29 березня 2014

Мишель Терещенко: «Украинцы — индивидуалисты, они говорят и делают, что хотят»

Мишель Терещенко снимает очки, надевает пиджак и приглашает присесть. Он признается, что планирует выучить украинский, но пока говорит на русском с элегантным французским акцентом. Это тот самый Терещенко, предки которого в начале ХХ века были известнейшими в Европе украинскими сахарозаводчиками и меценатами. За собственные средства они создали десятки музеев, университетов и храмов. Однако после революции 1917-го года были вынуждены покинуть Украину. Семь лет назад Мишель, родившийся и выросший во Франции, приехал на родину предков и взялся возрождать льняную промышленность. «Платформа» встретилась с господином Терещенко, чтобы поговорить о его бизнесе и пофилософствовать о современной Украине.  Фото: http://platfor.ma/articles/mishel-tereshchenko/

 

— Вы уже семь лет живете в Украине. Как впечатления? 

 

— У украинцев есть хороший менталитет: люди работают и хотят работать. В Украине все возможно, даже невозможное возможно. Конечно, есть некоторые сюрпризы. Это страна, где каждый день нужно все контролировать. Но, в то же время, есть желание быстро развиваться. Я всегда говорю, что для меня американский и украинский менталитеты очень похожи. Оба народа — люди очень предприимчивые, энергичные, хорошо знают, как все сделать. Французы или русские — совсем по-другому. Они хотят работать недалеко от власти, хотят большие фирмы, хотят быть элитой. Это две группы совсем разных людей. Я никогда не понимал, почему, как и когда украинский народ согласился на Советский союз. У меня есть маленькая идея, что СССР разрушился не в результате американской пропаганды или заграничного давления. В развале Союза победил украинский менталитет. 

Мишель Терещенко — предприниматель, потомок украинской династии меценатов и предпринимателей Терещенко

 

Работать в Украине можно начать очень быстро и очень быстро развиваться. Многие люди думают, что решить административные вопросы так тяжело, что не может быть нормального развития. Я думаю, это неправильно. Есть в Украине много проблем, но есть еще больше решений. Не обязательно все решать взятками, коррупцией. Я думаю, что администрация тоже очень хочет, чтобы страна развивалась. Хочу заметить, что в Украине не работают банки. Нельзя здесь работать с банками, потому что проценты настолько высоки, что когда люди начинают работать с кредитами, они работают только на банки, и успеха нет. Но это тоже хорошо. Потому что нет банка, но есть много людей, которые хотят помочь, но только если новый бизнес очень прибыльный и перспективный. Украина — это страна, где правит ультралиберализм и есть немного экстрима. В общем, этот климат хороший для бизнеса, для частных предприятий.

 

— Расскажите о своем бизнесе, о том, как он работает.

 

— Мой бизнес можно назвать более западным, потому что мы работаем на долгосрочную перспективу. Здесь в Киеве у нас очень маленький офис, а все остальное в Глухове (Сумская область. Отсюда происходит род Терещенко — ред.). В Глухове находятся офисы для льна, а в Кировограде — для мёда. Я работаю только нишево, это мое желание. Я не хочу заниматься сталью, энергетикой и подобным. Я хочу делать только то, что я хочу. Потому что я уже старый человек…

 

Почему мёд и лён? Потому что в них — украинские традиции, это природная, экологически чистая продукция. И тоже интересно, что технология производства находится на низком уровне, таким образом мы можем без проблем хорошо организовать нашу работу в аграрных регионах Украины. Более того, важно, что это две ниши, где Украина может быть номером один.

Для меня принципиально, чтобы Украина получила хороший имидж. И мёд, и лён могут дать Украине эту хорошую репутацию.

Лён — это зеленый бизнес. Это очень важно для планеты, это потенциально большой рынок, но пока это новая технология, потому что мы только начинаем. Мёд — более традиционный, но это тоже интересно, потому что сейчас его очень мало производят. Украинцы любят мёд, едят много мёда, но не могут экспортировать, потому что технология несколько примитивная. Мы добились того, что всемирная выставка меда APIMONDIA в 2013 году будет проходить в Киеве. Это будет очень интересное и полезное событие.

 

— Когда вы приехали в Украину, с какими проблемами столкнулись?

 

— Я живу на Оболони, это не исторический центр. Это больше похоже на Америку, чем на исторический Париж. Но мне это нравится. И там всё есть — даже еще больше, чем в Париже. Я могу купить деликатесы в 11-12 часов ночи, есть стоянка для машины с охраной. Видно Днепр, он очень красивый. Это уже очень качественная жизнь. В центре города есть театры, опера, филармония. Всё есть. Я не могу сказать, что здесь хуже, чем в Париже. Даже, наоборот,  здесь лучше, а тем более — дешевле.

 

— А с бизнесом возникали какие-то проблемы?

 

— Были. У меня плохой характер. Есть, конечно, моменты, когда мы просто не знаем, что делать. Надо адаптироваться. Мы никогда не платим взятки, мы никогда не согласимся на коррупцию. Если есть другой путь — мы пойдем по нему. В Украине есть так много возможностей. Всегда есть один человек, который хочет делать что-то хорошо и верит, что прорыв будет. Есть также проблемы на региональном уровне. Опять же, есть хотя бы один человек, который может решить проблемы без взятки. До сих пор всегда был. Конечно, тяжело, но надо работать на результат. Я уверен, что если человек не согласится дать взятку, он и так сможет работать.

Украинцы — индивидуалисты, они говорят, что хотят, делают то, что хотят. Не всегда правильно, но если они хотят говорить — они будут говорить.

Цензура в Украине уже невозможна. Украинским народом тяжело руководить. Но это наш народ, который мы любим — и это хорошо!

 

— Вы жили в разных странах. Чем Украина отличается от них?

 

— Я был 9 лет в Америке, мне там очень нравилось. Потом с семьей мы вернулись во Францию, так захотела жена. А когда я приехал в Украину, то понял, что воздух здесь, как в Америке. Но может быть как в Америке 1930 года, после депрессии, когда все начиналось сначала. Одна проблема — это то, что молодежь уезжает за границу. 

 

— Вы основали «Фонд наследия Терещенко». Расскажите о нём.

 

— Это очень маленький проект. Мы основали этот фонд, потому что есть люди, которые хотели бы помогать Украине с нашей помощью. Но, к сожалению, украинские законы не разрешают нам нормально работать в этом плане из-за больших налогов. Мы работаем в основном в Глухове, в Новгород-Сиверском (Черниговская область — ред.), где есть небольшие возможности помогать. Например, в этом году был риск, что роддом в Глухове закроют. Там меньше 500 новорожденных в год. Мы чуть-чуть помогли, и роддом продолжает работать. Но это очень маленькая помощь. Год назад мы привезли в Киев французских медсестер и врача-педиатра, для того, чтобы они поделились опытом. Есть очень много украинцев, которые делают намного больше, чем наш фонд. Сейчас не стоит говорить много об этом проекте.

 

— Вы планируете получить украинское гражданство?

 

— Я уже знаю, что в Украине никогда ни от чего нельзя отказываться. Все возможно. Один раз я встречался с Виктором Ющенко, когда еще он был президентом. Он пригласил меня на обед и сказал: «Мишель, я дам тебе украинское гражданство за 5 минут». Я сказал: «Виктор Андреевич, я готов». Но на этом все закончилось, так что я еще жду. Но я не против. Будет видно. Я очень хочу остаться здесь навсегда. Но как живет старый человек в Украине, я не знаю. Будем пробовать (смеется).

 

— Как гражданин Франции как вы оцениваете перспективы вступления Украины в ЕС?

 

— Это для меня важно. Это важно для Украины и еще более важно, я думаю, для Евросоюза. Конечно, у Украины есть особая связь с Россией. Это принципиально. Эти страны также связаны, как Великобритания связана с США.

Британия — мать США, Украина — мать России. Но я думаю, что можно вступить в Евросоюз и сохранить связь с Россией. Украина — это европейская страна, стопроцентно.

И важно, что в один день она будет членом Евросоюза. С другой стороны, Украина всегда будет с Россией, потому что люди 300 лет жили вместе. Генерал де Голль говорил, что Европа — это территория от Атлантики до Урала. Однажды так и будет.

 

— Вы упомянули, что в Украине есть одна проблема — ее покидает молодёжь. Как убедить молодых людей оставаться?

 

— Я понимаю, что им нужно посмотреть, как там, за границей, ведь это интересно. Но очень важно, чтобы они вернулись обратно. Тогда все будет нормально. Они будут знать, как живут люди в других странах и привезут этот опыт сюда. Молодые люди станут более образованными. Если они будут знать много языков, будут понимать, как делают бизнес за границей, я думаю, зарплата у них будет не меньше, чем во Франции. К тому же жить здесь дешевле.

 

Беседовала Ольга Ижик, interviewer.com.ua

Фото: Анастасия Микитюк


comments powered by Disqus