороны, – это ведь миллионы людей. И это, безусловно, самая образованная часть России. Когда в 1968-м году советские танки вошли в Чехословакию, на Красную площадь с протестом вышли восемь человек. А сейчас в Марше мира по Москве участвовали 70 тыс. Это только в Москве, и это далеко не все.

 

Сейчас, конечно, гораздо больше людей, не боящихся протестовать, но даже в автозаках, куда на разнообразных акциях сажают людей, начинаются споры по поводу Крыма. 

 

Даже эта демократически мыслящая публика, к сожалению, делится на тех, кто против, и кто приветствует аннексию полуострова.

 

Очень важно установить прямые контакты между украинцам и теми, кому стыдно за политику властей РФ по отношению к Украине. Пусть они там наверху дерутся, а мы должны показать, что как были друзьями и коллегами, так и остаемся. Да и есть ли у нас более близкий народ по культуре и истории? Я и сама родилась и до трех лет жила в Крыму, и родители мои из Крыма. Я люблю это место, там красиво и хорошо, но мне совершенно не мешало, что Крым – это Украина. Когда я приезжаю в Киев, у меня есть понимание, что это совсем другое государство, но нет ощущения, что это что-то чужое. Когда наше безумное правительство начало воевать в Грузии, первое, что я сделала – поехала туда. Там у нас получилось – мы общались, делали совместные заявления и отношения удалось сохранить. Мне бы очень хотелось, чтобы отношения между простыми украинцами и россиянами сохранились.  

 

Фотографія: Ivan Belikov
 

 

В 2009-м году меня на провластном молодежном съезде в Селигере называли фашисткой. Сейчас как кто не нравится – сразу фашист, очень легко бросаются этим словом. Это глупости все, не стоит обращать внимание. К счастью, ни у вас, ни у нас фашисты незаметны. Наверное, они есть и в России, и в Украине, но это совсем малая часть населения, а большинство хоть и подвержены каким-то предрассудкам, но в целом нормальные люди, которые должны жить в мире ради достойного будущего. Я в этом отношении и верю, что все это будет и будет в недалеком будущем. Украина сейчас идет в правильном направлении. И дай вам бог.

 

Говорят, что Путин создал жандармское государство. Я бы сказала осторожнее – он пытается его создать. Если посмотреть заседание нашей Думы, послушать наших государственных деятелей, то и правда создается впечатление, что мы какое-то жесткое, средневековое и жандармское государство. Но в РФ есть общество, есть процессы, свидетельствующие о его быстром росте и самоорганизации. Просто за этим нельзя уследить по ТВ.

 

В общем, снаружи мы кажемся гораздо отвратительнее, чем есть на самом деле.

 

Нам трудно, но, может быть, то, что нам приходится развиваться в таких неблагополучных условиях, нас закаляет. Не судите о нашей стране по телевидению и заявлениям официальных лиц. В России веками правительство – это одно, а граждане – совсем другое. Наше гражданское общество вполне достойно представлять нашу страну, в отличие от правителей, за которых часто бывает стыдно.

 

В XXI веке захватывать чью-то территорию – это, помимо того, что нарушение всех правил и норм, просто глупость. Ну зачем сейчас территория? Смотрите, сколько веков воевали Франция и Германия. А сейчас не претендуют друг на друга, и процветают, из кризиса вместе вылезают.

 

Завоевывать земли – это не то что неправильно, это просто не нужно. Это Средневековье.

 

К сожалению, наши правители оказались люди с очень отставшим по фазе сознанием, они мыслят категориями конца XIX века. Ну зачем нам еще территории, у нас что, земли мало? Не хватает еще одного дотационного региона? Ну, получили мы Крым, если, не дай бог, они соблазнятся лозунгами этой Донецкой республики, то будет еще один дотационный регион. Кроме бесстыдства, безответственности и так далее для РФ это еще и очень, простите, глупо. Ну зачем нам это? Я не понимаю. Столько потерь из-а еще одного дотационного региона, который неизбежно рухнет, потому что рухнет единственный реально существовавший там туристический бизнес. Я не знаю, чем думали наши правители. С моральной, экономической, юридической и политической точки зрения это не лезет ни в какие ворота.

 

А с рациональной – это безумие.

 


comments powered by Disqus