18 березня 2016

Цена ценностей: как культура может не только просвещать, но и зарабатывать

В рамках спецпроекта «Culture Matters», который мы ведем совместно с программой Европейского Союза и Восточного партнерства «Культура и креативность», продолжаем говорить о вызовах украинской культуры и ее потенциале. Арт-менеджер и основатель Port Creative Hub Катерина Тейлор поделилась с Platfor.ma мыслями о том, почему культура имеет значение, а также каким образом она является мощнейшим фактором развития экономики – и подтвердила это западными и украинскими примерами.

 

Фотографія: Сергей Сараханов

 

Культура имеет значение. Для любого западного человека это очевидный факт, не требующий доказательств. Важнейшие культурные и дипломатические организации в мире объединяются вокруг идеи значимости культуры. О ценности и значимости культуры нужно говорить изо дня в день, и делать это с помощью разных каналов и методов.

 

При этом в постсоветских странах культурная сфера обычно почему-то ассоциируется либо с пропагандой, либо с дотируемым сектором. Однако и у нас есть удачные примеры того, как культурные инициативы объединяют людей и делают их лучше. Одним из самых ярких можно считать Гогольфест. В 2015 году его посетило более 80 тыс. человек за 11 дней. Каждый год для создания 15 обширных программ фестиваль привлекает сотни организаций: посольства, культурные центры, галереи, театры, музыкальные коллективы и множество других. Частная инициатива Влада Троицкого в итоге разрослась в огромный форум для десятков тысяч людей.

 

В ближайшем будущем Гогольфест выйдет за рамки Киева. «Уже в этом году фестиваль пройдет и в Ивано-Франковске. Но если бы такое событие проходило по всей Украине хотя бы в течение последних бы 20 лет, то у нас бы не было бы войны, – уверен директор Гогольфеста Максим Демский. – Культурные события вроде фестиваля направлены на гуманизацию общества, ведь там люди могут взаимодействовать на другом уровне: не бытовом, а созидательном. В какой-то момент общество интуитивно почувствовало важность актуализации культурного процесса, и появилось много небольших инициатив, общественных организаций, волонтерское движение. Но все это нужно нам в большем масштабе. Ведь, по сути, культура – это та часть общественного сознания, без которого не может существовать государственности как таковой».

 

К слову о государственности. Сколько бы мы ни пытались изменить скептическое отношение к культуре маленькими делами на локальном уровне, без государственной культурной политики сделать это будет непросто.


В 2007 году прогрессивная Великобритания приняла решение стать креативной страной и создала программу «Creative Britain». Ее цель состоит в том, чтобы улучшить качество жизни каждого британца благодаря культурным и спортивным событиям, развивать творческие индустрии, туризм и индустрию развлечений. С одной стороны, это довольно абстрактное заявление. Но спустя несколько лет мы видим, что именно за ним во многом кроется как социальный, так и экономический успех страны. Именно экономический, тогда как у нас культуру зачастую рассматривают как нечто оторванное от реалий – скажем, как картину на стене в музее: висит, ну и ладно.

 

По данным сайта британского правительства, на конец января 2016 года творческие индустрии в Великобритании генерируют почти 9,6 млн фунтов в час. А министр культуры Эд Вайзи считает, что они приносят в экономику страны рекордные 84 млрд фунтов в год, и растут в два раза быстрее, чем любой другой экономический сектор.

 

Однако все это возникло не само по себе. Именно правительство Великобритании создает правильную среду для креативных индустрий: за счет налоговых льгот, внутренних инвестиций и инновационного образования. Можно сетовать на абстрактность цифры, за который может крыться множество обобщающих данных и преувеличений. Но факт остается фактом – в Украине не ведется вообще никакой статистики и не проводится аналитика экономики культурного поля.

 

В 1977 году в провинциальном районе британского Йоркшира под открытым небом открылась выставка из 31 скульптуры, которая обошлась организаторам в 1000 фунтов. С тех пор эта галерея без стен превратилась в масштабный скульптурный парк, где расположены работы самых знаковых художников современности от Генри Мура до Энтони Гормли. «Наш парк посещают более 500 тыс. человек и он приносит в экономику региона свыше 5 млн фунтов в год, – говорит его главный куратор Хелен Феби. – Эти данные подчеркивают значимость парка как крупного международного художественного центра и уникального туристического предложения для Йоркшира и всей Англии, которое до создания парка просто не существовало». Кроме того, сегодня парк – это ключевой экономический драйвер для местной и региональной экономики: благодаря ему развиваются отели, кафе, транспорт и прочие сопутствующие сферы.

 

Фотографія: kmbs

 

Если говорить о примерах за океаном, нельзя не упомянуть музей Метрополитен, который, по данным экспертов, в 2015 году принес в экономику Нью-Йорка почти миллиард долларов. Естественно, к этому доходу относятся не только проданные билеты, но и вся туристическая отрасль, которая развивается вокруг культурного поля: авиабилеты, отели, рестораны и все прочее. Можно было бы возразить, что люди приехали вовсе не за искусством. Но статистика показала, что для 54% из них одним из главных мотивирующих факторов для приезда стало именно посещение музея Метрополитен. Это многое говорит о силе бренда музея и города, и все можно свести к успешному маркетингу. Однако это никак не отменит факта, что туристический сектор не просто взаимосвязан, а напрямую зависит от сектора культуры и искусств. А не наоборот. И оба они делают существенный вклад в экономику города и страны.

 

Еще одно подтверждение этому – музей Гуггенхайма в Бильбао, который в 2014 году посетили 1,011,363 человек. Музей был открыт в 1997 году. Финансировало строительство баскское правительство, причем на довольно своеобразных условиях: Фонд Гуггенхайма предупредил, что чиновники не смогут вмешиваться ни во что, включая архитектуру и программу выставок. Власти согласились на все условия. Проект обошелся муниципалитету в $89 млн. Вся затея казалась очень рискованной, однако музей моментально стал популярным, и в первые три года его посетили 4 млн человек, которые в общей сложности потратили в Бильбао 500 млн евро.

 

Типичное возражение: ну, это у них там, на цивилизованном Западе, а у нас такое не сработает.

 

Тогда вот пример, более близкий нам по контексту – Центр современного искусства «Гараж», который был открыт в 2008 году в Москве. В 2010 его посетили 131 тыс. человек. А в 2015 уже более 500 тыс. Директор нынешнего музея «Гараж», в который превратился центр, Антон Белов, рассказывает, что в 2015 году там провели 1 471 образовательных события. При этом «Гараж» – неплохой пример новой экономической модели некоммерческой институции. Например, только книжный магазин в прошлом году принес около 845 тыс. грн. Также неплохую прибыль генерирует сувенирная лавка, которую открыли совсем недавно. Окупить все расходы на дорогостоящие выставки вроде звездной Луиз Буржуа «Гаражу» пока не удается, но в целом это хороший пример того, как можно разумно распоряжаться финансами и направлять их на развитие проекта.

 

По не лучшей украинской традиции, после успешных примеров принято ругать нашу страну. Но я расскажу о моем личном опыте, который дает веру в Украину как страну с большим культурным потенциалом. В далеком 2012 году мы организовывали фестиваль современной скульптуры в Ботаническом саду имени Гришко. Это был длительный, дорогостоящий и сложный проект. Однако в итоге за месяц фестиваль посетили более 600 тыс. человек, а скульптуру Жауме Пленза «Дом Знаний», которая стала символом фестиваля, слезно просили оставить навсегда практически все гости.

 

Полмиллиона человек по сравнению с показателями музея Метрополитен – это, конечно, ничто. Если бы не один факт. Обычная посещаемость Ботанического сада, зафиксированная многолетней статистикой по июню, – около 200 тыс. человек. То есть за счет фестиваля посещаемость выросла втрое. И здесь мы говорим не только об интересе общества к искусству, но и об экономике. Вход на фестиваль был бесплатным. Но вот вход в Ботсад обходился в 20 грн для одного взрослого. Это прибыль, которую руководство учреждения наконец-то смогло направить на ремонт и реконструкцию необходимых вещей. Тех самых, на которые у государства вечно не хватало денег. Этот короткий фестиваль показывает в первую очередь потенциал граждан, их интерес к культуре и искусству и их готовность участвовать в нем экономически.

 

Разумеется, мы находимся в сложной ситуации, и эти размышления отнюдь не несут критического характера: мол, что же нам мешает брать и делать. Нам и правда мешают законодательные ограничения, не дающие возможности развиваться частным и государственным институциям, устаревшее мышление и лень. Но главное, что нас ограничивает – это отсутствие понимания культуры как ценности. Понимания того, что именно культура в широком смысле и инициативы, которые рождаются в ее поле: музеи, фестивали, образовательные программы и так далее, необходимы для более качественного и осмысленного существования каждого из нас. И для развития общества в позитивном ключе в целом.

 

«Culture matters» – совместная инициатива Platfor.ma с Проектом ЕС и Восточного партнерства «Культура и креативность».


comments powered by Disqus