25 лютого 2016

«Война – время, когда культура играет главную роль»: Тим Уильямс о культурном потенциале Украины

Летом 2015 года в Украине начала работу программа Европейского Союза и Восточного партнерства «Культура и креативность». Platfor.ma пообщалась с руководителем программы Тимом Уильямсом о том, как военный конфликт влияет на украинскую культуру, почему так важен компромисс и о том, что Украина может дать миру.

 

 

– Расскажите подробнее, о чем и для кого программа «Культура и креативность»?

 

– Сейчас происходит масштабное переосмысление того, что такое культура и каким образом ее стоит позиционировать в обществе на всех уровнях. Программа должна помочь 6 странам так называемого региона Восточного партнерства (Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Молдова, Украина) по-новому посмотреть на роль культуры в ХХI веке. Представители министерств, гражданское общество и государственный сектор в странах Восточной Европы должны фундаментально переосмыслить свой подход к вопросам культуры, если хотят идти в ногу с другими нациями.

 

И речь идет не только об экономических изменениях. Культура выступает двигателем перемен во всех секторах общественной жизни, поэтому мы должны относиться к ней гораздо серьезнее, чем просто как к сектору развлечений. Она действительно может изменить города и страны.

 

Программа в свою очередь призвана обеспечить поддержку культурных и креативных индустрий, а также способствовать увеличению их вклада в устойчивое гуманитарное и социально-экономическое развитие в странах региона. Мы проводим исследования, которые должны стать базой для культурных стратегий, и поддерживаем разработку реформ, организовываем тренинги, содействуем сотрудничеству между общественными и частными организациями, правительством и гражданским обществом, предоставляем информацию о возможностях для международного сотрудничества, а также адвокатируем роль культуры и способствуем обмену лучшими практиками с ведущими зарубежными экспертами.

 

– Как вы видите развитие Украины в этом контексте?

 

– В данный момент культура в Украине находится на стадии переосмысления. Разговоры об этом идут с конца 90-х, но то, что случилось в Крыму и на востоке страны, ускорило процесс. Возможно, украинцы не понимают, насколько кризис в их стране повлияет на весь регион. Украина является своеобразным центром всех этих изменений. Поэтому то, что она выбирает, важно не только для нее, но и для всех восточноевропейских стран. 

 

 
Вы сейчас находитесь на пути переопределения самой страны и в то же время переосмысливаете сектор культуры. Эти два явления идут параллельно и могут подпитывать друг друга.

 

Конфликт с Россией как раз приводит украинцев к размышлениям о том, какова ваша культура и кто вы есть. Ведь конфликт в определениях, а не в территориях. Речь только лишь о том, как мы ведем себя по отношению друг к другу, каковы наши ценности и чем они отличаются от прежних.

 

Поэтому одним из приоритетов для Украины должно стать развитие сектора культуры, ведь именно это позволит людям понять друг друга. Культура может действительно многое сделать для страны и помочь преодолеть последствия конфликта.

 

– Каковы, на ваш взгляд, преимущества и недостатки современной культуры Украины?

 

– У вас есть множество навыков. Вы создали страну, наполненную креативными навыками и талантами в разных сферах. При этом у вас есть важные преимущества в сравнении с европейскими странами – например, достаточно низкие цены. Это играет в вашу пользу. Комбинация навыков и цены точно привлекла бы меня, если бы я был западным инвестором.

 

 

Я уверен, что творческая составляющая представлена во многом и в украинском бизнесе. Например, есть компании в IT-области, вовлеченные в  индустрию компьютерных игр. Есть специалисты, которые создают игры для международных организаций. Но рынок в Украине очень слаб – главным образом из-за того, что вы не привыкли находить компромисс. Да, у людей могут быть разные точки зрения и они могут спорить, но в то же время должны быть пути, где правительство, частный и негосударственный сектор могут сотрудничать. С точки зрения потенциального инвестора или партнера, отсутствие такой кооперации делает Украину слабой и непривлекательной на данном этапе.

 

– Бытует мнение, что сейчас, в ситуации войны на востоке, не лучшее время для развития искусств и культуры. Что скажете по этому поводу?

 

– Не только в Украине, но и во всем мире, война – это время, когда культура имеет первоочередное значение. Война – это время, когда многое может меняться, при этом изменения происходят очень быстро. Искусство активно развивается во время конфликта, ведь он поднимает этические проблемы и дает поле для новых идей и смыслов.

 

Культура заставляет нас понять настоящее – понять, что происходит в Украине, что мы чувствуем по этому поводу и что это значит для нас. Журналистика, фотожурналистика, искусство, театр помогают нам сформировать общую картину. Они могут помочь как политикам, так и широким массам осознать ценности, эмоции, проблемы и найти их решения. Вы ведь не попросите журналистов перестать писать о войне, пока конфликт не закончится.  Так же нужно относится и к другим представителям культурных и креативных секторов.

 

Каждый конфликт ведет за собой определенные социальные изменения, и вы должны словить этот момент прямо сейчас, иначе потеряете его. Вы не можете откладывать искусство на потом – уже через пять лет вы будете смотреть на сегодняшний конфликт совершенно по-другому. 

 

 
Лучшие военные драмы и новеллы были созданы во время войны. Они отражают ту сущность, которая позже будет потеряна.

 

Когда ты находишься под угрозой, то начинаешь видеть, кто ты есть на самом деле.

 

– Важный пункт вашей программы развитие лидерства в сфере культуры. Как такие лидеры могут изменить Украину и почему это важно?

 

– Мы решили сфокусироваться на работе с молодыми людьми и с теми, кто работает в культурном секторе уже на протяжении 3-5 лет. Мы хотим работать с людьми, у которых уже есть определенный опыт в культурной сфере, но они нуждаются в доступе к лучшим практикам, в поддержке своего профессионального развития и расширении международного сотрудничества. Все это мы можем им дать и уверены, что это переведет их на новый уровень. Мы не сможем за два года изменить целое поле искусства, но сможем дать людям из разных сфер навыки и знания. И когда они вырастут профессионально, они откроют свои компании, их знания помогут им быть специалистами, которые понимают современные тренды и следят за происходящим в мире.

 

– Долгое время украинская культура существовала скорее вопреки действиям правительства, чем благодаря им. Возможно ли создать продуктивный диалог между ними сейчас, как вам кажется?

 

– Это одна из важных целей программы. Отсутствие такого диалога – слабая сторона. Подумайте сами, если я хочу найти партнера и выбираю между креативными европейскими программами в 39-ти странах, почему я должен прийти в страну, где гражданское общество и правительство воюют друг с другом?

 

Мы организовали серию дискуссий, где собрали весь сектор вместе и предоставили возможность всем заинтересованным группам обсудить, какие существуют перспективы для культуры в Украине. Мы планируем и в дальнейшем проводить мероприятия, в рамках которых будут созданы возможности для сотрудничества между разными секторами.

 

У нас уже есть примеры того, как все это успешно работает в Грузии. Например, там мы активно вовлечены в разработку стратегии развития культуры до 2025 года, которую инициировал грузинский министр культуры. Сейчас мы находимся на стадии первого чернового отчета. В феврале в Грузии мы провели независимо от правительства серию консультаций с представителями культурного и креативного секторов и гражданского общества. В результате мы подготовим рекомендации и вернем проект стратегии правительству для доработки. Грузия стала действительно сильной страной и сильным партнером.

 

 

– А чего для этого не хватает Украине?

 

– Вы должны научиться находить компромисс и сотрудничать. Конечно, не все происходит сразу, поэтому надо сфокусироваться на тех вещах, которые можно сделать уже сейчас. Так это работает в Европе. Правительство может быть очень политизированным, но все культурные активисты продолжают с ним работать над вопросами, по которым есть согласие всех сторон.

 

Я думаю, что правительство и гражданское общество не должны бояться друг друга. Ведь все мы люди, и каждому из нас неприятно, когда нас критикуют. Прийти к общему соглашению не означает соглашаться со всем подряд, это значить оставить вопрос открытым и вернуться к нему позже. Нужно строить долгосрочные отношения и работать над ними – только так удастся добиться продуктивной дискуссии и результата.

 

В ЕС гражданское общество имеет сложные отношения с правительством. Но они не полярны. Гражданские организации запускают общественные кампании с целью критики действий правительства и поддержки позитивных изменений; в то же время они принимают государственные средства и предоставляют аутсорсинг для государственных услуг. Такие взаимосвязи четко регламентируются. В любом случае усилия обоих сторон преследуют общую цель – находить решения общественно важных задач, будь это разрешение конфликта, художественное образование или защита культурного наследия. Такая европейская модель отношений и финансирования обеспечивает стабильность, а стабильность снижает риск.

 

Партнерство, в первую очередь, – кредит доверия, поэтому  любая страна и любая отрасль должны думать о том, как они могут обеспечить минимальный риск для потенциальных партнеров. Разработка стратегии культуры Грузии, которая стремится стать «страной, дружественной к фильмам», является хорошим примером сотрудничества правительства,  коммерческого сектора и гражданского общества. Министерство культуры совместно с Министерством экономики и устойчивого развития инициировали налоговые изменения для поддержки киноиндустрии.

 

– В одном из своих интервью вы говорили о том, что в Европе креативные индустрии создают 8 миллионов рабочих мест. Готова ли украинская культура стать бизнесом?

 

– Речь идет не только о бизнесе – у культуры много важных ролей. Если кто-нибудь решит пойти в музыкальный бизнес или в разработку игр, возможно, он и не будет зарабатывать много денег. Но он будет заниматься тем, что приносит ему удовольствие.

 

При использовании правильного подхода из культуры можно построить бизнес. И Украина к этому вполне готова. Более того, существует много украинских организаций, которые уже этим занимаются: проводят фестивали, выставки, концерты. А более четкое понимание всего процесса придет постепенно.

 

Если вы посмотрите на отчет Всемирного экономического форума, вы увидите, что креативность на 10 месте в списке самых необходимых навыков для работы в 2015 году. А уже к 2020 (всего 5 лет спустя) креативность будет уже на 3 месте самых важных качеств для сотрудников. Поэтому Украина должна проснуться. Креативность – ключевой элемент в национальной экономической модели.

 

– А как обстоят дела с регионами? Как развивать культуру там?

 

– Есть очень интересные места с потенциалом развития культуры. Например, Ивано-Франковск. Город получил финансирование на развитие от нескольких проектов ЕС, здесь есть достаточно много арт-инициатив, которые активно развиваются. Думаю, очень важно думать об Украине не только на национальном уровне, но и на региональном.

 

Например, есть один интересный проект регионального развития, главная идея которого в том, чтобы наладить сотрудничество украинских угольных шахт с шахтами Бельгии и Германии. Этот проект может стать хорошим примером преодоления безработицы в регионах. То же самое возможно сделать с сельскохозяйственными регионами, районами у моря или в горах. Это даст серьезный толчок регионам и отвлечет людей от Киева.

 

– Культура не имеет географических границ, а лучшими считаются те идеи, которые становятся популярными по всему миру. Есть ли потенциально глобальные проекты в Украине?

 

– На глобальном уровне один из примеров – это скандинавский дизайн. В Дании, Норвегии, Швеции и Финляндии поняли, что их любовь к природе и функциональное мышление – это их отличительная черта. А сейчас у нас есть Jysk, Ikea и тысячи других подобных продуктов, которые привязаны к национальному экспорту. Когда ты покупаешь элемент с финским стеклом, ты также покупаешь скандинавские ценности: близость к природе, простоту и функциональность.

 

 

В украинском контексте это чувствуется хуже, но, как мне кажется, стоит обратить внимание на украинскую археологию. У вас есть огромное археологическое богатство, которое вы почти не используете – например, скифское золото, артефакты трипольской культуры. О них ведь никто не знает в Европе, но их ценность эквивалентна ценности гробницы Тутанхамона. Если говорить о туризме, то Украина ближе и безопасней, чем Египет. Почему же вы не рекламируете и не продаете это? Это ведь уникальная украинская история.

 

Еще сейчас в Украине активно развиваются промышленный дизайн, музыка, фестивали и креативные хабы. Это новые направления в креативной индустрии. Думаю, Украина должна сфокусироваться на этом и развивать такие направления.

 

– Изменилась ли Украина после событий Евромайдана, на ваш взгляд? Появились ли новые тенденции в обществе и в культуре?

 

– Я не был здесь во время Евромайдана, приехал лишь год спустя. До этого последний раз я работал в Украине 10 лет назад. Конечно, я наблюдал за ней, но глазами иностранца. Сейчас я вижу, что то, что произошло на Майдане, выводит общество на новый уровень. Все начинает происходить быстрее и эффективнее. Не так давно я посетил презентацию программы «Культура» Реанимационного пакета реформ, на которой присутствовали представители Министерства, и хочу сказать, что это было вдохновляюще. Это напомнило мне французскую революцию, когда гражданское общество напрямую говорило с правительством. Это демократический подход, где как результат революции, гражданское общество инициирует реформы, что достаточно редкое явление для региона и даже многих европейских стран.

 

– Могли бы вы назвать три главных приоритета для украинской культуры?

 

– Во-первых, не стоит недооценивать роль Украины. Это самая большая страна в восточноевропейском регионе и в связи с кризисом она наиболее открыта для новых развивающихся направлений. Украина также одна из самых свободных в художественной сфере стран, в ней есть хорошие связи и  инфраструктура. Это дает возможность думать об Украине как о центре всего восточноевропейского региона.

 

Второе – разнообразие. Украина богата тем, что находится на пересечении множества исторических перекрестков. Тут есть множество национальностей, взглядов и идей. Это невероятное разнообразие нужно подчеркивать. Украинская нация – это нация разных людей, многоголосье, благодаря которому можно дотянуться до всего мира.

 

И в-третьих, мы уже говорили об этом, сотрудничество. Каждый из вас может иметь собственные убеждения, но вам нужен компромисс, чтобы при взгляде на Украину другие страны могли сказать: «Мы видим, что они работают слаженно, мы их понимаем и поддерживаем». Вы должны четко показать миру, что у вас есть цель, что вы работаете по-разному, но идете в одном направлении.

 

«Culture matters» совместная инициатива Platfor.ma с Проектом ЕС и Восточного партнерства «Культура и креативность».


comments powered by Disqus