4 жовтня 2016

Алма Селимович: «Культура так же важна, как и медицина, наука или образование»

Bunker Institute – одна из самых известных культурных организаций в Словении. Ежегодно она устраивает популярные культурные фестивали Mladi levi и Drugajanje. Но команда Bunker Institute может похвастаться не только опытом организации успешных фестивальных событий на необычных площадках (например, что вы скажете о фестивале в здании старой действующей электростанции?), но и участием в международных культурных проектах. В рамках спецпроекта Culture Matters мы побывали в Bunker Institute и пообщались с Алмой Селимович о том, что общего у международных грантовых программ с Евровидением, как успешно строить и развивать международные партнерства, а также о о влиянии культуры на другие сферы жизни.

 

 

Алма, расскажите, пожалуйста, о Bunker Institute и о том, какие проекты он реализовывает?

 

— Bunker Institute был основан в 1997 году, когда в Словении возникало много новых культурных негосударственных организаций. В этом году мы будем проводить фестиваль в 19-й раз, и за это время наша деятельность существенно расширилась. Но наш главный фокус – по-прежнему на современном театре и перформативном искусстве.

 

С 2004 года мы проводим фестиваль (Mladi levi) в довольно необычном месте – это старая электростанция, преобразованная в театр. Станция была модернизирована Министерством культуры и городской администрацией, сейчас она в управлении частного владельца.  Фактически этот центр служит современному театру и танцу: мы предоставляем помещение для репетиций, семинаров и постановок. А еще организовываем около 150 программ в год: это могут быть выступления, семинары, концерты или визуальные проекты.

 

Каждые 4-5 лет проводится открытый конкурс на должность директора. Сейчас подходит к концу наш третий срок руководства электростанцией.

 

Еще у нас есть фестиваль Drugajanje в Мариборе, который мы организовали вместе со средней школой. Большая часть его аудитории — школьники. Также мы стараемся делать проекты, работающие не напрямую с искусством, а скорее в контексте искусства. Например, в направлении культурного образования. Мы разрабатываем большое количество проектов и программ, в основе которых лежит сотрудничество со школами. Нам хотелось бы выйти на рынок формального образования с современным искусством. 

 

Что именно вы сделали в этом направлении? Какие проекты уже удалось осуществить?

 

— Мы обнаружили, что в учебном плане словенской школьной системы есть много связанного с искусством, но это не современное искусство, и не практические занятия, а скорее изучение теории об искусстве. Поэтому два наших приоритетных направления — это работа с программой и разработка учебного плана по современному искусству.

 

Один из проектов, в рамках которого мы работали с 20-ю школами по всей Словении, назывался «Театральная площадка». У нас была возможность нанять актеров в качестве педагогов. Больше всего внимания мы уделяли сельским школам, у которых меньше возможностей для доступа к культурным мероприятиям.


Мы проводили тренинги, где актеры работали вместе с учителями и учениками. Например, учитель вместе с актером разрабатывал полноценный урок: так, урок физики вели физик и танцор, а урок словенского языка – учитель словенского вместе с актером театра. Все сработало отлично, хотя какого-то прорыва и не случилось. Но нам очень понравилось проводить трехдневные интенсивные курсы для маленьких групп. Тут, мне кажется, нам удалось совершить прорыв, а не просто привести группу в театр, посмотреть какую-то пьесу и разойтись по домам. Такое можно провернуть только с очень смелыми и решительными учителями, готовыми уделить этому время. К тому же, мы делаем это «в полевых условиях», без специального финансирования, поэтому все лежит на плечах команды фестиваля.

 

Собираетесь ли вы продолжать этот проект в будущем?

 

— Да, мы продолжаем работать, и пытаемся найти финансирование для более масштабного проекта. Конечно, мы мотивированы продолжать, ведь работа с молодежью всегда приносит плоды, просто иногда для этого нужно время.

 

В обучении культуре тоже есть свои ограничения. Например, есть вещи, которые нам не нравятся, поэтому мы должны позволять другим тоже любить или не любить их.

 

Особенно это актуально для современного искусства (давайте откровенно – оно бывает очень контроверсийным). Вы можете столкнуться с чем-то, что вам не понравится или чего вы не поймете. Думаю, что именно в подобных темах для размышлений заключается ценность современного искусства для школ.

 

Давайте поговорим о развитии отношений с аудиторией. Какова аудитория ваших проектов и что конкретно вы делаете для ее расширения?

 

— Не хочу вас расстраивать, но надо признать, что наша политика расширения аудитории непоследовательна. Мы не думаем о ней как об отдельном направлении, когда формируем программу. Но мы стараемся развивать отношения с аудиторией разными способами.
Наша аудитория очень широка, возможно еще и потому, что мы занимаемся самыми разнообразными проектами: от конференций до фестивалей самого разного масштаба. Мы международная компания, продюсирущая и организовывающая большое количество международных проектов, но мы находимся в очень маленьком райончике в центре Любляны. Мы - на пересечении локального и глобального. И, мне кажется, что именно на этом пересечении и находится наша аудитория: это могут быть жители нашего района, которые приходят, потому что интересуются нашей программой и хорошо знают нас.

 

Я бы сказала, что мы стараемся развивать аудиторию изо всех сил и, несмотря на то, что наши старания не очень структурированы, мы пытаемся не думать об аудитории исключительно в цифрах. Мы не заморачиваемся количеством, но изо всех сил стараемся привлечь всех и каждого, кто действительно должен быть с нами. Думаю, тот факт, что нам это удается — это большая победа.

 

Почему так важно строить отношения с партнерами, и как это делать?

 

— Bunker Institute с самого начала был международным фестивалем, потому что нам было интересно увидеть, что происходит где-то еще. За время существования фестиваль объездил весь мир.


Все наши партнерства органично вплетаются в концепцию развития фестиваля. Мы не строим их в тепличных условиях, они сами рождаются во время международных визитов и общения с людьми, а потом развиваются во время наших путешествий.

В большинстве случаев качество партнерства отображается в цели сотрудничества. Если его цель – только финансирование, думаю, оно будет неэффективным. Чтобы сотрудничать и слышать других людей, видеть и исследовать что-то новое, нужно ощущать истинную потребность в этом. Если есть потребность, найдется и возможность.

 

Иногда сотрудничество возникает просто из внутреннего желания то, что возможно сделать только с иностранными партнерами. Сейчас мы участвуем в трех программах, но предмет нашей особой гордости – проект “Create to Connect”, где мы являемся главным партнером. Мы проделали весь путь от самого начала: разработали идею проекта, подали заявку, нашли еще 12 партнеров. С большинством из них мы либо уже работали вместе, либо знали их и давно хотели поработать с ними.

 

Мы настраиваем партнеров на коллективную работу и на вовлечение аудитории в исследовательскую работу в любой форме. На данный момент наше сотрудничество развивается отлично благодаря свободе внутри партнерской сети. Внутри этой сети тоже образовалось много партнерств и это очень нас радует.

 

Проект рассчитан на пять лет: я люблю шутить, что писала заявку, будучи беременной, а последнюю часть финансирования мы получили, когда моя дочь уже пошла в школу. Именно так и работают долгосрочные проекты.

 

Могли бы вы дать несколько советов, как создать успешный проект в сфере культуры?

 

— Я не очень сильна в советах и рецептах (если только это не кулинарные рецепты), но попробую. В том-то и дело, что рецепта успеха нет. Это как Евровидение: если вы попытаетесь сделать нечто похожее на то, что делали в прошлом году, вы точно проиграете. Поэтому секрет успеха прост — нужно попытаться найти баланс между тем, чем вы реально хотите заниматься, и правилами финансирования, критериями отбора и другими прагматичными аспектами.

 

Что касается подачи проектных заявок - как только вы захотите попытаться понравиться экспертам, читающим заявку, вы сразу же проиграете.

 

Бессмысленно делать то, что вы не хотите, даже если вы получите на это деньги.

 

Поэтому мне кажется, главное – обозначить в заявке то, что вы хотите сделать, и найти подходящих партнеров. Когда у вас есть партнеры и основная идея – это уже полдела. Дальше это уже вопрос тактики.

 

Что еще важно – это солидарность и понимание локальной специфики. Это может значительно усложнить процесс в больших проектах, если, скажем, у вас есть 15 партнеров из 15 стран с кардинально разной местной спецификой. Например, для организации из Западной Европы участие в проекте может быть просто дополнительным бонусом для реализации крупного проекта, для нас же это вопрос финансового выживания.

 

Итак, нужно найти «золотую середину» в сотрудничестве и интересах разных партнеров проекта?

 

— Да, все дело в балансе. Не нужно ожидать одного и того же от всех партнеров, потому что, к примеру, небольшой проект может иметь огромное влияние на местную культуру – дело здесь не в масштабе. Также важно прислушиваться к потребностям аудитории. Это бывает непросто, но важно реализовывать международные проекты с учетом местной специфики, ведь в конечном счете мы делаем его «на местности», например, в Любляне.

 

Второй совет — проводить много встреч не только для решения таких насущных вопросов, как логистика или финансирование. Оставьте время для того, что на самом деле является причиной совместной работы – то есть для контента.

 

Как культура может влиять на другие сферы жизни? Например, способствовать развитию городов и стран или помогать решать глобальные вызовы?

 

— В Словении есть национальная легенда о том, что у нас нет богатой политической или военной истории, но зато Словения построена на культуре. Конечно, это всего лишь легенда, но думаю, что люди из сферы культуры свято верят в ее важность. С другой стороны, они постоянно думают о том, что должна сделать культура, например, чтобы получить финансирование от государства.

Поэтому мои ожидания относительно культуры достаточно реалистичны: я думаю, она так же важна, как и медицина, наука, образование. Она также обладает ценной способностью убедить нас в реальности любых изменений.  Думаю, искусству под силу с этим справиться, потому что оно связано с людьми. Для меня лично это единственная область, помимо человеческих отношений, где есть место красоте. А если есть место красоте – то есть место и изменениям.

 

Культура способна на все это, но в то же время, она способна и разрушить мир. За время реализации всех наших проектов мы увидели, что изменения происходят очень медленно, а иногда и вовсе не происходят. Или происходят значительно позднее, чем мы ожидаем. А иногда они так малозаметны, что мы даже не можем определить, есть ли они вообще.

 

Этот маленький луч надежды заставляет нас двигаться вперед. Я бы не хотела брать на себя смелость и говорить, что культура — отличный инструмент для развития международных отношений, дипломатии и реализации международного сотрудничества, но мы действительно видим плоды нашей работы. Они состоят в том, что есть место прекрасному, сотрудничество проходит проверку временем и деньгами и мы продолжаем идти дальше. И это стоит всех наших усилий.


comments powered by Disqus