9 квітня 2014

«Стрелка» вверх: основатель и студентка о своем Институте медиа, архитектуры и дизайна

   

 

В 1999-м году российский медиаменеджер и предприниматель Илья Осколков-Ценципер создал журнал «Афиша», который стал одним из ведущих изданий на рынке. А через десять лет основал Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», ежегодно бесплатно выпускающий около сорока студентов из разных стран. Platfor.ma приводит выдержки из лекции предпринимателя в рамках проекта CSM «Культура 3.0», на которой он рассказал, как «Стрелка» началась с пьянства, а в итоге помогла добиться популярности мэру Москвы Сергею Собянину и серьезно изменила отношение к урбанистике. А чтобы лучше разобраться в том, что такое «Стрелка», мы расспросили об этом студентку института.

 

Раньше я рассказывал совсем другую историю о том, как возникла «Стрелка». Но недавно вспомнил, с чего все начиналось на самом деле. И скажу вам, что это все пьянство.

 

Я дружил с замечательными художниками, у которых была мастерская внутри комплекса «Арт-Стрелка» (закрывшийся в 2009 году художественный центр, который за недолгую историю своего существования успел стать легендарным.– прим. Platfor.ma). Он представлял собой несколько мастерских под мостом на территории фабрики «Красный Октябрь». Там располагалась шоколадная фабрика, пахло шоколадом и туда никто особенно не ходил. Но мы с друзьями очень любили выпивать в мастерских у этих художников.

 

Однажды художников захотели оттуда выгнать. И один из моих друзей, а именно Александр Мамут, решил снять для них это помещение, чтобы спасти ситуацию. Художников больше не выгоняли, но что делать с помещением было не понятно. А мне только того и надо было. Потому что мне легче думать, когда есть какая-то проблема, какое-то ограничение. И я рассказал друзьям историю о «лучшей школе убранистики, архитектуры и дизайна в мире», которую предлагал создать на территории этого самого «Красного Октября».

 

В любом деле важно установить правильный потолок амбиций. Потому что сделать хуже или проще мы всегда успели бы. Создать лучшую школу урбанистики в России я могу и во сне. Это не сложно. А когда ты ставишь перед собой цель сделать что-то, что было бы лучшим в мире, это бодрит, ведь легко можно опозориться. Здесь ты уже играешь по гамбургскому счету.

 

До сих пор не знаю, получилось у нас достичь этой цели или нет, но уверен, что это было правильно. Приняв такое решение, ты сразу понимаешь, что некоторые, пусть даже весьма уважаемые тобою люди – не совсем тот уровень, с которым хочется иметь дело. Именно из-за этого рождаются предложения пригласить на работу в твой институт только самых крутых архитекторов, например, Рема Колхаса. Ведь не придет же тебе в голову такое, если ты хочешь создать просто очередную полезную культурную институцию.

 

К тому же, «Стрелка» задумывалась совершенно некоммерческой и была аттракционом невиданной щедрости.

Я сказал своим друзьям Александру Мамуту и Сергею Адоневу, которые захотели выступить спонсорами: вы богачи? Богачи. Тогда давайте сделаем школу, которая будет бесплатной. Более того, мы будем давать стипендии. Зато так мы сможем брать только лучших людей. То есть, если у тебя нет денег, ты все равно можешь попасть к нам. Это очень важно. Все, что нужно для того, чтобы учиться в «Стрелке» – это быть способным в ней учиться, выиграть в сложном конкурсе (около 70 человек на место).

 

  • Фотографія: Strelka Institute photo
  • Фотографія: Strelka Institute photo
  • Фотографія: Strelka Institute photo
  • Зал для презентаций
    Зал для презентаций
    Фотографія: Иван Гущин
  • Летний лекторий
    Летний лекторий
    Фотографія: Мария Пацюк
  • Бар «Стрелка»
    Бар «Стрелка»
    Фотографія: Sergey Leontiev

 

На «Стрелке» изначально никто не планировал зарабатывать. Многие из тех, кто сейчас занят поиском денег на различные проекты, допускают одну ошибку, пытаясь заинтересовать потенциального донора. Они, задумывая некоммерческий проект, зачем-то говорят донору, что это бизнес. Да, любым проектом стоит управлять, как бизнесом, но это разные вещи. Поэтому я сразу дал понять спонсорам, что они никогда не смогут ничего заработать на «Стрелке», что они будут вынимать из кармана по €5 млн, а все заработанное нами придется реинвестировать в проект.

 

Надо сказать, что Александр Мамут и Сергей Адонев выполнили свои обязательства. Думаю, не получилось бы такой энергии, если бы мы превратили «Стрелку» в здравое качественное коммерческое образование. Сила этого жеста была связана с его абсолютной бескорыстностью. Вернее, с корыстью другого рода – мы хотели, чтобы физическое и культурное пространство вокруг нас менялось.

 

Изначально это казалось совершенной утопией. Меня все отговаривали, убеждали, что все это закончится слезами, Мамут перестанет давать деньги, что все эти иностранцы, которых мы зазываем преподавать, не владеют нашим загадочным местным контекстом и великой традицией, которую мы все никак не можем сформулировать. Им было тяжело представить, что спустя буквально четыре года урбанистикой будет заниматься каждая собака, что все захотят быть городскими активистами. Сейчас урбанистика стала чем-то вроде игры на гитаре в 1969-ом или походов в 1955-ом.

 

То есть, сегодня уже пора перестать этим заниматься: государственные вузы открывают факультеты урбанистики, по этой теме защищают диссертации – потому что всем уже все понятно. Урбанистика переходит в сферу профессионализации.

 

На счет этого у меня есть свое мнение. Конечно, в профессионализме есть очень большая ценность. С одной стороны, у нас страшный дефицит людей, которые гарантированно умеют делать то, за что берутся, которые получили соответствующее образование. Но есть и другая сторона. Она заключается в том, что все, что мы видим вокруг себя, вообще-то тоже создано профессионалами. Все уродливые дома, мимо которых мы ходим по улицам, все те такси, которые везут нас не туда, куда мы просили – там же за рулем тоже сидит профессионал.

 

Это вызывает сомнение в том, что профессиональное знание в 100% случаях приводит к нужному результату. Проблема в том, что профессионалов учат делать «как надо», поэтому они никогда не сомневаются в основах своей профессии, никогда не задают себе вопросов, сразу переходя на территорию ответов. Поэтому нужно оставаться с вопросом как можно дольше.

 

Мне же всегда было интересно создавать новые типологии. Интересно было задуматься над тем, что вообще есть «школа». Традиционна школа в европейской культуре отпочковалась от монастырей, церквей. Такая школа очень редко имеет дело с людьми. Вы либо находитесь внутри этой системы в качестве учащего или учащегося, либо представляете государство или бизнес. А у человека как такового нет связи со школой.

 

Мне захотелось создать иную школу – публичное место, которое открыто городу. Так возникла довольно любопытная иерархия того, как люди могут взаимодействовать со «Стрелкой». Мне было важно, что при этой школе есть бар, в который каждый обыкновенный человек может прийти. И вся прибыль этого бара идет на финансирование общественной организации, которая финансирует «Стрелку». То есть, выпив коктейль, вы сделаете очень полезное дело. К тому же, у нас есть публичная программа, масса лекций и прочего, благодаря которой организация взаимодействует с окружающей средой.

 

Мы создали «Стрелку» в момент, когда мэром Москвы был Лужков. Слово «урбанистика» было неким эзотерическим термином, о котором знало человек 20. Сейчас трудно представить, но совсем недавно вся эта городская проблематика была популярна в России только в кругах каких-то маньяков, которые читали об этом в изысканных голландских журналах. Мы даже назвали институт аккуратно: «медиа, архитектуры и дизайна», чтобы если у нас в урбанистике что-то не получится, мы могли уйти в какую-то другую сторону, оставаясь в рамках общей задачи.

 

Но тут Лужкова прогнали и позвали на его место Собянина, который оказался довольно феноменальным мэром. И вот произошел важный прорыв. Однажды у нас на пороге появился человек, который до недавнего времени был вице-президентом Российского футбольного союза, и сказал: меня назначили директором парка Горького. Что с этим делать? Это был Сергей Капков, он сейчас министр культуры Москвы.

 

И мы придумали, что ему делать с парком Горького (Переделкой парка «Стрелка» занялась вместе со студией LDA Design из Великобритании – прим. Platfor.ma). Этот проект был успешным не только для жителей Москвы, но и лично для Собянина. Через полгода после того, как мы переделали парк, проводился какой-то соцопрос. По его результатам 40% москвичей, которые одобрительно относились к деятельности Собянина, причиной такого своего отношения назвали именно парк Горького. Это запустило механизм дальнейших преобразований города.

 

  • Фотографія: Strelka Institute photo
  • Фотографія: Strelka Institute photo
  • Фотографія: Strelka Institute photo
  • Фотографія: Илья Варламов
  • Проект студии LDA Design для парка имени Горького
    Проект студии LDA Design для парка имени Горького
    Фотографія: LDA Design
  • Проект студии LDA Design для парка имени Горького
    Проект студии LDA Design для парка имени Горького
    Фотографія: LDA Design
  • Проект студии LDA Design для парка имени Горького
    Проект студии LDA Design для парка имени Горького

 

Алена Ковалева, студентка «Стрелки» программы 2013/14, тема года – повседневность. Филолог, училась в Киевском национальном лингвистическом университете. До «Стрелки» была менеджером проектов в образовательной организации «Культурный Проект».

 

В «Стрелке» практически нет выходных, но к этому довольно быстро привыкаешь. Нам не дают домашнего задания, кроме уроков английского – нам дают бриф. Это больше похоже на смесь работы и игры: есть некая головоломка, которую нужно решить в сжатые сроки. При этом фантазия в способах ее решения только приветствуется.

Алена Ковалева, Киев, учащаяся «Стрелки»

 

Мне кажется, все студенты полностью увлечены процессом, никто не жалеет времени и сил. Иногда мы остаемся всю ночь на «Стрелке», час-два поспим и дальше работаем. Каждый бриф – как последний, хочется вложить максимум своих возможностей и сил.

 

Брифы бывают разные: от безумных и фантазийных до абсолютно серьезных и практичных. Еще на вступительном воркшопе мы решали задачу перемещения столицы России, а в процессе обучения уже был настоящий архитектурный конкурс, задачей которого было переместить саму «Стрелку». Это был самый длинный проект за все обучение, он длился месяц. Остальные воркшопы обычно от одного дня до недели, в зависимости от сложности или скорее комплексности задания. 

 

Не то, чтобы всем сорока двум студентам есть, где на «Стрелке» поспать, специально обустроенных спальных мест нет. Но есть несколько уютных диванов и кресел, вот на них и спим. На Красном октябре, где находится «Стрелка», есть уйма кафешек и фаст-фудов, поэтому проблем с питанием нет. А в «Стрелка Баре» мы больше общаемся, иногда проводим студенческие вечеринки.

 

Приоритет «Стрелки» – не просто дать знания, а воспитать новый способ мышления. Знания мы накапливаем сами в процессе работы над поставленной задачей, что делает их более живыми и интегрированными. И то, что мы получаем на выходе – это новые навыки работы и мышления, которые совершенно не пересекаются с классическим образованием, потому что они там просто отсутствуют. Я всегда недоумевала, как это возможно, ведь именно с этого нужно начинать любое обучение.

 

Классическое образовательное слово «дисциплины» к «Стрелке» совершенно неприменимо. Каждый новый бриф задает новую тему и рождает отдельный проект. Так, например, в декабре мы работали в режиме интервью над темой «Урбанизм будущего». У ребят получились очень интересные интервью с экспертами из разных областей знаний – писателями, архитекторами, социологами, экономистами. И в итоге пару дней назад запустился проект Future Urbanism, где представлены все эти наработки. 

 

Все проекты в «Стрелке» – суперинтересные. Но помимо этого мы еще успеваем участвовать в других инициативах. Сейчас готовим общий и индивидуальные проекты для Центра современной культуры «Гараж» в рамках выставки do it. Нас попросили интерпретировать и реализовать инструкцию художника в городской среде. Мы представили наши идеи и теперь готовимся их воплощать.

 

  • Рем Колгас
    Рем Колгас
    Фотографія: Strelka Institute photo
  • Фотографія: Misha Fedorov and Egor Slizyak
  • Фотографія: Alexey Kalabin
  • Фотографія: Alexey Kalabin
  • Фотографія: Misha Fedorov
  • Фотографія: Иван Гущин
  • Marshmallow Test
    Marshmallow Test
  • Издания «Стрелки»
    Издания «Стрелки»
    Фотографія: Иван Гущин

 

Преподаватели «Стрелки» – лучшие из лучших. Мне очень нравится, что к нам приглашают не лекторов, а практиков. Людей, которые больше делятся опытом, а не сухими фактами.

 

«Стрелка» – это не тусовка, не курсы повышения квалификации и не наработка полезных связей в том смысле, что это не является самоцелью. Мы все здесь агенты перемен (кстати, это слоган прошлогодней программы «Стрелки») и учимся для того, чтобы менять мир вокруг, а не нарабатывать контакты и тусоваться. Впрочем, и первое, и второе, и третье мы также получаем по пути.

 

Украине определенно нужна своя «Стрелка». Но не копия, а свой проект, возможно, совсем не похожий на российский. «Стрелка» актуальна в том контексте, в котором она существует. А после Майдана контекст Украины во многом отличается от российского. Да и в целом я за то, чтобы выращивать свои, а не наследовать чужие, пусть даже успешные, модели.


comments powered by Disqus